home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3.2. Языковые средства реализации стратегий дистанцирования

Для реализации стратегий дистанцирования основными языковыми средствами являются:

• модальные глаголы,

• модальные модификаторы (единицы субъективной модальности),

• сослагательное наклонение,

• вопросительные конструкции,

• пассивный залог,

• смещение временного плана.

Все эти лексические и грамматические средства связаны с категорией модальности, что позволяет говорить о том, что модальность играет важную роль в реализации стратегий дистанцирования.

Модальность, как известно, отражает взаимодействие между четырьмя факторами коммуникации: говорящим, слушающим, содержанием высказывания и действительностью [ЛЭС 1990: 304]. При этом важную роль играют как средства объективной модальности, которая выражает отношение сообщаемого к действительности в плане реальности и ирреальности (главным средством оформления модальности в этой функции является глагольное наклонение), так и разнообразные средства субъективной модальности, которая выражает отношение говорящего к сообщаемому. В субъективной модальности язык фиксирует одно из основных свойств человеческой психики: способность противопоставлять в рамках высказывания «я» и «не я».

Единицы модальности выступают как важнейшее средство языка, которое помогает достичь следующих стратегических целей: избежать прямого волеизъявления говорящего, передать его в косвенной форме; выразить неуверенность в возможности осуществления названного действия, подчеркивая таким образом нереальность его реализации; предоставить возможность адресату не осуществлять его; дистанцировать как слушающего, так и самого говорящего от называемого действия и др.

Английский язык обладает богатой системой лексико-грамматических средств выражения модальных значений. Это, прежде всего, система модальных глаголов – can, could, may, might, must, ought to, will, would, shall, should и квазимодальные глаголы have (got) to, need to, had better. Ряд исследователей (см. [Hermeren 1978; Lyons 1977; Perkins 1983; Carter, McCarthy 1997]) предлагает включать в набор лингвистических элементов, выражающих модальность, также модальные выражения типа be able to, be going to, модальные прилагательные и наречия (necessary /necessarily, probable /probably, possible/ possibly, presumably, definitely, certain/certainly, advisable, perhaps, maybe) и некоторые вводные конструкции (parentheticals), как, например, I think, I believe, I'm sure.

В данной книге мы предлагаем именно такой широкий взгляд на модальность, считая, что, помимо модальных глаголов, составляющих ядро поля модальности, существует большое количество разнообразных языковых единиц, находящихся на его периферии, но играющих при этом не менее существенную роль в процессе коммуникации.

Модальные глаголы. Большое количество модальных глаголов, которыми располагает английский язык, позволяет передать разнообразные оттенки модальных значений. Особенно это заметно при выражении облигаторности, долженствования, которое может быть выражено при помощи глаголов must, should, ought to, might, have to, to be supposed, to be to.

Благодаря наличию этих глаголов коммуниканты имеют возможность дифференцировать различные оттенки долженствования. Так, значение Ты должен это сделать может быть передано следующими формулами: You must do it (потому что это твой долг), You might do it / You should do it / You ought to do it (это было бы правильно с твоей стороны), You have to do it (так как нет другого выхода), You are to do it (по причине предварительной договоренности), You are supposed to do it (по-другому быть не может, все этого от тебя ждут).

В том случае, когда облигаторность направлена на объект коммуникации, наблюдается тенденция избегать употребления глагола must и отдавать предпочтение менее сильным глаголам либо ослаблять его облигаторность различными модификаторами. Ср.:

You should consult the doctor (Вы должны / вам надо / вам следует сходить к врачу).

You should buy this dress (Ты должна /тебе надо купить это платье).

You are not supposed to be late to school (Вы не должны опаздывать в школу).

В приведенных примерах глагол should смягчает облигаторность и переводит ее в совет. При помощи выражения to be supposed, которое не имеет эквивалента в русском языке, облигаторность представляется не как требование, исходящее от говорящего, а как необходимость, обусловленная существующими правилами, нормами.

В отрицательной форме модальный глагол must имеет еще более сильное значение и выражает запрет. Ему также имеется альтернатива. Ср. Вы не должны так себя вести – You mustn't do that/ You shouldn't do that/ You're not supposed to do that. Выражая свое недовольство поведением детей, английский учитель часто использует последнюю формулу. В ней передается не мнение учителя об обязанностях учеников и требование их выполнения, а указание на общепринятые правила и ожидания. Выбирая пассивную конструкцию, говорящий выводит себя из ситуации, таким образом, требование исходит как бы не от него:

Ср.: Children are supposed to know these rules (Предполагается, что дети знают эти правила). – Дети должны знать эти правила.

