home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Джоуди застонала и начала возвращаться из забытья.

— Проснись! — В шепоте звучала тревога. — Проснись, Джоуди! Пожалуйста!

Голос Ивлин. Как, вероятно, и рука, дергающая за плечо.

Она вспомнила.

«Ах да. Я у Ивлин. Осталась на ночь. По крайней мере собиралась».

Открыв глаза, Джоуди протерла их и зевнула. В комнате было темно, но не настолько, чтобы не заметить Ивлин на кровати. Лицо подруги было затенено и едва различимо во мраке. Рука, темневшая на фоне белой простыни, протянута к полу, к ее спальному мешку. Да, это она вцепилась в плечо.

— Ну, что теперь?

— Мне что-то послышалось.

— Да ну, перестань, — недовольно пробормотала Джоуди. — Испортила такой клевый сон. Досмотрю, если не возражаешь. — И она снова зевнула, но Ивлин еще раз встряхнула ее за плечо.

— Я серьезно. Кроме шуток. Я действительно что-то слышала.

— Ну и?

— Мне страшно.

«Ничего удивительного», — подумала про себя Джоуди, но решила промолчать. Ивлин всегда делала из мухи слона, проблемы у нее возникали буквально на ровном месте. Но она была ее лучшей подругой. Еще с детства. И за десять лет Джоуди привыкла к преувеличенной мнительности Ивлин.

— Может, тебе показалось. Давай лучше спать.

— Кто-то разбил окно внизу.

— А-а... — снова зевнула Джоуди. Пока она спала, духота не ощущалась. Теперь в спальном мешке стало жарковато. Возможно, отец Ивлин выключил кондиционеры перед тем, как ложиться.

— Разбил окно? — переспросила она.

— Может, кто-нибудь из твоих родителей встал и что-то уронил? Который там час?

— Четверть второго.

— Боже! — Джоуди нащупала возле левого плеча замок застежки. Когда она потянула его вниз, рука Ивлин дернулась.

— Да это я, — успокоила она подругу.

— Ты что?

— Таю.

— Надо что-то делать.

— Да, давай спать. — Она откинула в сторону душный полог мешка. Оставались только ноги. Вылезя из мешка, она вытянулась во весь рост. Теперь она лежала полностью раскрытой. Сразу стало лучше — прохладнее и удобнее. Только ночная рубашка не пропускала свежий воздух к телу. Будь она у себя дома, и ее скинула бы. Но здесь — совсем другое дело.

— Твой отец, наверное, выключает на ночь кондиционеры?

— Перестань, Джоуди.

— Откроем, что ли, окно?

— Они не открываются.

«Вот и живи после этого в домах, построенных по индивидуальным проектам».

— Наверно, поэтому кто-то и разбил его.

— Совсем не смешно.

Джоуди завела руки за голову. Скользнувшая вверх рубашка подарила ей ощущение легкой и нежной ласки. Приятная прохлада поднялась по бедрам, и она раздвинула ноги.

Намного лучше.

Только бы успеть забраться назад в мешок перед рассветом. Совсем не хотелось бы, чтобы в таком виде ее застали хозяева. Боже, стыда потом не оберешься. Как тогда смотреть в глаза Чарльзу, то есть мистеру Кларку? Еще хуже, если заглянет Энди. Гораздо хуже. С его-то воспитанием. Бедняжку наверняка хватит удар, и он будет первым в истории двенадцатилетним мальчиком, умершим от перевозбуждения.

— Тебе не кажется, что надо пойти посмотреть?

— Ты слышала только звон стекла, и все?

— Ну да.

— Это могло быть что угодно. Может, на улице кто-то уронил бутылку.

— А если вор?

— Если вор, не думаю, что он придет в восторг от нашего появления.

— Ха-ха-ха!

— К тому же сработала бы сигнализация.

— А может, и нет.

— Твой отец всегда ставит дом на сигнализацию на ночь.

— Кто тебе сказал?

— Да ну, Ив! Вспомни, когда твои родители отправляются спать, а мы еще сидим, он всегда предупреждает, чтобы мы не прикасались к дверям. Или он говорит так только из-за меня? Считает, что я дурно на тебя влияю и могу подговорить сбежать из дому и натворить глупостей?

— Да нет, что ты. Он о тебе очень высокого мнения.

— Как мило с его стороны.

— Но сигнализация не всегда срабатывает, ты сама знаешь. Даже включенная. Тем более преступники умудряются...

— Конечно, если это настоящие профессионалы. Но те стараются не забираться в дома, когда там кто-то есть. Предпочитают одиночество. Во-первых, меньше шума. Во-вторых, наказание мягче, если поймают.

Если никого нет, тогда всего лишь кража со взломом. А если дома хозяева, тогда это уже серьезнее — грабеж, а если у преступника к тому же оружие, тогда это уже становится разбоем. Мне папа объяснял.

