home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Папа все же воспользовался грилем, установленным на заднем дворе. Он и дядя Энди оба были там, но вскоре вошли в дом с полным блюдом бифштексов. Кроме блюда, в руках у папы была банка пепси. У Вилли — стакан с раздавленным ломтиком лимона и несколькими полурастаявшими кубиками льда.

— Могу я еще раз наполнить ваш стакан? — поинтересовался папа.

«Прекрасная мысль, — подумала Джоуди. — Накачать его, и тогда, быть может, ему придется остаться». Не потому, что она хотела, чтобы Вилли остался. Просто не хотела, чтобы уезжал Энди.

— Боюсь, что мне хватит, Джеко. Все равно большое спасибо. Пойми, у меня впереди такая длинная дорога. Лучше я выпью содовой.

— Пепси подойдет? — спросил отец.

— А какой-нибудь диетической колы у вас нет?

— Боюсь, что нет, — папа подозрительно покосился на своего гостя.

«И не удивительно, — подумала Джоуди. — „Диетической колы“? Да он худой, как глиста».

— Что же, думаю, что от одной бутылочки обычной пепси я не умру. — Несколько раз мотнув головой, он подмигнул. — Только не сболтните моей жене. Она с меня не слезает со своими диетами, понимаете?

— Буду нем, как рыба.

Все уселись за обеденный стол. Перед каждым стояла тарелка с бифштексом и хрустящим картофелем и либо стакан, либо банка с пепси. Какое-то время было тихо, пока каждый приправлял свои бифштексы в различном сочетании горчицей, майонезом, зеленым луком, кусочками свежих помидоров, маринованными овощами и толстыми кусками лука.

— Ммм, вкуснятина, — промычал Вилли, откусив первый кусочек. — Изысканнейшее чрезвычайно блюдо. Мои комплименты шеф-повару.

Моментально, прежде чем кто-то успел бы поддержать разговор, Джоуди спросила:

— А вы сможете отпускать Энди к нам в гости?

Дядя Вилсон наклонил вбок голову.

— Как, мы еще не вышли за порог, а ты уже хочешь, чтобы он вернулся! Джеко, тебе нельзя терять бдительности! Похоже, твоя барышня успела положить глаз на юного Энди.

— Думаю, она еще и не на то способна.

— Папа! Все совсем не так, ты сам знаешь.

— О, да. Знаю. Дело в том, Вилсон, что они многое пережили вместе прошлой ночью. Мне кажется, это их сплотило в команду — а когда ты в хорошей команде, ты не хочешь, чтобы она распалась.

— Да-да, — подхватил Энди. — Это все равно, как если бы мы были партнерами.

Энди нахмурился и посмотрел прямо на своего дядю.

— Поэтому ты просто обязан отпускать меня погостить у нее.

— Только не надо мне указывать, что я должен делать, Энди. На меня это плохо действует. Однако, полагаю, нам удастся организовать что-то вроде визита. После того, как ты обживешься, и когда у твоей тети будет достаточно времени, чтобы свыкнуться с новой ситуацией.

— Он будет здесь желанным гостем в любое время, — подтвердил папа.

— Замечательно. Конечно, ни о каком визите не может быть и речи до того, пока не поймают преступников.

— Но, дядя...

— Эндрюююю? — Вилли закинул назад голову, очевидно, в надежде, что, заглянув ему в ноздри, Энди тут же перестанет перечить. — Мы не будем спорить.

— А что, если их никогда не поймают?

Джоуди раскрыла рот, но быстрый взгляд отца заставил ее промолчать.

— Это место не безопасно, — продолжал Вилли. — Я ушел сегодня с работы в одиннадцать и провел весь день в пути, чтобы приехать и забрать тебя отсюда, потому что здесь ты в опасности. По правде, я даже пошел вопреки здравому смыслу, задержавшись на обед — а это поставило нас обоих в еще более опасное положение, которого вполне можно было бы избежать.

Улыбнувшись, он повернулся к отцу и энергично замотал головой.

— Я не говорю, что обед не был великолепным, потому что именно таким он и был. Но хоть ты скажи им, Джеко.

Потирая правую щеку, отец задержал взгляд на Энди.

— В Аризоне тебе будет намного безопаснее, это точно.

— А это говорит офицер полиции, — подчеркнул Вилли.

Джоуди почувствовала, что сейчас ее понесет.

