home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Подойдя к спящему Энди, Джоуди легонько толкнула его в плечо. Повернувшись на спину, тот зевнул и заморгал глазами. Вид у него был заспанный и спокойный. Затем он все вспомнил. Джоуди это поняла — увидела, как изменились его глаза.

Она чуть было не ляпнула: «Все в порядке». Но это была бы ложь, поэтому она молча присела рядом и поцеловала его в щеку.

— Хватит валяться, — прошептала она. — Папа считает, что у тебя должен быть шанс принять душ до приезда сюда твоего дяди.

— В больнице сказали не снимать бинтов день или два. Тебе разве этого не говорили?

— Да, кажется, говорили.

— Но они все намокнут, если я полезу под душ.

— Ладно, а обмыться ты не желаешь? Можно помыть вокруг бинтов.

— Ладно.

Джоуди стянула одеяло, и Энди сел. Он был обнажен до пояса. В бинтах было одно плечо, обе руки, грудь, живот, бока и спина. Незабинтованные участки были густо покрыты синяками и царапинами. И все же ран у него было раза в два меньше, чем у Джоуди. Впрочем, это с лихвой компенсировалось его коленом. Рентгеновский снимок, сделанный в больнице, перелома не показал, но вывих колена был намного серьезнее любой травмы, полученной Джоуди прошлой ночью.

Джоуди помогла ему подняться и подставила плечо. Энди стоял на одной ноге. Осторожно опустив вторую на пол, он потихоньку стал перекладывать на нее вес.

— Оооо.

— Худо?

— Не так чтоб очень хорошо.

— Может, тебе нужны костыли?

Заведя руку за спину Джоуди, он вцепился ей в плечо.

— Ты лучше любого костыля.

— Ладно, пойдем.

Так плечом к плечу они прошли гостиную и коридор и вошли в ванную. Джоуди опустила его на сиденье унитаза.

— Секундочку, — произнесла она, делая шаг назад. Оставив его одного, она вышла в коридор, достала из шкафа халат и полотенце и вернулась.

— Ты сможешь сам справиться... я имею в виду, у тебя хватит сил?

Взглянув на нее, Энди залился румянцем. Джоуди почувствовала, как сама начинает краснеть.

— Боже, — воскликнул он, — о чем ты переживаешь!

— Ладно, замечательно. Но, если понадобится помощь, кричи, не стесняйся. Хорошо? И говори, кто тебе нужен, я или папа.

Краска еще не сошла с его лица, но теперь он рассмеялся.

— О'кей.

Оставив его в ванной комнате, Джоуди вышла и прикрыла дверь. Затем пошла в свою спальню выбирать для него одежду: простые белые носки, белые хлопчатобумажные трусы и пару вылинявших синих джинсовых шортов, которые она проносила, почти не снимая, два лета и которые теперь стали маловаты и должны были оказаться Энди как раз впору. Наскоро просмотрев содержимое шкафа, Джоуди обнаружила ярко-красную рубашку, которая всегда так здорово подходила к этим шортам. Прошлым летом она была немного просторной для нее. Сейчас, вероятно, она будет как раз. Но она хотела отдать ее Энди, хотя для него та могла бы оказаться немного великоватой.

Чтобы отыскать пару старых кроссовок, Джоуди пришлось присесть и погрузиться во внутренности шкафа. Когда-то они были белые и красивые. Пусть теперь они и потертые, но еще вполне приличные, разве что на правом порван шнурок. Она хорошо помнила, где это случилось. Тогда она наспех связала его узлом, но до замены так и не дошли руки.

Достав упаковку новых белых шнурков из ящика письменного стола, Джоуди присела на край кровати и принялась выпутывать старые шнурки. Когда вдевала новые, взгляд ее упал на кучу собранной ею одежды.

Папа не станет возражать, подумала она. Все это старое хламье, за исключением разве что носков и трусов.

«Трусов! О, Боже, что мне лезет в голову?»

Но она отдавала себе отчет, откуда появились эти мысли: прошлой ночью Джоуди наблюдала за натягивающим джинсы Энди и успела увидеть его голый зад. Так что знала, что он не носил трусов.

Но он не знает, что мне это известно, возразила она самой себе.

Провалится со стыда на месте, если я предложу ему надеть трусы. Особенно если учесть, что они мои.

Елки-палки!

Подхватив их с кровати, Джоуди побежала к письменному столу. Заталкивая их в верхний ящик, она услышала, как распахнулась дверь ванной комнаты. Джоуди спешно толкнула ящик внутрь.

— Энди? Сюда. — Но тут же вспомнила о его колене. — Нет, подожди, я сейчас иду.

Но он отозвался прежде, чем она успела сделать шаг.

— Не надо. Все в порядке. Я сам. — Джоуди услышала, как он ковыляет по коридору.