Широкий спектр модальных глаголов, используемых в высказываниях со значением просьбы-разрешения (can, could, may, might), также позволяет передать разнообразные оттенки и разную степень вежливости высказываний. Ср.: (молодой человек приглашает незнакомую девушку потанцевать):

'May I ask you something?

' If you like.

'Can I… I mean… could I…no, might I have the next dance with you? [Hartley, Viney 1996: 11].

В развернутых реквестивных конструкциях, таких как I wonder if you could do that (Я интересуюсь, могли бы вы сделать это), Would you mind if I'd do that? (Возражали бы вы, если б я сделал это?), просьба выражена еще более косвенно. Выражение I wonder, вносящее в высказывание долю предположительности, гипотетичности, так же, как и Would you mind, содержащее вопрос об отношении адресата к предполагаемому действию, увеличивает разрыв между семантикой и прагматикой данных высказываний.

Модальные глаголы в английском языке не только более разнообразны по сравнению с русскими, но и более частотны, что следует учитывать как в коммуникации, так и в переводе. Ср.:

'Can I get you some coffee? (подруге) (J. Asher) (Ср.: Выпьешь кофе?/ Приготовить кофе?).

' Can I take you home? (J. Colgan) (молодой человек – девушке после свидания) (Тебя проводить? или, скорее, Я тебя провожу.).

Модальные модификаторы. Помимо модальных глаголов, к средствам модальности относятся также вводные единицы (paren-theticals), которые играют важную роль в процессе коммуникации.

Маркеры модальности могут выполнять как функцию смягчения (в англоязычной литературе их называют downgraders), так и усиления (upgraders). Для реализации стратегий дистанцирования главным образом привлекаются downgraders. Смягчение (mitigation) называется важнейшим средством взаимодействия в разговорной речи ('basic interactive dimension' of spoken language') [Stubbs 1983: 185].

Лексические и лексико-синтаксические средства смягчения, или модификаторы, отличаются разнообразием как с точки зрения синтаксической формы, так и семантики. Это могут быть единицы, ориентированные на говорящего (I think /1 suppose /1 am wondering) либо на слушающего (Do you think / Would you mind), минимизаторы (just a second, a spot, a little, a bit), маркеры вежливости (please, kindly, sweetly), лексические заполнители пауз (well, now well, so), конечные формативы, используемые для подтверждения согласия собеседника и взаимопонимания (right, will you, would you), и другие.

На прагматическом уровне все эти лексические средства выполняют одинаковую функцию – смягчают речевые акты, которые потенциально таят в себе угрозу вторжения в зону независимости собеседника в силу их импозитивного характера и таким образом угрожают лицу как собеседника, так и самого говорящего.

Лексико-синтаксические модификаторы (I think/I suppose/I guess/ I believe /1 assume и др.) служат важным средством снижения прямолинейности высказывания, с их помощью говорящий субъективирует свое мнение и оценку. Другими словами, они используются для реализации стратегий «выражайтесь косвенно», «будьте уклончивы»:

Have you ever thought of going to live near Sarah? – I can't say I have.

Could you give me a lift tomorrow? – I suppose so.

Is this film worth seeing? – Yeah, I think so. /1 don't think so.

Наиболее распространенными являются выражения с глаголом think, употребляемые в различных речевых актах в утвердительной, отрицательной либо вопросительной (в зависимости от функции) форме. В совете I think, в просьбе Do you think снижают степень воздействия на адресата, привносят долю сомнения в реальной возможности или необходимости называемого действия:

I think you should buy this hat (Я думаю, тебе следовало бы купить эту шляпу) (совет).

I think you should drive more carefully (Я думаю, тебе следовало бы ездить более осторожно) (совет-замечание или предостережение).

I don't think you should follow his advice (Я не думаю, что тебе стоило бы последовать его совету).

Do you think you could help me repair my bike? (Думаешь, ты мог бы помочь мне починить велосипед?) (просьба).

Do you think I could take your camera? (Думаешь, я мог бы взять твой фотоаппарат?) (просьба – разрешение).

Анализ ситуаций, в которых встречается употребление данного элемента, свидетельствует о его семантической опустошенности:

You are making me very nervous. Do you think you could slow down? (Ты заставляешь меня нервничать. Ты думаешь, ты мог бы снизить скорость?) (просьба жены снизить скорость, произнесенная в состоянии раздражения).

Do you think I could use your phone? (Ты думаешь, я мог бы воспользоваться твоим телефоном?) (просьба воспользоваться телефоном в доме друга).