— Папа! А что, если их никогда-никогда не поймают? Это что, значит, мы с Энди больше никогда в жизни не увидимся? Разве это справедливо?

Еще до того, как с ее уст слетело последнее слово, Джек начал похлопывать ладонью по воздуху. Когда она умолкла, он заговорил:

— Угомонись, золотце. Я этого не говорил. Поступим так: будем смотреть по обстоятельствам. Как только здесь все уляжется, мы можем попросить Энди приехать в гости. — Повернувшись к Энди, он добавил: — Тебе это нравится?

— Думаю, вполне.

— А я завтра же тебе позвоню, — вмешалась Джоуди.

— Ты оставил им свой номер, дядя Вилли?

— У нас он уже есть, — объяснил отец.

Дальше трапеза происходила почти в полном молчании. Джоуди сосредоточилась на своем бифштексе. Она понимала, что не в нем дело — он, вероятно, был такой же нежный, сочный и аппетитный, какими всегда бывали бифштексы, приготовленные отцом на гриле, — но, как она ни старалась, в рот попадали жесткие и сухие куски, которые трудно было проглотить. Не осилив и половины, она сдалась. Бросив в рот горсть хрустящего картофеля, Джоуди запила его пепси.

И у Энди, казалось, были проблемы с бифштексом. Только он оказался упорнее. Раз взявшись за него, он так ни разу не положил его назад, а держал его над тарелкой обеими руками, не сводил с него глаз и периодически откусывал по маленькому кусочку.

«Хочет оттянуть время, — подумала Джоуди. — Понимает, что, как только мы встанем из-за стола, ему придется уезжать».

— Кто-нибудь будет мороженое? — спросил папа, как только Энди доел свой бифштекс.

— Конечно! — с восторгом воскликнул Энди. Еще одна отсрочка.

— К сожалению, придется отказаться, Джеко. Впрочем, премного обязаны. Боюсь, мы и так потеряли слишком много времени, а у нас впереди еще такая дорога. — Он подмигнул Энди. — Так ведь, молодежь?

— Думаю, что да.

— Вы собираетесь ехать без остановок? — поинтересовался отец.

— Это моя отличительная особенность — я никогда ничего не делаю наполовину. Или все, или ничего. Я убежден, что, если вы себе что-нибудь наметили, надо идти к этому на всех парах, невзирая на штормы и ураганы, и к чертям все торпеды.

— Или пан, — пробормотала Джоуди, — или пропал. И отец, и Энди были просто ошеломлены: отец шокирован ее невежливостью, Энди, напротив, был восхищен.

Но Вилсон Сполдинг помотал головой и, погрозив ей согнутым пальцем, просопел:

— Абсолютно! То-о-очно! Или пан, или пропал! Именно такого рода энтузиазм мне по душе. На всех парах, и к черту торпеды! У тебя не дочь, а сплошное очарование, — добавил он, повернувшись к Джеку.

— Что-то в этом роде, — пробормотал тот.

Энди рассмеялся, но Вилли, кажется, перестал обращать на него внимание.

— Нам следует увезти ее с собой. Силой, если потребуется. Как вам это понравится, барышня?

Страстное желание, неожиданно озарившее лицо Энди, сдержало ее порыв ответить какую-нибудь гадость.

— Спасибо за предложение, мистер Сполдинг, но принять его не могу. Мне нужно присматривать за отцом.

«Ты ведь это несерьезно, болван! Так, чтобы подразнить Энди».

— Извини, — обратилась она к Энди.

— Ладно уж. Я знаю, что ты не можешь поехать. У Джоуди запершило в горле.

— Мне кажется, ты зря отказываешься от мороженого.

— Сейчас расфасуем его по вафельным стаканчикам, и вы возьмете их с собой, — повернувшись к Вилли, добавила она. — У нас есть шоколадное, «Бен энд Берри»...

— О, нет, благодарю вас, — оборвал ее Вилли, — эти стаканчики такие маркие.

Джоуди вскочила так, что стул грохнулся о пол.

— Ах ты тупой сукин сын! У Энди вырезали всю семью, а ты, черт побери, запрещаешь ему взять с собой стаканчик мороженого. Да что ты за урод после этого!

Даже когда она это выкрикивала, тихий внутренний голос упрекал ее: «Боже мой, ты только послушай себя. Да у тебя сдали нервы. Ты просто не в себе».

Но, несмотря на это внутреннее предупреждение, Джоуди выпалила все на одном дыхании, выкрикивая слова в лицо гостю, брызгая слюной и обливаясь слезами.

