home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3.5.1.2. Выражение просьбы в русской коммуникативной культуре

В русском языке набор моделей, обслуживающих речевой акт Просьба, также достаточно разнообразен, о чем свидетельствуют результаты исследований многих авторов [Формановская 1984, 1994, 1998, 2002; Беляева 1992; Шульженко 1992; Егорова 1995; Харчарек 1998 и др.]. Как и в английском языке, просьба может быть выражена прямо или косвенно при помощи императивных, декларативных, вопросительных и развернутых высказываний. Однако частотность и предпочтительность их употребления, а также сферы, в которых они используются в английском и русском языках, существенным образом различаются.

Императивные высказывания. Главное различие в способах выражения просьбы в английской и русской коммуникации касается употребления императива. Если, как отмечалось, английская вежливость накладывает строгие ограничения на его употребление, в русской коммуникации императив – основной способ выражения просьбы. Императивное высказывание, ядром которого является повелительное наклонение глагола – Сделай(те) это, пожалуйста – наиболее частотное воплощение просьбы [Формановская 1998: 204]. По наблюдениям исследователей, в данном РА императив употребляется в русском языке в 19 раз чаще, чем в английском; две трети всех реквестивных высказываний приходится в русском языке на долю императива, который не имеет семантических вариантов (см. [Егорова 1995]).

На факт широкого употребления императива в русской коммуникации обращают внимание и зарубежные исследователи [Wierzbicka 1991: 30; Thomas 1983: 102], которые подчеркивают при этом, что русский императив существенно отличается от английского. В русском языке Сделай(те) это, пожалуйста является нейтральным, немаркированным способом выражения просьбы. Сфера употребления императивных высказываний при выражении просьбы значительно шире, она охватывает все уровни вежливости.

Как справедливо отмечает Н. И. Формановская, императивно выраженная просьба в общении может «прочитываться» адресатом с точки зрения той или иной степени внимания, вежливости, мягкости или требовательности, проявленных к нему [Формановская 1998: 204]. То есть в зависимости от многих факторов, как лингвистических, так и паралингвистических и экстралингвистических, императивная просьба может иметь в русском языке разную иллокутивную силу. Напомним, в английском языке высказывания, построенные по модели Do it please являются показателем низкого уровня вежливости и характерны только для неформального общения (при чем в весьма ограниченных контекстах).

Для актуализации вежливых отношений между коммуникантами и снижения категоричности высказывания в русском языке также существует целый ряд языковых средств, среди которых следует назвать:

– маркер вежливости пожалуйста,

– ты / Вы форма,

– ласкательно-уменьшительные формы обращений (сынок, сыночек, Сереженька, доченька, Машенька),

– различные минимизаторы, используемые для снижения «социальной цены» предмета просьбы и приуменьшения затрат адресата (чуть-чуть, маленький, капельку, глоточек, секундочку, на минутку и др.);

– удвоение выражения просьбы (Прошу вас, очень прошу).

Слово пожалуйста, как отмечалось, имеет в русском языке более сильное прагматическое значение, чем английское please. Не случайно оно называется волшебным словом. Употребленное с императивом, оно смягчает категоричность его звучания и переводит команду в просьбу.

Помимо пожалуйста, эффективным средством усиления вежливости императивного высказывания является обращение на Вы и по имени-отчеству. Фраза Владимир Иванович, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет в восприятии русских звучит как вежливая просьба, а не команда (интонация, которая, как уже отмечалось, играет важную роль в определении прагматики высказывания, во внимание нами не принимается).

В неофициальной сфере общения большую роль играют уменьшительно-ласкательные суффиксы как в обращениях (дружок, сыночек, деточка, Манечка), так и в других именах: Сынок, помоги, пожалуйста / Манечка, поспи часочек (в семье). Данное средство смягчения императива используется также и вне интимной сферы общения – с незнакомыми и мало знакомыми людьми: Ротик откройте (у зубного врача); Сынок, уступи бабуле местечко (в автобусе).

