home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 20

Первое убийство не было преднамеренным.

Это произошло, когда мы еще учились в предпоследнем классе средней школы, примерно двенадцать лет назад. Томми, я, Ковбой и Брайан — все мы учились в восьмом классе и были неразлучными друзьями.

Фамилия у Брайана была Фишер, поэтому мы дразнили его Пескарем. Из-за фамилии и роста. Он был маленьким и сухоньким, таким и остался.

И тем не менее он по уши втюрился в Дениз Деннисон. Нетрудно понять почему. Она была такая красивая, что больно было смотреть: золотистые волосы, кожа — как мед, глаза — как небо в жаркое летнее утро. Если этого вам недостаточно, могу добавить, что у нее были огромные сиськи и она никогда не носила бюстгальтера. Так что время от времени на них можно было полюбоваться — когда она наклонялась.

Подозреваю, что все мы были от нее без ума.

Но были не настолько глупы, чтобы не понять — у нас нет ни малейшего шанса. Но только не Пескарь.

Он был, есть и всегда будет занудой, тупицей, слюнтяем и безнадежным оптимистом. Другими словами, настоящим неудачником.

— Кажется, я ей нравлюсь, — заявил он однажды после школы.

— Гонишь, — не поверил я.

— Чему тут нравиться, — добавил Томми.

— Неужели твои льняные кудри? — сострил Ковбой. Нам всегда нравилось поострить насчет волос Пескаря. Он отпустил их до плеч — не очень красиво, когда ты тринадцатилетний сосунок. Думал, длинные патлы придадут ему бунтарский вид, но этого не произошло. Напротив, он выглядел с ними просто расхлябанно, и все на него смотрели как на конченого недоумка.

Помню, я еще сказал, чтобы он пригласил Дениз на свидание — заплести ему косички.

— А я как раз и собираюсь позвать ее, — признался он.

— Не теряй времени, — посоветовал я.

— Да она выставит тебя на посмешище, приятель, — добавил Ковбой.

— Может быть, а может быть, и нет.

— Правильно, рискни, — вмешался Томми. — Терять нечего. Самое худшее, что может произойти, так это услышишь отказ.

— И, может, почувствуешь себя хуже червяка, — вставил Ковбой.

— А червяк даже меньше пескаря, — заметил я.

— Ха-ха-ха.

Когда мы говорили о «самом худшем, что могло произойти», у нас и в мыслях ничего такого не было.

На следующий день в школе мы все наблюдали за Пескарем, когда он встал за Дениз в очередь в столовке. С наших мест все было видно, хотя и не слышно.

В тот день она была просто великолепна. Собранные сзади в хвостик волосы и клетчатая юбка, едва прикрывавшая задницу. Еще на ней была белая блузка, и я до сих пор хорошо помню, как сквозь нее просвечивала розовая спина — и никаких бретелек.

Пескарь остановился прямо возле нее.

— Смотри, он и вправду собрался, — произнес Ковбой. Похоже, он был ошеломлен наглостью Пескаря.

Затем Дениз повернула голову в сторону — казалось, она смотрит прямо в глаза Пескарю, — несколько раз кивнула, и на ее лице появилось оживленное и любопытное выражение. Потом, должно быть, их беседа добралась до главной темы, а именно, приглашения покататься на коньках на городском катке в пятницу вечером. Вдруг ее лицо расплылось в улыбке. И как ни старалась она казаться приветливой, улыбка, с которой она ему отказала, все равно превратилась в жалостливую гримасу.

Потом он нам передал все дословно: «Спасибо за приглашение, Брайан. В самом деле. Это очень мило с твоей стороны. Но я буду занята, понимаешь?»

«Я ПОЙДУ С ТОБОЙ! Я ЗДОРОВО КАТАЮСЬ!»

Это была Хестер Ладдгейт, случайно оказавшаяся в очереди позади Дениз и которая, должно быть, подслушала весь их разговор.

Я уже рассказывал кое-что о Хестер. Она явилась в тот мой короткий сон прошлой ночью, когда я вознесся на вершину блаженства и вкушал его, пока моя красотка не превратилась в безобразное и изуродованное исчадие ада. И этим монстром была Хестер.

