home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4.2.3. Приглашение

Как уже отмечалось, речевой акт Приглашение имеет в английской коммуникации ряд особенностей, которые наглядно проявляются при сопоставительном анализе. Среди английских приглашений выделяютсяявные ('unambiguous invitations') и неявные ('ambiguous invitations') [Wolfson 1983: 117], или phony invitations – ложные приглашения [Wolfson et al. 1983: 128]. Первые, которые делаются с целью дальнейших контактов, были уже рассмотрены в связи со стратегиями дистанцирования среди побудительных РА. Здесь остановимся на рассмотрении «ложных» приглашений, которые не имеют такой цели, у них иная прагматическая функция и противоположная направленность.

Английские формулы приглашения воспринимаются как неискренние ('insincere' ) и даже фальшивые ('phoney' ) с точки зрения представителей многих других культур, на что неоднократно указывалось в исследованиях по межкультурной коммуникации (см. об этом [Wolfson 1983: 128; Scollon, Scollon 2001: 274; Шагаль 2001: 76]).

Интересный пример приводит Р. Брислин в книге, посвященной влиянию культуры на поведение людей [Brislin 2000: 254]. На одной из студенческих вечеринок американская студентка после пятнадцатиминутного дружеского разговора сказала своей собеседнице из Таиланда: I hope we get a chance to talk again soon. Спустя две недели, случайно встретившись в университете, она едва узнала ее, равнодушно ответила на приветствие и прошла мимо, чрезвычайно удивив и огорчив свою новую знакомую. Девушка из Таиланда, котороая расценила дружеское отношение на вечеринке как особое внимание к ней лично, была уверена в продолжении завязавшихся дружеских отношений. Американка же вела себя с ней как со всеми, она приветливо общалась со многими, как это предписывают нормы англосаксонской культуры, и не могла запомнить имя каждого.

На подобные трудности, испытываемые в Америке русскими, указывает О. А. Леонтович:

Русские, оказавшиеся в США, могут привести немало случаев, когда их вводят в заблуждение фразы типа «Let's have dinner together sometime». Еще бoльшая степень недоумения возникает, когда во фразе имеется достаточная, с точки зрения русского, степень конкретизации: «Let's have dinner together next week». Русские нередко жалуются, что после такой фразы они в течение всей недели ждут приглашения на ужин и очень огорчены или оскорблены, когда этого не случается [Леонтович 2005: 289].

То же наблюдается и в коммуникативном поведении англичан. М. Любимов приводит пример непонимания этой коммуникативной особенности, описывая свою встречу в Москве с английским писателем Коллинзом, который, прощаясь, сказал ему: «До встречи в Англии. Буду очень рад вас видеть»:

Тогда я был наивен и полагал, что если говорят «буду очень рад», то подразумевают именно это, а не то, что вы – последний негодяй и плут, которому стоит свернуть шею. Коллинза, разумеется, я больше в глаза не видел, хотя много раз приглашал его на приемы в посольство [Любимов 2004: 25].

Чтобы адекватно интерпретировать поведение американцев и англичан в подобных ситуациях, следует различать два названных типа приглашений: явные и «ложные», или стратегические, т. е. псевдоприглашения.

«Ложные» приглашения, в отличие от явных, являются приглашениями лишь по своей семантике, их прагматическая функция заключается в том, чтобы продемонстрировать расположение и симпатию к собеседнику, они не предполагают обязательного продолжения дальнейших контактов. В английской коммуникации в подобных приглашениях не содержится никаких обязательств перед адресатом. Никто из участников коммуникации не будет обижен, если они так никогда и не будут реализованы. Такие фразы, как Drop in before you leave London / Let's go down somewhere at the weekend / We should get together sometime, вовсе не предполагают совершения называемых действий. Они представляют собой чисто этикетные формулы, своеобразные коммуникативные подарки, знаки симпатии; они являются элементом РА Прощание и выполняют исключительно фатическую функцию.