Как и в английском языке, возможно употребление различных минимизаторов, уменьшающих «цену» просьбы: Подожди секунду (секундочку) /Посиди со мной минутку /Налей мне капельку сока / Подай листок бумаги. Таким образом, здесь мы наблюдаем реализацию стратегии «минимизируйте степень вмешательства».

Модификаторы просьбы со значением сомнения, неуверенности, характерные для английского языка и употребляемые для смягчения просьбы, в русском языке практически не используются. Напротив, средства внутренней модификации реквестивных конструкций в русском языке нацелены не на смягчение просьбы, а на ее интенсификацию: Окажите любезность /Не откажите в любезности /Не сочтите за труд /Будьте добры /Будьте любезны, сделайте это, пожалуйста и др. Удвоенная просьба (использование двойного императива!) не уменьшает, а, напротив, увеличивает степень вежливости.

С точки зрения межкультурной прагматики данные высказывания весьма любопытны. В них содержится некий внешний парадокс. С одной стороны, перечисленные модификаторы являются актуализаторами вежливости, с другой стороны, они выражены в форме императива, то есть в одном высказывании содержатся два императивных глагола, что удваивает просьбу, усиливает давление на адресата. Очевидно, уровень вежливости в данных высказываниях повышают косвенные оценки качеств адресата (добры, любезны) и указание на значимость ожидаемых от него действий (одолжение, любезность), а также особенность семантики русского глагола прошу, который, как мы уже отмечали, ссылаясь на наблюдение Анны А. Зализняк, в отличие от английского ask, ставит говорящего не выше собеседника, а ниже. В результате настойчивое апеллирование к адресату не воспринимается как нарушение этикетных норм, а напротив повышает степень вежливости.

Данные высказывания являются маркированными. Они характерны для высокого уровня вежливости и чаще употребляются людьми старшего и среднего возраста. При этом повышенная вежливость манифестирует социальный статус говорящего, а не высокую цену услуги, так как они могут употребляться при обращении с очень незначительной просьбой (передать деньги на билет, подвинуться в транспорте) (см. [Формановская 1998: 205]). Для фамильярно-дружеского общения аналогичным высказыванием является Будь другом, сделай это, где также наблюдаем усиление просьбы путем двойного императива.

Вопросительные высказывания. В русской коммуникативной культуре просьба может также передаваться косвенно – вопросительными высказываниями, однако их доля значительно ниже, чем в английской, где это – основной способ выражения просьбы (см. Приложение, Таблицы № 1–3). Русские вопросительные конструкции не столь многообразны, и они передают меньшее количество оттенков вежливости. Среди них также выделяются объектно-ориентированные и субъектно-ориентированные вопросы, однако их значения, ситуации употребления и частотность имеют различия.

Просьба о действии выражается только при помощи объектно-ориентированных вопросов. С точки зрения семантики это могут быть вопросы о намерении адресата совершить действие и вопросы о его возможности совершить действие. Первые оформляются при помощи глагола в будущем времени (в утвердительной или отрицательной форме): Ты в магазин? Купишь мне мороженое? / Не поможешь мне написать письмо? / Не подвинетесь? /Не подскажете, который час? Вопросы о возможности адресата совершить действие оформляются при помощи глагола мочь (в утвердительной и отрицательной форме, в изъявительном и сослагательном наклонении): Ты (не) можешь подать мне словарь? / Ты (не) мог бы объяснить мне это правило? / Вы (не) могли бы передать ему информацию? Вопросы с отрицательной частицей не более типичны для просьбы, они отличаются большей степенью вежливости, так как допускают отрицательный ответ и предоставляют адресату возможность выбора.

Субъектно-ориентированные высказывания характерны главным образом для просьбы-разрешения. Чаще всего это вопрос субъекта о разрешении совершить действие: Я могу взять твою ручку? Также встречаются вопросы о возможности говорящего обратиться с просьбой: Я могу попросить тебя (вас) помочь мне? / Я могла бы попросить тебя (вас) об одолжении? Достаточно частотны и безличные конструкции: Можно (мне) сделать это?/ Можно меню? (Возможно, это сокращенное от Можно попросить вас принести меню?).