— Ты уверен?

— Справлюсь. Оставайся на месте.

— Хорошо. — Джоуди подошла к кровати, села и продолжила вдевать шнурки.

Через несколько секунд, остановившись в полушаге от ее комнаты, Энди оперся рукой о дверной косяк, чтобы отдохнуть. Темные блестящие волосы были зачесаны назад. От пятен и полос грязи не осталось и следа.

— Видишь? Справился. И все сам, — похвастался он.

— Молодец.

— А как же, — улыбнулся он. Но улыбка тут же потухла. Он снова помрачнел, словно опять вспомнил прошлую ночь.

Закончив вдевать шнурок в первую кроссовку, Джоуди принялась за вторую.

— Чем ты занимаешься? — поинтересовался Энди.

— Собираю для тебя кое-какие вещицы. Если ты не побрезгуешь, разумеется. Заходи.

Но он не торопился.

— Ты уверена, что мне можно заходить в твою комнату? Я хочу сказать, твой папа не станет на меня кричать?

— Ты что, шутишь?

— Ну ты же девочка.

Джоуди театрально закатила глаза и вздохнула.

— Да, приятель. Я действительно девочка. Но тебе же двенадцать лет.

— Двенадцать с половиной.

— Ладно. Не будем. Обещаю, папа не станет возражать. Только оставь дверь открытой.

Энди кивнул и шагнул в спальню. Посмотрел на одежду, затем на Джоуди, затем снова на одежду.

— Все равно не понимаю, — признался он.

— Это для тебя. Ведь у тебя ничего нет, кроме джинсов. Все твои вещи... ну, ты знаешь. А шмотки моего отца для тебя будут слишком велики, — Джоуди пожала плечами.

— Но это же твоя одежда.

— Эй, да кто догадается, что это девчоночьи вещи? Никто не узнает, если ты сам не скажешь.

Слегка выпятив верхнюю губу, Энди не отрываясь смотрел на вещи.

— Не беспокойся, они чистые.

— Это не поэтому, — с небольшим смешком ответил он, когда их взгляды встретились.

— Ты хочешь сказать, что не боишься надеть мои вещи?

— Нет, не боюсь. — Его улыбка теперь расплылась по всему лицу.

— Тебе они не нравятся?

— Нет, что ты. Конечно, нравятся. Но они твои. Я видел тебя в этой красной рубашке прошлым летом. Ты была такая... — Он снова уставился на одежду и тяжело сглотнул. — Ты не можешь их просто так отдать.

— Ладно, считай, что я даю их тебе поносить.

— Поносить?

— Конечно. До следующей нашей встречи.

— А что, если мы больше никогда...

— Эй, не болтай глупостей. Мы обязательно увидимся. Так что бери.

Нахмурившись, Энди взял в руки рубашку и стал ее рассматривать.

— Ты уверена? Она такая симпатичная. Ты сама могла бы ее носить.

— Надевай, Энди.

Закинув рубашку за спину, Энди неуклюже просунул руки в рукава и натянул на живот. Потянувшись застегнуть первую пуговицу, он неожиданно остановился. Даже прижал к груди подбородок, чтобы получше разглядеть.

— Тут что-то не так.

— Что?

— Я не... Может, она вывернута?

Но два огромных кармана были там, где им полагалось.

— Нет, вроде все...

— Пуговицы как-то по-чудному пришиты.

— Да ну? — Поднявшись с кровати, Джоуди подошла вплотную к Энди и даже наклонилась, чтобы получше изучить проблему.

— Нет, они именно там, где должны быть... А, черт побери, я забыла. У мальчишек пуговицы с неправильной стороны.

— Как так?

— На женских рубашках пуговицы пришивают слева, а на мужских — справа.

— Это просто глупо.

— Конечно. Но ты ее все равно оставляешь, правда?

— Конечно же.

— Вот так. — И Джоуди стала застегивать на нем пуговицы.

— Спасибо.

— Нет проблем.

— Все равно скоро они мне купят какую-нибудь новую одежду. Или, по крайней мере, позволят донашивать старые вещи Гарри. Он мой кузен. Старшеклассник.

— Он нормальный?

— Вполне. Что-то вроде отличника, а так ничего.

— А как твоя тетя и дядя?

— Да все нормально.

— Хорошие люди?

— Конечно. Дядюшка Вилли, правда, немножко чудной, но... — И Энди пожал плечами.

Застегнув верхнюю пуговицу, Джоуди не отошла в сторону, а положила руки на плечи Энди.

— Не забудь записать мне их телефон перед отъездом. А я дам тебе свой. Буду часто тебе звонить. И ты звони. Заказывай с оплатой за счет вызываемого. Ну, знаешь, с переносом платы. Тогда они не смогут тебе запретить звонить. Мы не должны теряться. Я должна знать, что с тобой все в порядке и что с тобой обращаются нормально.

