home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3.5.1.3. Просьба, вежливость и стиль коммуникации

Эксперименты по определению шкалы вежливости проводились многими исследователями (см. [Mohan 1974; Perkins 1983; Clark, Schunk 1980; Frazer, Nolen 1981; Blum-Kulka 1987]).

Основные выводы, касающиеся просьбы в английском языке, сводятся к следующему:

• вопросительные выказывания являются более вежливыми, чем императивные;

• высказывания с глаголами в условном наклонении более вежливые, чем с глаголами в индикативе (то есть Could you является более вежливым, чем Can you);

• утвердительные предложения являются более вежливыми, чем отрицательные [см. Fraser, Nolen 1981: 102–104][33].

Однако при рассмотрении прагматики высказываний в межкультурном аспекте необходимо уделять внимание не только языковым средствам, но и (возможно, даже в первую очередь) коммуникативным стратегиям, которые определяют выбор этих средств. Все отмеченные различия в сопособах выражения просьбы в английском и русском языках непосредственно связаны с различиями в использовании стратегий вежливости.

Вежливость просьбы прежде всего зависит от способа ее выражения: чем менее прямо она звучит, тем более вежливой является (напомним, «выражайтесь косвенно» – одна из важнейших стратегий вежливости дистанцирования). Как отмечает Дж. Лич, с возрастанием косвенности высказывания уменьшается его иллокутивная сила и возрастает «опциональность» (optionality) [Leech 1983: 108]. Другими словами, слушающему предоставляется больше возможностей для выбора: совершать действие или нет. Для иллюстрации им приводится следующая шкала, отражающая эту зависимость:

[A] Answer the phone (Ответьте на звонок).

[B] I want you to answer the phone (Я хочу, чтобы вы ответили на звонок.)

[C] Will you answer the phone? (Вы ответите на звонок?).

[D] Can you answer the phone? (Вы можете ответить на звонок?).

[E] Would you mind answering the phone? (Вы не возражали бы ответить на звонок?).

[F] Could you possibly answer the phone? (Вы могли бы, возможно, ответить на звонок?) [Leech 1983: 108].

Императив [A] является самым прямым способом выражения просьбы, представляющим собой прямое побуждение говорящего совершить действие. Близким ему является эксплицитное выражение желания говорящего (I want you to) [B], которое также не предоставляет адресату выбора. Именно по этой причине прямые высказывания в английской коммуникации в большинстве контекстов не воспринимаются как вежливые. В высказываниях [C] и [D] просьба выражена косвенно – через вопрос о намерении и возможности адресата совершить действие, что уже само по себе является предложением выбора (опции), сделать который предстоит адресату. Наиболее вежливыми являются высказывания, находящиеся на противоположном конце шкалы [E] и [F]. Кроме стратегий «выражайтесь косвенно», «предоставляйте выбор», в них также содержится сомнение в желании и возможности адресата выполнить действие. То есть просьба выражена еще более косвенно.

Убедительным доказательством того, что англичане предпочитают косвенное выражение просьбы является как строгое ограничение на употребление императива, так и тот факт, что вопросительные высказывания преобладают на всех трех уровнях вежливости (включая низкий) и даже при обращении с элементарной просьбой (см. Приложение, Таблица № 3).

Важно обратить внимание на то, что вопросы с can you / will you / could you / would you являются немаркированными средствами выражения просьбы в английской коммуникации, что отмечает, в частности, К. Аймер; прямые декларативы (I want you to, I ask you) исследовательница называет чрезмерно настойчивыми (assertive); развернутые высказывания (Is it possible for you to, would you mind, I would be grateful if you would) – мягкими, гипотетическими (tentative) [Aijmer 1996: 141].

В английской коммуникации, где неприкосновенность личности, незыблемость зоны личной автономии (privacy) делают недопустимым прямое воздействие на адресата, просьба, как отмечалось, представляет собой один из наиболее опасных речевых актов. Именно поэтому английские коммуниканты направляют особые усилия на сохранение дистанции и смягчение давления на адресата, активно используя стратегии вежливости дистанцирования. В результате они избегают употребления императива, предпочитая вопросительные конструкции с модальными глаголами, содержащими вопрос о возможности или желании адресата совершить действие, а также разнообразные модификаторы, привносящие сомнение, неуверенность в этой возможности.