И в английском, и в русском языках глаголы, формирующие вопросительные высказывания, могут употребляться в условной и отрицательной форме, однако полной аналогии в значениях здесь нет. В обоих языках высказывания с глаголами в сослагательном наклонении являются менее категоричными, чем их пары с глаголами в изъявительном наклонении, и, соответственно, более вежливыми.

В отношении отрицательных высказываний наблюдается явное расхождение. Русские отрицательные высказывания, которые, как уже отмечалось, предоставляют адресату возможность ответить отрицательно, являются более вежливыми, чем утвердительные (Ср.: Вы не могли бы это сделать? – Вы могли бы это сделать?). В английском же языке более вежливыми являются утвердительные высказывания, поскольку в отрицательных содержится большее побуждение дать утвердительный ответ (Could you do that? – Couldn't you do that?), в них содержится также удивление и некоторый упрек в адрес слушающего (Неужели ты не можешь это сделать? /Разве ты не можешь это сделать?). Таким образом, если для английского языка характерны вопросительные утвердительные высказывания, то для русского – вопросительные отрицательные высказывания.

При выражении вопроса-разрешения в русском языке нет такой градации вежливости, которую образуют в английском языке высказывания с модальными глаголами can / could / may / might. В сопоставляемых языках существуют различия не только в моделях вопроса-разрешения и степени передаваемой ими вежливости, но и в частотности их употребления. Вопрос-разрешение употребляется в русской коммуникации значительно реже, чем в английской[32]. Возможно, это связано с тем, что в русской коммуникации нет существенного различия между субъектно– и объектно-ориентированными высказываниями (Могу я одолжить твой велосипед? – Ты можешь одолжить мне свой велосипед?), а также с тем, что при выражении просьбы широко употребляется императив.

Развернутые высказывания. В русском языке также существуют развернутые высказывания, однако они не столь многочисленны и менее употребимы. Это декларативные конструкции, выражающие благодарность говорящего в случае выполнения адресатом действия: Я был бы очень благодарен, если бы вы сделали это / Я был бы очень признателен, если бы вы сделали это. Также сюда можно отнести развернутые вопросительные конструкции, содержащие вопрос о трудностях адресата: Вам не трудно сделать это? /Вас не затруднит сделать это? / Вам не составит большого труда сделать это? / Если вас не затруднит, вы могли бы сделать это? И уже упоминавшиеся нами императивные высказывания с удвоенным выражением просьбы: Не откажите в любезности, сделайте это, пожалуйста / Будьте добры (любезны), сделайте это, пожалуйста / Не сочтите за труд, сделайте это, пожалуйста и др. Просьба-разрешение также может быть выражена усложненным способом: Вы не возражаете, если я сделаю это? Развернутые высказывания отличаются повышенной вежливостью и в большей степени характерны для официального стиля речи, т. е. для формальной вежливости. В английской коммуникации, как отмечалось, подобные высказывания, являясь наиболее вежливым способом выражения просьбы, употребляются не только при высоком уровне вежливости, но и при среднем.

Подводя итог нашего краткого анализа способов выражения просьбы в английском и русском языках, подчеркнем, что основные различия обнаруживаются не на уровне языковых средств, а на уровне их использования.

Выбор языковых моделей для выражения просьбы и количество используемых в них модификаторов зависит от коммуникативного контекста, куда входят такие факторы, как ролевые отношения коммуникантов, социально-психологическая дистанция (горизонтальная), статусная дистанция (вертикальная), обстановка общения, степень сложности выполнения просьбы, т. е. «цена просьбы», и др. В межкультурном аспекте важную роль в этом выборе играют социально-культурные отношения и ценности, особенности систем вежливости, используемые стратегии.


3.5.1.1. Выражение просьбы в английской коммуникативной культуре | Категория вежливости и стиль коммуникации | 3.5.1.3. Просьба, вежливость и стиль коммуникации