— Мне действительно не хочется уезжать, — закивал головой Энди.

— Мне тоже хотелось, чтобы ты остался. Но они твои родственники. Ты, возможно, и смог бы с нами остаться, но они хотят забрать тебя к себе, понимаешь? Кроме того, папа говорит, что там для тебя будет безопаснее.

Его лицо исказилось.

— Что?

— Безопаснее. Ты будешь далеко отсюда, в Фениксе, и у этих парней не будет возможности тебя там найти.

— Они все еще за нами охотятся?

— Конечно. А что ты думал?

Похоже, это его ошеломило.

— Они могут нас найти?

— Тебя им будет непросто найти, будь уверен. Твоя тетя — это сестра твоей матери, правильно? Значит, она даже никогда не носила фамилию Кларк. Более того, она вышла замуж за твоего дядю. Так что на их пути сразу двойная смена фамилии. Разве что они найдут блокнот с адресами, прежде чем...

— А как ты?

— Со мной все будет в порядке.

— Ты уверена?

— Папа никому не даст меня в обиду.

— Они знают, как тебя зовут?

— Может, да, а может, нет. Зависит от того, нашли они мою сумочку или нет.

— А где она была?

— В комнате Ивлин, вместе с моей одеждой и вещами.

— И что? Там было твое имя?

— Там было все мое барахло. Включая водительские права, которые я только что получила. Так что, если к ним в руки попадется моя сумочка, они будут точно знать, где меня искать.

— Вот те на.

— Ничего страшного. Папа об этом знает.

— Это не делает ситуацию менее серьезной.

— Ты не знаешь папу.

Энди покачал головой. Лицо у него стало красным.

— Успокойся, — сказала ему Джоуди. — Они до меня не доберутся.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю.

— Боже! Мне это совсем не нравится. Они обязательно начнут на тебя охоту, я знаю. И меня не окажется рядом, чтобы... Я буду в Фениксе. Ты не представляешь, как это далеко отсюда.

— Не так уж и далеко.

— Почти восемь часов по шоссе.

— Это не так уж и далеко.

— Ты думаешь? А я не хочу быть в Фениксе, когда они тебя выследят.

— Я же тебе сказала, все будет в порядке. Мой папа обо всем позаботится.

— Но он один.

— Да, но он Конг Фарго. Кроме того, за его спиной вся полиция Лос-Анджелеса. Может, они только и ждут, пока те ублюдки сделают шаг.

— Я должен быть здесь, когда они его сделают.

— Нет, не должен.

Развернув Энди за плечи, Джоуди наклонила его назад. Энди подпрыгнул на здоровой ноге и повалился на матрац. Подняв шорты, Джоуди бросила их ему на колени.

— Надевай. Твои джинсы я брошу в стиральную машину, чтобы до отъезда привести их в порядок.

— Я никуда не поеду.

— Ты должен, Энди.

Она повернулась к нему спиной.

— Снимай их.

— Не подглядывай.

— Очень нужно.

Энди ничего не ответил. Послышался звук расстегивающейся «молнии», затем мягкий шелест сминаемой траки.

— Ты бы могла меня спрятать, — произнес он.

— Я не собираюсь тебя прятать. Тебе будет гораздо лучше в Фениксе.

— Почему? Если здесь так безопасно, как ты утверждаешь.

— Может оказаться не так уж и безопасно.

— Вот видишь? А что я тебе говорил?

Послышался звук другой «молнии».

— Ты уже надел шорты?

— Да.

Джоуди повернулась. Ниже синих шорт его ноги были голыми. Правое колено было перевязано повязкой Эйса, но бинтов хватало на обеих ногах, как, впрочем, и синяков и царапин.

— Красивые костыли, — произнесла она.

— Чего, чего?

— Костыли. Костыли — это ноги.

Энди опустил глаза на ее «костыли».

— Давай их сюда, — приказала она, — посмотрим, по ноге ли туфли.

— Посмотрим, по туфе миноги, — улыбнулся Энди, но тут же его губы вздрогнули и искривились, лицо побагровело и из глаз ручьем хлынули слезы.

«Если по туфе миноги, надевай на ноги», — одна из любимых присказок Ивлин.

Энди сгорбился и спрятал лицо в ладонях, плечи подергивались в такт рыданиям.

Джоуди присела рядом и провела рукой по его спине. Нащупав под рубашкой повязку, она убрала руку и переложила ее на то место, где не было бинтов. Потом стала описывать круги ногтем, в надежде отвлечь его. Она чувствовала, что если он сейчас не смолкнет, то сама разревется, а ей этого не хотелось.

— Ну же, перестань, — промолвила она наконец.

— Извини.