Вначале Энди обмер, но потом и сам заплакал.

Вилли словно прирос к стулу. Он сидел, боясь шелохнуться, и только моргал глазами.

Отец вскочил со своего места, обежал вокруг стола, взял Джоуди за руку и потащил в коридор. Там, вдали от посторонних глаз, он обнял ее и погладил по голове.

— О, золотце, — шептал он, — золотце мое.

— Извини.

— Ничего, ничего.

— Я просто хотела, чтобы он взял с собой мороженое, — ревела она.

— Он возьмет, возьмет. Боже, милая. С тобой все в порядке?

—Нет.

— Знаю, знаю.

— Он ужасный человек.

— Просто чудаковат, и все. Он не со зла.

— Неправда. Он ненормальный. О, папа, неужели мы ничего не можем сделать? Нельзя помешать ему увезти Энди?

— Энди будет с ним хорошо.

— Нет, не будет.

— Золотце ты мое. Они его родственники. Они будут о нем заботиться. Знаю, ты будешь о нем скучать, но...

— ДО СВИДАНИЯ! — послышался крик Энди. — ДО СВИДАНИЯ, Джоуди!

— Какого?.. — неожиданно буркнул папа.

— НЕ ЗАБЫВАЙ...

— Пойдем, — голос дяди Вилли, резкий и сердитый.

— Энди! — закричала Джоуди.

И услышала, как хлопнула дверь.

— Папа, мы должны...

— Тсс. — Он замер, крепко прижимая ее к себе.

«Прислушивается. О Боже, он прислушивается к выстрелам!»

— Папа!

— Тсс.

Когда раздался шум, Джоуди вздрогнула. Отец не шелохнулся. Все еще не двигаясь, он прошептал:

— Это всего лишь дверца машины.

Спустя секунду донесся второй хлопок. Потом заурчал мотор.

— Они сели. Теперь все будет в порядке. Звук мотора стал замирать вдали.

— Папа, они уезжают!

— Они выехали из самого опасного сектора. — Он говорил шепотом, словно высказывал мысли вслух. — Я планировал загнать машину Вилсона в гараж, чтобы при посадке не подвергать Энди опасности. Совсем не рассчитывал на то, что тот вот так сбежит.

— Это я виновата. Это потому, что я свихнулась. Он расправил ей волосы.

— Тебе пора научиться управлять своими эмоциями.

— Я знаю.

— И еще следить за выражениями.

— Но это он меня довел. Как будто он бесчувственный, понимаешь. Как он мог не позволить Энди взять стаканчик мороженого? Ведь он же приходится Энди дядей, или я ошибаюсь?

— В мире много выродков, золотце.

— Это точно.

— Но, когда один из них становится твоим гостем, все же надо постараться быть с ним повежливее.

— Знаю. Боже, он уехал только из-за меня.

— Он бы все равно уехал. Твое поведение только немного ускорило отъезд.

— У меня даже не было возможности попрощаться с Энди.

— Знаю, золотце. Очень жаль. Но послушай, ты можешь позвонить ему завтра и сказать «до свидания». «До свидания» и «привет». Будешь говорить с ним сколько душе угодно. Напомнишь ему, что он оставил здесь свои джинсы.

— И правда! — спохватилась Джоуди. — Я про них начисто позабыла.

— Теперь ты можешь хранить их как залог за свою одежду. — После паузы он добавил: — Между прочим, костюм, который ты отдала, был моим любимым.

— Но в шорты я уже даже не влезаю.

— Знаю. Толстеешь. А раньше была такая стройная.

— Папа!

Шлепнув ее по попке, он пошел на кухню.

— Пойдем, сами съедим мороженое.

Относительно сорта мороженого их выбор совпал, и Джоуди наполнила вазочки. Ели они за кухонным столом и уже почти заканчивали, когда телефонный звонок заставил Джоуди вскочить. Трубку снял отец.

— Алло. — И он стал слушать. На лице, кроме его обычной однобокой ухмылки, не было никакого выражения.

— Очень хорошо, — сказал он наконец. — Спасибо. И повесил трубку.

— Пока что все в полном порядке. Машину Вилли ведут два экипажа. Судя по всему, кроме наших ребят, у него на хвосте никого нет.

— Ты поставил их машину под наблюдение?

— Разумеется. Мы же не стадо обезьян, как ты думаешь?