Зная, какие стратегии вежливости характерны для выражения английской просьбы и при помощи каких языковых средств они реализуются, мы получаем возможность не запоминать, а самим моделировать высказывания, исходя из конкретного контекста и своего коммуникативного намерения (то есть того, насколько вежливо и при этом дистантно мы хотим звучать).

Рассмотрим это на примере высказываний, выражающих просьбу одолжить книгу:

1. Can you give me your book?

2. Could you give me your book?

3. Could you possibly give me your book?

4. Could I have your book?

5. I wonder if I could possibly have your book.

6. I am (was) just wondering whether I could possibly have your book?

7. I am (was) just wondering whether I could possibly have your book for a moment?

8. I'm sorry to bother you, but I am (was) just wondering whether I could possibly have your book for a moment?

Стратегии «выражайтесь косвенно», «задавайте вопросы», «предлагайте выбор» реализуются во всех высказываниях, поскольку все они содержат вопрос.

В высказываниях 2 и 3 к ним добавляется стратегия «будьте пессимистом» (при помощи сослагательного наклонения, выражающего гипотетичность, и модального слова possibly со значением сомнения).

В высказывании 4 реализуется стратегия «выводите адресата из дискурса», смещение коммуникативной нагрузки переносится с адресата на самого говорящего. Для усиления вежливости вместо Could you give me your book? лучше отдавать предпочтение Could I have your book?

В высказываниях 5–8 увеличивается степень косвенности за счет косвенного вопроса c I wonder, в 6 также за счет смещения временного плана (I was wondering…).

В высказываниях 6–7 используется стратегия «минимизируйте степень вмешательства» (for a moment, just).

В высказывании 8 к ним добавляется стратегия «извиняйтесь» (I'm sorry to bother you. ).

Все используемые здесь стратегии направлены на реализацию гиперстратегии вежливости дистанцирования – на максимальное смягчение степени воздействия на собеседника, на демонстрацию уважения к его личной независимости. Чем больше стратегий вежливости использовано в одном высказывании, тем более косвенно оно выражено, а значит в нем сведены до минимума нажим, давление на адресата, уменьшается категоричность побуждения, тем самым увеличивается степень вежливости. Принцип вежливости реализуется в таких моделях через мягкое апеллирование говорящего к желанию или возможности адресата выполнить предложенное действие, сомнение в возможности его осуществления, а также неуверенное выражение побуждения. При этом, однако, еще раз подчеркнем, что важнейшую роль при выборе модели играет уместность, коммуникативный котекст, в том числе культурный. Вне контекста определить степень вежливости языковой модели невозможно. Одно и то же высказывание в разных коммуникативных ситуациях, при разных условиях общения может восприниматься по-разному.

Подобную идею высказывает Дж. Томас, подчеркивая, что при общении близких людей более вежливые формы могут оказаться неуместными [Thomas 1995: 156]. Так, в ситуации общения близких друзей вместо Will you be kind enough to tell me what time it is? (Будешь достаточно любезен, чтобы сказать мне, который час?) или If you'll be kind enough to speed up a little? (Будешь ли ты достаточно добрым, чтобы поторопиться?) более уместными являются What's the time? (Который час?) и Hurry up! (Поторопись!).

Таким образом, как мы уже отмечали, следует различать абсолютную вежливость, определяемую вне контекста, и относительную, определяемую с учетом контекста.

В русской коммуникации при выражении просьбы некоторые из отмеченных стратегий также реализуются, но не все и в меньшей степени. Основное различие между двумя коммуникативными культурами состоит в том, что в русской коммуникации доминирует прямой способ выражения просьбы, о чем свидетельствует преобладание императивных высказываний. Смягченный модификатором императив является нейтральным способом выражения просьбы.

Косвенные вопросительные высказывания, хотя и употребляются, частотность их употребления значительно ниже (см. Приложение, Таблицы № 2, № 3). Они практически не используются при симметричных отношениях, а также для выражения элементарной просьбы, чаще всего встречаются при выражении просьбы повышенной сложности. Отличающиеся повышенной вежливостью развернутые высказывания типа Я был бы очень признателен, если бы вы… характерны только для официального стиля речи, т. е. для формальной вежливости.