Приведенные примеры свидетельствуют о расхождении семантики и прагматики подобных высказываний. В функциональном плане в них содержится не вопрос о мнении собеседника, а стремление смягчить побуждение, что достигается путем оформления его в виде вопроса о мнении адресата.

Среди модальных модификаторов выделяется также группа единиц со значением сомнения, предположительности, сожаления: I'm afraid, maybe, perhaps, probably, possibly.

Как уже отмечалось, данные модификаторы используются для реализации стратегий «выражайтесь уклончиво» и «будьте пессимистом». Их употребление в побудительных РА вносит в высказывание долю сомнения в возможности (в просьбе) или необходимости (в совете) реализации побуждаемого действия. Таким образом снижается степень воздействия на адресата, что видно в следующих примерах:

Could you possibly speak more slowly? (Могли бы вы, возможно, говорить медленнее?).

Can you possibly give me a lift? (Ты можешь, возможно, подвезти меня?).

Perhaps you should accept his invitation (Пожалуй, тебе следовало бы принять его приглашение).

Maybe you should talk to them (Может быть, вам следовало бы поговорить с ними).

You could probably consult the barrister (Ты, вероятно, мог бы проконсультироваться с адвокатом).

I'm afraid не является полным эквивалентом русского Боюсь. Оно употребляется в более широких контекстах: как со значением неуверенности, сомнения, так и для выражения сожаления. Ср.:

I'd like to speak to Mr. Peters, please. – I'm afraid he's not here at the moment (сомнение или сожаление) – Боюсь, его сейчас здесь нет или К сожалению, его сейчас здесь нет.

I'd like to speak to your husband if I may. – He's out of town this week, I'm afraid (сожаление, поскольку очевидно, что жена знает об отъезде мужа). – К сожалению, на этой неделе его не будет в городе.

I don t suppose you're familiar with Professor Jones. – No, I'm afraid not (неуверенность или сожаление).

This is a very bad line, I'm afraid. Can I ring you back? (сожаление).

I'm afraid I didn't quite hear what you said (сожаление).

Минимизаторы (little, a little, a bit, small) уменьшают «цену» услуги или совершаемого в пользу говорящего действия, уменьшают «угрозу» и таким образом снижают степень воздействия на адресата:

Let me just have a little look at my diary. Excuse mе a moment, please. Could you give me a second, please? Could I ask you a small favour?

Сослагательное наклонение. Глагол в сослагательном наклонении выражает предположительность, гипотетичность со стороны говорящего, которая отсутствует в индикативных глаголах, и таким образом снижает прямолинейность высказывания. В ситуации побуждения адресату предоставляется еще бoльшая возможность выбора, а говорящий при этом выражает долю сомнения в возможности или желании адресата совершить действие: If you could very kindly leave a note on his door to explain this. Thanks. (Если бы вы могли очень любезно оставить записку на его двери, чтобы объяснить это. Спасибо.) (сообщение, оставленное на автоответчике).

«Сослагательное наклонение, наверное, изобрели англичане – певцы недоговоренности, – предполагает М. Любимов, – оно блестяще делает обтекаемой любую мысль, придает ей неопределенность и как бы смягчает смысл, добавляя толику юмора» [Любимов 2004: 247]. Мы уже приводили его пример с полицейским, который, остановив машину, сказал: «Извините, сэр, была бы неплохая идея, если бы вы, сэр, выключили фары».

Именно с целью смягчения высказывания, достижения большей косвенности, недопущения категоричности англичане предпочитают говорить I'd like. а не I want. , I'd suggest. , а не I suggest ., I'd advise…, а не I advise и т. д.

Рассмотрим следующий пример:

We would like to remind you that eating and drinking in libraries is prohibited under college regulations. As you leave the library today we would ask you to dispose of your rubbish in the bins provided (в библиотеке).

Сослагательное наклонение позволяет оформить данное объявление в максимально мягкой форме. Интенции, содержащиеся в нем, выражаются не прямо (напоминаем, просим[27]), а уклончиво (хотели бы напомнить, попросили бы). Происходит разрыв между высказыванием и действительностью, благодаря чему авторы объявления снижают свое воздействие на тех, кому оно адресовано.

Сослагательное наклонение широко используется в высказываниях, содержащих просьбу. Вопросы с could/would звучат более вежливо, чем с can /will, поскольку в них выражается еще бoльшая доля сомнения в возможности или желании адресата совершить действие, в результате чего ему предоставляется еще бoльшая возможность выбора, что уменьшает степень воздействия на него. Ср.:

Can you help me with this translation? – Could you help me with this translation?