— Нет, но... Чересчур шикарно. Получается, у Энди и его урода-дяди свои телохранители.

— В настоящее время так оно и есть.

— Но не на всю дорогу?

— Только до границы штата. Впрочем, этого вполне достаточно. Если мы до этого времени не обнаружим «хвост», можно с большой долей уверенности сказать, что его нет.

— А что, если они его обнаружат?

— Тогда считай, что нам повезло. Мы атакуем и схватим их. Затем убедим их в пользе сотрудничества, и банда у нас в кармане.

— Это было бы превосходно, — согласилась Джоуди.

— Было бы, но не будет. То, как они действовали прошлой ночью, говорит о том, что мы имеем дело не с банальными уголовниками. Возможно, они и не гении, но и не идиоты. Они все делают обдуманно. И осторожно. Поймать их будет крайне нелегко.

Джоуди презрительно скривила губы.

— Но они не настолько хитры, чтобы добраться до нас, правда?

— Такие еще не родились, золотце.

— Да-да, рассказывай.

— Как, ты мне не веришь? — Он попытался притвориться обиженным.

— А я похожа на шимпанзе?

Он утвердительно кивнул: «Дочь Конга».

— Слава Богу, я похожа на маму.

Он расхохотался и покачал головой.

Джоуди собрала вазочки из-под мороженого и ложечки и отнесла их в раковину.

— Почему бы тебе не прилечь, — предложила она, — посуду я помою.

— Нет. Сейчас займемся другим делом: налепим сколько получится бифштексов, а я их отнесу во двор и поджарю. Угостим нашу бдительную охрану. Этим мы завоюем их сердца, и они не пожалеют за нас живота своего.

Достав из холодильника пакеты говяжьего фарша, отец принялся помогать Джоуди за стойкой. Когда было готово шесть штук, он произнес: «Пожалуй, есть с чего начать» — и понес их во двор. Распечатав очередной пакет мяса, Джоуди разделила фарш на шарики, которые потом раскатала.

Ей было приятно, что отец до этого додумался. Готовить бифштексы для копов казалось ей благородным занятием. К тому же это отвлекало ее мысли от убийц, от Энди и от дяди Вилли.

Скоро у нее было готово еще шесть штук.

Но папа все не возвращался. Она представила, как он стоит над мангалом с лопаткой в руке и следит за приготовлением бифштексов.

— Ты знаешь пословицу «кто над чайником стоит, у того он не кипит»? — не раз спрашивал он у нее. — Так знай, кто над грилем не стоит, у того бифштекс сгорит. — Что бы он ни готовил: бифштексы, цыплят или отбивные, он непременно придавал процессу философскую глубину.

Но Джоуди знала его лучше. Он выходил вовсе не караулить огонь и спасать еду от подгорания. Это был всего лишь повод. На самом деле он делал это, потому что любил побыть на свежем воздухе вечерком, любил запах дыма, звук шипящего и стреляющего мяса, любил наблюдать за пляской огня. Он никогда в этом не признавался, но Джоуди давно увидела это в манере его поведения. Возможно, в эти мгновения он вспоминал свои бойскаутские дни или походы с рюкзаками в горы с мамой в молодости. Или, быть может, приготовление мяса на настоящем огне и на природе имело особую привлекательность, которая уходила глубже, чем просто ностальгия, — может, это было намного древнее и примитивнее и имело непосредственное отношение к заложенным в человеке охотничьим инстинктам.

Выложив сырые заготовки на тарелку, Джоуди направилась к выходу во двор.

По пути она вспомнила, как, бывало, отец стоял над мангалом с прозрачным желтым пластмассовым водяным пистолетом. Это было, когда она была еще очень маленькой. Пистолетом он сбивал пламя. Иногда он брызгал на Джоуди. Тогда мама его ругала.

Иногда Джоуди брызгала из пистолета себе в рот.

Вода вылетала из отверстия не больше булавочной головки. И всегда с шипением. Иногда она направляла струю на свод нёба, и тогда было щекотно. Иногда высасывала воду прямо из дула. Всегда достается воды больше, когда ее высасываешь, чем когда выкачиваешь. У воды всегда был чудной привкус. Резины или пластмассы.

Джоуди шагнула во двор, и стеклянная дверь за ней захлопнулась.

Папа резко обернулся.

— Джоуди! Я просил тебя оставаться...

Сначала свистнула пуля.

Звук выстрела донесся через долю секунды.


Глава 16 | Ночь без конца | Глава 18