Таким образом, основная стратегия английской вежливости «выражайтесь косвенно» в русской коммуникации применятся лишь в очень незначительной степени. Это же относится и к стратегии «предоставляйте возможность адресату не совершать действие». Опция заключается, главным образом, в семантике вопроса, а частотность его употребления в русской коммуникации не столь велика.

Не характерна для русских и такая стратегия, как «вывод адресата из дискурса»: субъектно-ориентированные высказывания занимают незначительное место в общем объеме речевых формул. Русские коммуниканты, как отмечалось, не различают по степени вежливости такие высказывания, как Я (не) мог бы одолжить твой велосипед? и Ты (не) мог бы одолжить мне свой велосипед? В английской же коммуникации перенос нагрузки на говорящего значительно повышает вежливость высказывания.

Тот факт, что вопрос-разрешение употребляется в русском языке реже, чем в английском, также свидетельствует о том, что русские коммуниканты предпочитают высказывания, ориентированные на собеседника.

О том, что в русской коммуникации не используется стратегия «вывода субъекта из дискурса», свидетельствует тот факт, что прямые декларативные высказывания с перформативным глаголом – Я прошу тебя сделать это – являются не только допустимыми, но и широко употребляемыми.

Такие стратегии, как «сомневайтесь в возможности и желании адресата совершить действие», «будьте пессимистом», также используются в значительно меньшей степени. О том, что они все же применяются в русской коммуникации, свидетельствуют следующие факты:

– употребление вопросительных высказываний (в семантике вопроса содержится доля сомнения);

– сослагательное наклонение глагола, которое также передает неуверенность, гипотетичность;

– отрицательная форма глагола, характерная для русской коммуникации, также является способом реализации данной стратегии: строя высказывание в отрицательной форме, говорящий, как уже отмечалось, как бы заранее прогнозирует возможность отрицательного ответа и таким образом помогает собеседнику дать отказ (Не мог бы ты помочь мне?).

Тот факт, что вопросительные высказывания в русской коммуникации употребляются не столь часто (при этом преобладают вопросы о возможности адресата совершить действие и о его намерении, вопрос о его желании практически не задается), свидетельствует о том, что стратегия «минимизируйте свои предположения относительно желания адресата совершить действие» реализуется в очень незначительной степени

Если для английской коммуникации характерны модификаторы со значением сомнения, в русской чаще используются интенсификаторы просьбы (Я тебя очень прошу; Я вас убедительно прошу). Примером интенсификации, усиления просьбы является двойной императив: Будьте добры (любезны), сделайте это. / Не сочтите за труд, сделайте это. При этом важно подчеркнуть, что подобные высказывания отличаются повышенной вежливостью. Возможно, именно поэтому допустимое в русской культуре усиление просьбы (Я вас очень прошу помочь) не снижает, а повышает степень вежливости. Следует также отметить, что в том или ином контексте прошу может получить дополнительные оттенки категоричности, официальности, «холодности» [Формановская 1998: 204]. В сочетании с убедительно просьба, выраженная глаголом прошу / просим, приобретает оттенок требования: Убедительно прошу вас еще раз обдумать ваше решение / Убедительно просим сообщить нам окончательные сроки поставок. Кроме того, как отмечает Анна А. Зализняк, просьба включает обещание благодарности, и фраза Я тебя прошу означает, в частности, «я буду чувствовать, что я тебе обязан» [Зализняк 2005: 284].

Приведенные факты, свидетельствуют о том, что оказание воздействия на адресата не является в русской культуре нарушением коммуникативных норм. Благодаря особенностям своего языка русские коммуниканты имеют возможность продемонстрировать вежливое отношение к собеседнику иными способами, которых лишены английские коммуниканты (обращение на Вы, имя-отчество, уменьшительно-ласкательные суффиксы). Имена с уменьшительно-ласкательными суффиксами выполняют функцию социально-прагматических модификаторов: Сестричка, принесите стаканчик водички (в больнице). Даже без слова пожалуйста подобные высказывания звучат как мягкая просьба несмотря на наличие императива. И это естественно: используя уменьшительно-ласкательные суффиксы, говорящий реализует стратегию сближения, а при наличии близости допустима меньшая формальность и регламентированность в общении. Таким образом, для смягчения воздействия на собеседника, естественного при обращении с просьбой, в русской коммуникации используются другие стратегии.