— Он всегда носит с собой револьвер, да?

— Почти всегда.

— Вот если бы он был сейчас с нами.

— Ну ладно, Ив. Если ты так встревожена, пойдем посмотрим. А может, сразу набрать 911 и не искать приключений себе на голову?

— Я только что об этом подумала.

— Могу представить, как жутко понравится это твоим предкам. Послушай, а почему бы тебе не разбудить отца?

— Ага, да он меня просто прибьет.

— Если в доме вор, тогда нет.

— А если нет? Что, если я его подниму по ложной тревоге?

— Но меня же ты разбудила.

— Ты — совсем другое дело.

— Ага, меня, значит, будить можно?

Несколько секунд Ивлин лежала молча. Потом промолвила:

— Наверное, все-таки лучше.

— Лучше что?

— Сказать папе.

Только сейчас Джоуди почувствовала первые признаки волнения. Хотя отец Ивлин вовсе не выглядел деспотом, Джоуди знала, что лучше его не беспокоить без особой нужды. И если сейчас Ивлин была готова разбудить его среди ночи, должно быть, были на то причины. И довольно серьезные.

Свесив ноги с кровати, Ивлин посидела секунду, затем встала и перешагнула через лежавшую на спальном мешке подругу.

— Ты и впрямь идешь? — И, не дожидаясь ответа, Джоуди добавила: — Я с тобой. Погоди.

Ивлин выжидающе остановилась.

Встав с пола, Джоуди спросила:

— У тебя не будет для меня какой-нибудь одежды?

— Мне казалось, тебе жарко.

— Мне и вправду жарко. Но вдруг это Энди бродит по дому?

— Не беспокойся, это не он. Его из пушки не разбудишь.

Навалившись плечом на дверь, Ивлин повернула ручку. Открывая дверь, она шагнула назад, и Джоуди отпрянула в сторону, избегая столкновения.

Ивлин распахнула дверь настежь.

И ойкнула.

Джоуди услышала хлюпающий звук резкого удара, и что-то кольнуло ее в живот.

Она резко вздохнула, в нос ударил запах дохлятины. Отшатнувшись, Джоуди увидела взмывающую к потолку подругу Но на прыжок это было мало похоже. Никогда в жизни Ивлин так высоко не прыгала.

"Нет, только не это, — ужаснулась Джоуди, когда голова подруги ударилась о притолоку. — Нет. Ой... Не может быть... "

Но по животу уже стекала струйка крови. Не касаясь оттопырившейся рубашки, она катилась в пах. И она была настоящей.

Как и та кровь, что хлюпала из Ивлин. Что ни на есть настоящая.

И гнилая вонь тоже была настоящая.

Несколько дней прошлым летом Джоуди пришлось вдыхать столь же отвратительный запах, когда за перегородкой ванной комнаты сдохла крыса. Отец не захотел из-за нее ломать стенку. И пришлось ждать, пока запах выветрится.

«Так, должно быть, пахнет смерть. Но это же невозможно».

Но перед глазами висело обмякшее тело со склоненной набок головой. Ноги болтались в воздухе, а на ночной рубашке расплывалось огромное темное пятно. В центре пятна торчал острый серебряный язычок.

Но прежде чем Джоуди осознала случившееся, Ивлин покинула дверной проем и поплыла по коридору.

Джоуди оцепенела.

Не могла ни шелохнуться, ни вскрикнуть. Даже дыхание перехватило.

Силуэт в темноте напоминал мужчину. Большого и толстого. Голова гладкая. Похоже, лысый. Весь он, как показалось Джоуди, был каким-то серым, как и его голова.

Разворачивая тело Ивлин, он повернулся боком.

Древка в руках не было видно. Но оно наверняка было. Футов шести длиной.

И ее лучшая подруга была поднята на острие.

А она тупо смотрела, как ее уносили.

«Он меня не заметил! О, мой Боже! Боже! Он не знает, что я здесь. Ивлин оказалась на пути и... Надо поскорее сматываться! А может, безопаснее где-нибудь спрятаться? — мелькнуло у нее в голове. — Нет. Он может вернуться. Или начнет обыскивать весь дом. Или подожжет его перед уходом. Надо бежать. Сначала одеться? Неплохо бы. — В ночной рубашке она чувствовала себя голой и беззащитной. — А что, если он вернется, пока я буду?.. Кроме того, в кармане джинсов были деньги — целая горсть мелочи. Наверняка зазвенит, как только я их возьму. Нет, надо выбираться в чем есть. К черту одежду!»

Джоуди подкралась к дверям. Спрятавшись за стеной, она выглянула из-за косяка.

Человек уже дошел до середины коридора. Его силуэт вырисовывался на фоне бледно-желтого света, лившегося из распахнутой двери родительской спальни.