Хестер не только выглядела как свинья — от нее пахло носками, которые не снимали весь день — причем очень жаркий, и в которых, ко всему прочему, еще и угораздило вступить в зловонную жижу. И практически это был ее постоянный запах.

И все же Хестер воскликнула: «Я здорово катаюсь!» — и схватила Пескаря за руку. Да еще как сильно. Даже с расстояния было видно, как он весь сжался, а после он показал нам оставленные ее пальцами синяки.

Хестер даже бросила свою очередь, чтобы отвести Пескаря в сторону.

Мы потеряли их из виду, потому что катались со смеху и глаза застилали слезы веселья.

Как затем обнаружилось, Хестер затащила его за угол здания, где и состоялся разговор с глазу на глаз. Пескарь всячески пытался отговориться от свидания на катке, но та призвала на помощь все свои чары: слезы плюс угрозы.

В итоге они договорились встретиться на катке в пятницу в восемь вечера.

Но в пятницу в восемь Пескарь еще сидел с нами дома у Томми, в шикарном особняке на холме над бульваром Солнечных закатов. Формально дом принадлежал его матери, но та уже ничего не решала — ею руководил сын. Она боялась его до смерти и никогда не вмешивалась в наши дела Обычно пряталась в своей спальне, а в остальном доме хозяйничали мы.

Как раз у Тома мы и были, когда Пескарь должен был идти на свидание с Хестер. Притащили откуда-то огромный картонный рекламный плакат и уселись вокруг него на полу в комнате отдыха (препараторской, как окрестил ее Томми), создавая коллективный коллаж. У нас он назывался «Смерть под пыткой». В ход пошли фотографии ножей, тесаков, стрел и тому подобного, вырезанные из спортивных журналов и каталога «Пенни», а также снимки обнаженных красоток из таких журналов, как «Плейбой» и «Пентхауз». Это было великолепно. Мы как ненормальные спорили, как лучше расположить девочек и оружие — в какое место их поразить. Для большего реализма мы резали самих себя и брызгали кровью на плакат.

Распалившись, Пескарь проткнул ножницами шикарный крупный план какой-то секс-бомбы.

— Вот тебе, вонючая свинья, — взвизгнул он.

— Так хорошо она никогда не выглядела, — съязвил Ковбой.

— Бедняжка, наверное, уже все глаза выплакала, — подхватил Томми.

Я посмотрел на часы. Пескарь уже на два часа опоздал на свидание.

— Она, вероятно, уже наплакалась и вернулась домой, — заметил я.

— Да, ты ее опустил, — добавил Ковбой.

Пескарь дурацки ухмыльнулся.

— Будет знать — не на того напала, да?

Это было в пятницу вечером, а в воскресенье днем Пескарь остался дома один — родители уехали смотреть какой-то теннисный турнир с участием звезд мировой величины.

Развалившись в кресле, он смотрел телевизор.

И тут ни с того ни с сего в дверь вваливается Хестер и направляет на него пистолет 22-го калибра.

— Где же ты был, Брайан? — спрашивает. — Обещал прийти, я ждала, ждала, а ты так и не появился. — Первые слова были произнесены спокойно, с насмешкой и чувством превосходства, но вскоре она сорвалась на крик. Пескарь уже решил, что он труп.

— А я ждала и ждала! — рыдала она. — Ты не имел права! Лжец! Грязный и подлый обманщик. Ты же обещал!

Затем она подошла к Пескарю и приказала открыть рот. Он подчинился, и она всунула туда ствол.

Он все еще сидел в кресле, так и не успев подняться. А сейчас эта толстая вонючая недотепа вставила ему в рот пистолет. И еще взвела курок.

— Думаешь, если я не такая смазливая, как Дениз, ты можешь обращаться со мной как с куском дерьма? Не получится! Слышишь, не получится! Пусть я, быть может, и не красавица, но у меня есть чувства! У тебя не было права! Не было!

Затем спустила курок.

Послышался сухой щелчок. И все.

Пистолет был полуавтоматический, и, хотя обойма была набита до отказа, патронник был пуст. Мы так никогда и не узнали, было ли так задумано, и она хотела только попугать Пескаря или действительно намеревалась пристрелить его, но просто оказалась слишком глупа для таких дел.