Will you do some shopping for me? – Would you do some shopping for me?

Do you mind if I ask you something? – Would you mind if I asked you something?

Маркеры усиления (so, very, really, awfully, absolutely и др.) в большей степени используются для реализации стратегий позитивной вежливости (стратегий сближения). Встречаясь в речевых актах, связанных со стратегиями дистанцирования, они обслуживают субъектную часть высказывания (в отличие от модификаторов, ориентированных на объект):

I'd be terribly grateful if you'd give me a hand.

I'm absolutely positive that you'll lend me your car.

Они усиливают не воздействие на собеседника, а отношение говорящего, связанное с выполнением / невыполнением просьбы.

Смещение временного плана как средство снижения прямолинейности высказывания. Грамматическим средством снижения прямолинейности вопроса, а также просьбы и предложения (suggestion) является смещение временного плана. Это может быть употребление прошедшего времени вместо настоящего. Ср.:

I wonder if you are free tonight. – I wondered if you were free tonight.

How many days do you intend to stay? – How many days did you intend to stay?

I think it will be nice to have a picnic. – I thought it would be nice to have a picnic.

I think it will be a good idea to invite Sam. – I thought it would be a good idea to invite Sam.

Этой же цели служит продолженное (progressive) время:

I look forward to seeing you again. – I am looking forward to seeing you again.

Возможна комбинация этих средств:

I hope you can lend me 20 pounds. – I was hoping you could lend me 20 pounds.

I wonder if you have two single rooms. – I was wondering if you had two single rooms.

I think I'll borrow your bike for the afternoon, if that's OK. – I was thinking I would borrow your bike for the afternoon, if that's OK.

Средством смягчения просьбы является также использование будущего времени вместо настоящего:

I'm afraid you'll need to fill in this form.

I'll have to ask you to wait a minute.

Использование прошедшего или будущего времени вместо настоящего делает высказывание менее прямолинейным. Происходит разрыв между действием, названным в высказывании, и действительностью. То есть нарушается коммуникативная рамка «Я – ты – здесь – сейчас». В результате намерение говорящего как бы теряет свою актуальность, а действие, к которому он побуждает, – обязательность исполнения.

Данная стратегия, хотя и в меньшей степени, используется и в русском языке. Ср.: Я хочу пригласить тебя … – Я хотела пригласить тебя / Поможешь мне? – Хотела попросить тебя помочь мне.

Пассивный залог как способ вывода адресата из дискурса.

Пассивный залог позволяет реализовать такую стратегию вежливости дистанцирования, как «вывод адресата из дискурса», что является важным средством сохранения лица. Так, в высказываниях It is parked illegally / You are parked on a double yellow line (Она припаркована незаконно / Вы припаркованы на двойной желтой линии) (автоинспектор – водителю) действие представляется не как нарушение правил дорожного движения, совершенное адресатом, а как положение, в котором он по каким-то причинам оказался, в результате чего данные замечания носят безличностный, соответственно менее опасный для лица, характер.

В высказываниях типа It has to be moved / It should be done (Она должа быть убрана / Это должно быть сделано) пассивный залог позволяет представить побуждение не как действие, которое должен совершить адресат, а которое будет совершено независимо от него.

Конструкции you are (not) supposed, you are requested позволяют смягчить категоричность запрета:

You are not supposed to smoke here (Вы не предполагаетесь здесь курить).

You are not supposed to park your car here (Вы не предполагаетесь парковаться здесь).

Visitors are requested not to bring dogs into the college (Посетителей просят не приводить собак в колледж).

Пассивные конструкции часто используются в правилах поведения в общественных местах:

Litter should be deposited in the appropriate bins (Мусор должен класться в специальные мусорные ведра) (на платформе метро).

Alcohol may not be consumed except at the Pavilion Bar (Алкоголь не может потребляться в иных местах, кроме бара) (на территории парка).

Bicycles and dogs may not be brought into the colledge (Велосипеды и собаки не могут привозиться / приводиться в колледж) (на воротах колледжа).

Пассивный залог позволяет представить ожидаемое от адресата действие не как его обязанность, а как общепринятое правило, что является еще одной стратегией дистанцирования. Благодаря этому говорящий избегает прямого давления на адресата, долженствование и запрет передаются максимально косвенно.


3.1. Стратегии дистанцирования | Категория вежливости и стиль коммуникации | 3.3. Модальность и стиль коммуникации