— Давай я помогу. — Джоуди взяла носки. Когда она встала перед ним на колени, Энди выпрямил спину. Прежний страдальческий вид уступил место изумлению и любопытству.

Джоуди медленно потянула его правую ногу на себя. Положив забинтованную пятку себе на бедро, чуть пониже своей повязки, она стала натягивать носок на пальцы ноги.

— Фюйть.

— Апчхи! — чихнул он. — Джоуди?

— Чего?

— Когда мы сможем вновь увидеться?

Он еще раз чихнул, затем вытер глаза тыльной стороной ладони. Джоуди тем временем закончила с одним носком и отвела его ногу в сторону.

— Нет, я серьезно. Не думаю, что они забирают меня погостить к ним на недельку или что-нибудь в этом роде. Я буду там жить. — Джоуди поставила себе на бедро другую ногу. — Это вроде как навсегда. Это не то что на каникулы или там на выходные.

— Знаю.

— Что, если мы никогда больше не увидим друг друга?

Она натянула второй носок ему на ногу и расправила его на голени.

— Тогда ты можешь оставить мою одежду себе.

— Я серьезно.

Но тону его голоса Джоуди заподозрила, что он готов был вот-вот снова расплакаться.

— Мы обязательно увидимся. Можешь не сомневаться. Ты и я... не знаю, как это вернее сказать... связаны, что ли. Из-за прошлой ночи, понимаешь? И это останется навсегда, как бы далеко друг от друга мы ни находились. Что бы ни произошло.

— Правда?

— Клянусь.

— Да, но когда же мы все-таки встретимся?

Джоуди пожала плечами.

— Не знаю. Но до школы еще целое лето впереди, а до тебя только день езды. Что-нибудь придумаем.

— Если они меня отпустят, я смогу пожить у вас?

— Конечно.

— А тебе не придется спрашивать разрешения у папы?

— Я знаю, что он ответит. Он скажет, что ты можешь жить у нас сколько пожелаешь. А зачем нам тогда комната для гостей?

Энди протяжно и тяжело вздохнул.

— Я хочу остаться здесь прямо сейчас.

— Я бы тоже этого хотела.

Энди подозрительно взглянул на свою собеседницу.

— Правда?

— Конечно, правда.

— Тогда помоги мне спрятаться.

— Ну нет!

— А почему нет? Я могу спрятаться у тебя на чердаке или где-нибудь еще. А ты скажешь им, что я убежал.

Джоуди покачала головой и положила ладонь на неповрежденное колено Энди.

— Ничего не получится. Во-первых, если разыграешь комедию с побегом, все подумают, что тебя выкрали те ублюдки из нашего ночного кошмара.

— А если ты им скажешь, что я убежал?

— Не сработает, Энди.

— Конечно, сработает.

— Нет. К тому же мне придется соврать.

— Так и что?

— А я не буду этого делать.

— Почему?

— Тогда придется врать и папе. А это я не могу И ты даже не смей заикаться о чем-нибудь подобном.

Энди молча смотрел на нее. Вид у него был смущенный и покинутый.

— Я думал, ты и вправду хочешь, чтобы я остался. Разве не это ты сказала?

— Да. И это правда. Я бы очень была этому рада. Но существуют дозволенные и недозволенные приемы. Мне, может быть, очень хочется, — ну, я не знаю, — например, провести неделю в Диснейленде, понимаешь? Но я не стану грабить для этого банк.

Теперь вид у него был рассерженный.

— Никто и не просит тебя грабить банк. Очень надо! Все, что от тебя требуется, — так это маленькая выдумка. Я бы сделал это для тебя не задумываясь.

Убрав руку с его колена, Джоуди встала.

— Из этого все равно ничего не получится, так что лучше забудь об этом. Даже если я совру — а я этого не сделаю, — ты сумасшедший, если полагаешь, что твой дядя, преодолевший такой путь, просто развернется и поедет домой без тебя. Просто забудь об этом. Этого не будет.

— Наверное, ты хочешь, чтобы я с ним уехал.

— Нет, не хочу.

— Нет, точно хочешь.

— Закрой рот и примерь туфли, о'кей?

— Кому нужны твои дурацкие старые калоши? Джоуди высоко задрала ногу и стряхнула с нее мокасин. Он стремительно полетел в сторону Энди, вращаясь на лету, и его мягкая кожаная подошва припечатала его по лбу. Мокасин свалился ему на колени. Энди раскрыл рот от изумления.

— Зачем ты это сделала?

— Просто захотелось.

— Да?..

Джоуди швырнула в него другим мокасином. Взмахнув рукой, он поймал его прямо перед носом.

— Джоуди!

— Пата-пата, бо-бо, — пропела она дразнясь, схватила с пола джинсы и выскочила из комнаты.


Глава 14 | Ночь без конца | Глава 16