Услышав щелчок, Пескарь целую секунду еще думал, что его застрелили. Потом до него дошло, что та штуковина у него во рту не выстрелила. А, сообразив, он отбил пистолет в сторону, одновременно дернув назад головой, чтобы ствол вышел изо рта. Затем они боролись за пистолет, и Хестер все пыталась вновь направить его на Пескаря. Она была крупнее и сильнее, и в конце концов ей удалось поднять того из кресла и поставить на ноги.

Это была ее самая крупная ошибка, потому что в тот же момент он пнул ее коленом в жирное брюхо. Этим ударом Хестер была полностью выведена из строя и лишена боевого задора. Выпустив из рук пистолет, она бессильно рухнула на колени.

После этого он хорошенько ее отдубасил.

Потом Пескарь позвонил Томми, а Томми позвонил мне, а я — Ковбою. Через десять-пятнадцать минут мы все собрались.

Хестер лежала, распластавшись на полу, в комнате Пескаря без малейшего движения, только стонала и всхлипывала.

Мы выволокли ее в гараж. Ворота открыли с помощью дистанционного пульта. Потом Томми загнал в него свой «мерс», и, прикрыв ворота, мы погрузили Хестер в багажник.

Вернувшись в дом, мы внимательно осмотрели комнату, чтобы убедиться, что все порядке. После Хестер ничего не осталось, разве что кислый запах и пара соплей. Мы решили, что вонь выветрится сама по себе, но сопли смыли и протерли тряпкой все, чего могли коснуться пальцы этой свиньи.

Пескарь черканул записку родителям. В ней говорилось, что он поехал к Томми «подурачиться».

Довольно точное определение.

Ковбой и я оба пришли пешком, поэтому о наших мотоциклах беспокоиться нам было нечего. Томми вырулил из гаража, ворота прикрыли, мы все впихнулись в машину. И он нас повез.

Не совсем законно, поскольку Томми было всего тринадцать, впрочем, он был не из тех, кого это могло остановить. Да и не впервые он брал автомобиль матери покататься.

Но все это было сплошное безумие.

Томми был мальчик развитой, не спорю. Умственно. Но физически он выглядел на свои тринадцать. Любой коп, увидевший его за рулем, нас бы остановил и задержал — и обнаружил в багажнике Хестер. Конечно, в тот момент она была еще жива, и нас бы не привлекли за убийство.

В любом случае ничего этого не произошло.

И хотя мы все изрядно перенервничали, счастье нас не покинуло. А может, все в Лос-Анджелесе, включая полицию, в тот день пошли глазеть на теннисную знаменитость?

Проехав парадные ворота усадьбы Томми, мы окончательно расслабились.

Подъездная аллея у них длинная и извилистая. Мы остановились так, чтобы нас не было видно из дома.

Пескарь всю дорогу возился с пистолетом, и в конце концов ему удалось дослать патрон в патронник. С его помощью он заставил Хестер исполнять наши приказания.

Мы заставили ее выкарабкаться из багажника и пойти в сторону парка. Она вся дрожала и ревела белугой, но не порывалась ни кричать, ни бежать. Думаю, боялась, что Пескарь выстрелит.

Стоял поистине чудесный осенний полдень. Некоторые утверждают, что в Лос-Анджелесе нет времен года, но они ошибаются. Погожими осенними деньками полуденное солнце приобретает бархатисто-пыльный оттенок. Оно становится краснее, чем обычно, и окутывает все вокруг мягкой золотистой дымкой.

День был жаркий, но дул приятный ветерок. Чудесная свежесть шевелила волосы и отдувала рубашку. Без одежды было бы еще лучше.

Как я уже говорил, убивать ее никто не собирался.

Во всяком случае, я так считаю.

Как мне все припоминается — мы просто хотели проучить ее, чтобы она не портила нам жизнь, и еще предоставить Пескарю возможность расквитаться с ней за причиненный ему моральный ущерб. Но не убивать.

Мне кажется, тогда я думал, что мы просто немного потискаем ее. Ничего серьезного.

Но так было лишь до того, как мы углубились с нею в парк. Тогда все странным образом изменилось. Наверное, для всех нас.