Обобщая сказанное можно сделать следующие выводы.

• В русской коммуникации преобладает прямой способ выражения просьбы; в английской – косвенный.

• Русский императив, смягченный модификатором пожалуйста, является нейтральным, немаркированным способом выражения просьбы; в английской коммуникации императив характерен для неформальной вежливости, немаркированным способом выражения просьбы являются вопросительные конструкции Could you/Would you do that?

• В русской коммуникации стратегии дистанцирования используются в значительно меньшем количестве и с меньшей интенсивностью, чем в английской, главным образом при формальном общении и при обращении с просьбой средней и повышенной сложности; кроме того, возможно усиление просьбы, воздействие на адресата допустимо и часто не считается нарушением общепринятых норм общения.

• В английской коммуникации для выражения просьбы используются различные стратегии дистанцирования, направленные на смягчение воздействия и демонстрацию уважения личной автономии собеседника.

Причины этих коммуникативных особенностей кроются, по нашему убеждению, в исторически сложившемся типе социальных отношений, размере горизонтальной и вертикальной дистанции, различных в сопоставляемых культурах, в разных культурных ценностях, в особенностях коммуникативного сознания.

Приведенные факты подтверждают нашу гипотезу, которая сводилась к следующему. Поскольку социальная дистанция между собеседниками в русской коммуникации исторически короче и, следовательно, степень близости (солидарности) выше, им нет необходимости в такой же степени пользоваться стратегиями, минимизирующими угрозу РА, как это делают английские коммуниканты. Более того, сам РА Просьба не представляется столь опасным, как в английской коммуникации, обращение с просьбой является вполне естественным актом в коллективистских культурах, где готовность обратиться с просьбой, как и готовность выполнить ее – частые и обыденные действия.

Поскольку статусная дистанция в русском общении выше, чем в английском, говорящий во многих ситуациях имеет достаточно власти, прав для того, чтобы прямо обратиться с просьбой, и его действия воспринимаются слушающим как должное, что также снижает необходимость в столь ярко выраженной минимизации импозиции, которую мы видим в английской коммуникации.

В английской же культуре наблюдается противоположное. Незыблемость личной автономии, являющейся важнейшей культурной ценностью индивидуалистического общества, не позволяет оказывать прямого воздействия на собеседника. Просьба передается в максимально мягкой форме. Кроме того, меньшая статусная дистанция (а при наличии такой дистанции нежелание ее демонстрировать) приводит к тому, что при выражении просьбы это коммуникативное правило распространяется на все ситуации вежливого общения, включая асимметричные отношения.

Данные коммуникативные особенности, предопределенные различными типами культур и культурными ценностями, сказываются на стилях коммуникации. Для русской просьбы во могих контекстах (за исключением формального общения) характерны прямолинейность, импозитивность, императивность; английскую просьбу в силу названных причин отличают к о с в енность, много словно сть, нагруженость модификаторами.

Замечательный пример находим в брошюре The How to be British (Как быть британцем), авторы которой, отмечая, что неотъемлемой чертой англичан является вежливость, учат иностранцев, как снискать их расположение. На картинке тонущий в реке человек кричит HELP! Проходяший мимо джентльмен не реагирует. Тогда несчастный, собрав все силы, кричит ему вдогонку: Excuse me, Sir. I'm terribly sorry to bother you, but I wonder if you would mind helping me a moment, as long as it's no trouble, of course. Джентльмен оборачивается, снимает со стенда спасательный круг и бросает его счастливцу.

Безусловно, в этом юмористическом примере содержится большая доля преувеличения. Но так ли уж она велика, как может показаться на первый взгляд?

Проанализируем фрагмент диалога матери и сына, взятый из популярного учебника HEADWAY:

'By the way, Mum, I wonder, could you do me a favour when you get to Madrid?

'Oh, yes of course, dear

'I wonder, could you ring an old college friend of mine and give him my best wishes.

'Of course. 'Thank you.