Запах дохлятины притупился, но все еще висел в воздухе, приторно-слащавый и мерзкий.

«Это от него, — поняла Джоуди. — Как можно так пахнуть? Да зачем мне это знать?» — ответила она сама себе.

На вид он был большой и квадратный, как шкаф. В каких-то лохмотьях с бахромой, болтавшейся во все стороны в такт его ковыляющей походке. Ивлин он нес перед собой, как знамя. Ее голова была почти под самым потолком.

Подойдя к освещенному проему, он слегка опустил ее. Затем, развернув тело вправо, внес его в спальню и, шагнув вслед, скрылся из виду.

«Они все мертвы! Ивлин, ее мама и папа, Энди. А Энди?»

Дверь комнаты мальчика была напротив. И была закрыта.

Оглянувшись по сторонам, Джоуди стала на четвереньки и поползла к ней.

Не за помощью. Она это понимала. Чем мог в подобной ситуации помочь двенадцатилетний ребенок? Тем более такой хлипкий, как Энди. Но ей не нужна была помощь. Она хотела вытащить его из дома.

Страшно даже подумать, что его придется будить. Может, пусть лучше спит, не зная о том, что у него больше нет семьи.

Пробуждение окунет его в такой кошмар, понять который будет ему не под силу. К тому же она прекрасно понимала, что ей, возможно, даже не удастся его спасти. Это могло кончиться смертью их обоих. Гораздо больше шансов спастись в одиночку, если она бросит его и попытается вырваться одна.

«Какого черта?» — одернула она себя.

Внутренний голос, очень напоминавший голос отца, сказал: «Не дрейфь, дорогая».

Протянув руку, она схватила дверную ручку и повернула ее. Замок щелкнул, и она вздрогнула. Затем толкнула дверь и, не дожидаясь, пока та полностью отворится, шмыгнула в темную комнату Энди.

Встав на ноги, она осторожно прикрыла за собой дверь.

Привалившись к ней спиной, Джоуди перевела дыхание.

Окна в комнате были зашторены. Блеклые полосы тусклого света окаймляли края штор. Кроме смутных контуров кровати, ничего невозможно было разглядеть. Непонятно даже, в комнате мальчик или нет.

Она прислушалась. Только бешеный стук сердца. И еще дыхание Энди. Медленное и спокойное.

«Либо спит, либо притворяется», — подумала Джоуди.

Откуда-то донеслись звуки тихой музыки. Наигрыш из мюзикла «Кошки». Из спальни Кларков? Неужели монстр включил радио?

«Что он там делает?»

— Энди? — прошептала она.

Молчание.

Наклонившись вперед и шаря перед собой руками, Джоуди медленно побрела в направлении кровати. Босые ноги ступили на мягкий комок свалившегося одеяла. Наконец руки нащупали простыню. Боком передвигаясь вдоль края матраца, она добралась до угла кровати и завернула за него.

Присев на матрац, Джоуди занесла над кроватью руку и медленно опустила. Ладонь легла на мягкую теплую кожу. Грудь Энди. Джоуди почувствовала, как она вздымается под рукой. И еще как бьется его сердце.

«А что, если это не Энди? Что, если это такой же, как... Да нет, Энди», — успокаивала она себя.

— Энди? — шепнула она и толкнула его в грудь.

— Мммм.

— Это я, Джоуди. Проснись. Так надо.

— Мммм?

Она прикрыла ему рот рукой.

— Не вздумай кричать.

— Джоуди? — Голос у него был с хрипотцой. — Это ты? Правда ты? Боже!

— В доме посторонние.

— Что?

— Надо поскорей убираться отсюда.

— Кто в доме?

— Что-то вроде — ну, не знаю, маньяка, что ли.

— У нас в доме маньяк?! — Казалось, он больше удивился, чем испугался. — Ты хочешь сказать, такой, как Фредди или Джейсон?

— Я имею в виду настоящего.

— Где?

— Перестань. Пойдем скорее. — Она слегка шлепнула его по груди и встала.

— Джоуди?

— Надо торопиться.

— Пока маньяк до нас не добрался? — Лица мальчика не было видно, но, судя по тону голоса, растерянность, похоже, прошла. Он решил, что это розыгрыш, и соображал, как поостроумнее отреагировать.

— Энди, я не шучу.

— Да, разумеется. Подумать только, я уже чуть было не клюнул. Но только на одну секунду. Ладно. Большое спасибо. Это меня очень развеселило. — И вдруг он вскочил на кровати и заорал: — ОЧЕНЬ СМЕШНО, ИВЛИН, ХА-ХА-ХА!

Джоуди обомлела.

— Заткнись! — хрипло прошипела она. — Что ты делаешь? Ты нас погубишь!


Ричард Лаймон Ночь без конца | Ночь без конца | Глава 2