Отличить явные приглашения от ложных не всегда бывает легко. По нашим наблюдениям, явные чаще всего выражаются косвенно – при помощи вопросительных или развернутых высказываний (Would you like to come over? /1 am just wonering if you'd like to come to my birthday party), ложные обычно делаются более прямо (Come again soon / You should come to lunch one day). Кроме того, если приглашение делается с целью его осуществления, то за ним, как правило, следует «переговорный процесс» относительно времени и места встречи. Так, Дж. Рубин предупреждает, что высказывание Drop in any time не является приглашением, если за ним не следует уточнение места и времени встречи [Rubin 1983:11]. Если понять намерения собеседника все же не удается, можно последовать совету М. Окендена, который отмечает, что, если трудно понять, где настоящее приглашение, а где нет, в ответ на фразу 'You really must come and see us one of these days' (Вы действительно должны прийти к нам на днях), следует ответить 'Thank you very much. I love meeting English people' (Большое спасибо. Мне очень нравится встречаться с англичанами) и подождать, последует ли за этим уточнение даты встречи [Ockenden 1997: 84].

Исследователи признают тот факт, что в Великобритании и в США фраза «Давай пообедаем вместе» часто употребляется не как приглашение пообедать, а как повседневная формула прощания, которая означает примерно следующее: «Я получил такое удовольствие от беседы с тобой, что я бы не против как-нибудь опять встретиться». Приведем в оригинале этот интересный и важный для русских комментарий:

…it is common in the UK and in North America … to use the phrase, «Let's have lunch," not as a serious invitation to have lunch but simply as a casual way of saying «goodbye». The invitation is no more than to say something like, «I've enjoyed the conversation and wouldn't mind getting together again sometime» [Scollon, Scollon 2001: 274].

То есть приглашение здесь является стандартной речевой формулой, употребляемой при прощании. Приглашая на ланч, говорящий вовсе не подразумевает, что этот ланч будет иметь место. Прагмагическое значение данного приглашения – показать адресату, что беседа была столь приятной говорящему, что он в принципе не возражал бы как-нибудь пообедать вместе.

Для русской коммуникативной культуры подобные приглашения не столь типичны, а если они делаются, то в более общей форме: Заходите /Заходите как-нибудь /Звоните. Получив приглашение, типа Приходите к нам в гости / Теперь вы должны к нам приехать или Давай как-нибудь пообедаем вместе, собеседник, как правило, рассчитывает на его реализацию в будущем. В противном случае поведение приглашающего может быть расценено как неискреннее.

Демонстрация желания дальнейших контактов является конвенциональной стратегией английского коммуникативного поведения, которая используется и в других сферах общения, в том числе в деловой. Отвечая на первое деловое письмо русского коллеги, английский корреспондент завершил свой ответ совершенно незнакомому адресату фразой I hope we will have а chance to meet some day[54]. Выражение надежды на встречу также является здесь знаком внимания к адресату и не более того. С точки зрения русских коммуникативных норм в данном контексте подобная фраза представляется неуместной, так как не соответствует ситуации и действительным намерениям.

Незнание данных особенностей поведения может привести к неверному толкованию подобных речевых формул, обвинению в неискренности, вызвать отрицательные эмоции у адресата, в то время как говорящий и не предполагает, что он обижает кого-то своим невниманием, поскольку, используя подобные фразы, он, напротив, выражает свою искреннюю симпатию и расположенность к собеседнику. В английской коммуникации, как уже отмечалось, подобные речевые формулы являются конвенциональным средством завершения контакта и часто используются в коммуникативной ситуации Прощание.

Данное различие является еще одним свидетельством того, что для русских более значимо содержание, чем форма; англичане, напротив, широко используют средства фатической коммуникации, семантика которых существенно отличается от их прагматического значения.


4.2.2. Прощание | Категория вежливости и стиль коммуникации | 4.2.4. Благодарность