Несмотря на то, что это – неформальный разговор близких людей, в нем активно используются стратегии дистанцирования. Просьба выражается в косвенной форме, при чем использована «двойная» косвенность, так как перед нами косвенный вопрос с I wonder. Любопытно, что сын обращается к маме дважды. Первый раз спрашивает ее о возможности сделать ему одолжение, второй, и тоже косвенно, о возможности позвонить другу и передать привет. Перевод этого диалога на русский язык будет существенно отличаться от оригинала. Стиль русских собеседников в подобной ситуации будет более прямым, сам текст более кратким, так как при близкой дистанции общения допустима большая прямолинейность и меньшая ритуализованность, т. е. меньшее использование ритуализованных формул общения. В русском контексте подбный диалог мог бы звучать следующим образом:

– Мама, будешь в Мадриде, позвонишь моему школьному другу, передашь привет??

– Хорошо. Позвоню.

– Спасибо.

Или

– Мам, у меня к тебе просьба. Будешь в Мадриде, позвони моему школьному другу и передай привет, ладно??

– Конечно.

– Спасибо.

Еще один пример из романа современной английской писательницы Дж. Колган: Would you mind watching the phone while I go to the toilet? (J. Colgan) (девушка, которая ждет звонка от своего парня – подруге). Обращаясь с элементарной просьбой к подруге, девушка использует здесь вопрос с Would you mind. Буквальный перевод данной просьбы на русский язык также будет неуместным для данной ситуации. В русском контексте она будет звучать прямо и без этикетных формальностей, даже слово пожалуйста здесь можно опустить: Возьми трубку, если мне будут звонить, пока я отойду / Возьмешь трубку. Ладно? Я сейчас.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что в английской коммуникативной культуре стратегии дистанцирования широко употребимы на всех уровнях вежливости, в результате чего нейтральный уровень вежливости смещается в сторону высокого. В русской культуре при неформальном общении нейтральный уровень вежливости смещается в сторону низкого. В результате русская просьба расценивается англичанами как грубая, английская просьба в восприятии русских кажется чрезмерно формальной. Как уже отмечалось, эти особенности не воспринимаются в рамках своей культуры. Они выявляются только при сопоставлении.

Чтобы строить высказывания в соответствии с особенностями английского стиля коммуникации, русским коммуникантам при обращении с просьбой целесообразно следовать следующим правилам.

Коммуникативные правила для русских при общении на английском языке в ситуации

Просьба

• В английской коммуникации просьба – более «опасный» речевой акт, чем в русской, и при обращении с просьбой следует соблюдать дистанцию и быть подчеркнуто вежливым.

• Не выражайте свою просьбу прямо, т. е. при помощи императива, даже если ваша просьба является элементарной; избегайте употребления императива, к кому бы вы ни обращались.

• Помните, что английское please не обладает такими «волшебными» качествами, как русское пожалуйста, и его недостаточно для смягчения побуждения.

• Не используйте средства усиления просьбы (вроде русских Я тебя очень прошу, ну, пожалуйста или Будьте добры / Будьте любезны, сделайте это).

• Формулируйте просьбу в виде вопроса, имея в виду, что вопросительные высказывания Could you do it? / Would you do it? являются в английской коммуникации нейтральными, т. е. не более вежливыми, чем русская модель Сделай(те) это, пожалуйста. Для более вежливой просьбы существуют другие средства.

• Помните, что вопрос, ориентированный на говорящего, всегда вежливее вопроса, ориентированного на собеседника, поэтому отдавайте предпочтение фразам Could I have your telephone number, please? / Could I get my photos back? (вместо Could you give me your telephone number?/ Could you return my photos?).

• При желании обратиться с более вежливой просьбой, используйте более косвенные высказывания (косвенные вопросы, развернутые конструкции), а также выражайте сомнение в возможности и желании адресата выполнить вашу просьбу: Do you think you could possibly help me with this? / I am wondering if you could possibly help me with this / I'm terribly sorry to bother you but I was thinking maybe you wouldn't mind hepling me with this и т. д.

• Помните, что чем более косвенно и многословно вы выражаете свою просьбу, тем более вежливо она звучит, при этом, однако, выбор фразы определяется ее уместностью в конкретной коммуникативной ситуации.


3.5.1.2. Выражение просьбы в русской коммуникативной культуре | Категория вежливости и стиль коммуникации | 3.5.2.1. Типы приглашений