Дело в том, что нас никто не видел и никто не знал, что она с нами, и мы могли делать с ней все что угодно.

До меня это дошло как-то неожиданно, но по тишине и нервным, нетерпеливым взглядам своих товарищей я понял, что и Томми, и Ковбой, и Пескарь это знают.

Мы могли делать все что заблагорассудится, и никто никогда ничего не узнал бы.

Даже Хестер уловила смену нашего настроения.

Она оглянулась через плечо. Такая грустная, жалкая и угрюмая. Всего две секунды — и она, должно быть, заметила происшедшую в нас перемену. И в глазах ее мелькнул панический страх. Она ахнула и бросилась бежать.

Пескарь выстрелил.

«Бух» — выстрел прозвучал не громче хлопка в ладоши.

Я услышал, как пуля шмякнулась о тело. Затем она ойкнула и повалилась на колени.

Пуля попала под правую лопатку, и на белой футболке проступило кровавое пятнышко.

Пытаясь посмотреть на рану, Хестер неестественно вывернула голову и закинула через плечо левую руку. Ее пальцы извивались вокруг лопатки, но не могли достать до раны.

Мы подошли к ней.

— Ты меня подстрелил, — кричала она. — Что ты сделал? Ты в меня выстрелил. Ты с ума сошел?

— Ага, — оскалился Пескарь. — Понравилось? — И он навел на нее пистолет.

— Больше не стреляй в меня! Пожалуйста! Нет! Мне больно! Господи!

Похоже, он все-таки решил ее пристрелить, но Томми шепнул:

— Не надо. Она нужна нам живой. Пока что.

Ковбой провел тыльной стороной ладони по губам.

— И что мы с ней будем делать? — спросил он дрожащим голосом.

— Все, — ответил Томми, — но сначала давай разденемся. Не хочу марать одежду.

Мы разделись и свалили одежду в кучу в сторонке, чтобы она не перепачкалась. Карманные ножики, которые всегда были при нас, мы достали.

Без одежды было просто замечательно. Солнце, ветер. Хруст веток и шелест листвы под ногами.

Хестер совсем не сопротивлялась.

Она съежилась, плакала и умоляла все время, пока с нее срывали одежду.

Боже правый!

Конечно, Хестер была свиньей, но сейчас она была голой. А для меня, Ковбоя и Пескаря такое было в новинку. (Не знаю, был ли у Томми до Хестер какой-нибудь опыт, но у меня сложилось впечатление, что он был далеко не новичок.) Как бы там ни было, но мы настолько разволновались, что не знали, с чего начать.

И набросились на нее всем скопом.

Осмотрев и ощупав ее, мы стали по очереди ее трахать.

За все это время она не шелохнулась: только всхлипывала, вялая и безжизненная.

По чистой случайности мы обнаружили, что от боли она оживала — вздрагивала, дергалась и напрягалась. И мы начали щипать и кусать ее, колоть ножиками. И чем больнее мы ей делали, тем лучше все получалось.

Потом мы обнаружили, что делать ей больно было приятно даже после секса.

Когда дело стало принимать серьезный оборот, мы всунули ей в рот трусики, чтобы приглушить крики, и даже пришлось ее придерживать.

Как мне показалось, мы развлекались с ней часа примерно три, прежде чем она умерла. А это стало понятно, когда она совсем не отреагировала на последний удар Ковбоя, тогда как любой нормальный человек в таком случае подскочил бы с воплем.

— Что это с ней такое? — прошептал Пескарь.

— Тебе представить список? — усмехнулся я. Иногда и у меня получаются остроумные шутки.

— Она откинулась, придурки, — заключил Ковбой.

— А может, и нет, — произнес Томми, — посмотрим, бьется ли у нее еще сердце.

Потом была омерзительная сцена.

Через несколько минут он держал в пригоршнях ее сердце.

— Оно бьется? — усмехнулся он.

— А меня не прибьет? — подхватил я.

Томми рассмеялся и швырнул его в меня. Оно отскочило от плеча, и, поймав его у самой земли, я бросил его назад. Томми красиво и ловко поймал его на лету одной рукой. В нашу игру включились и другие. Со стороны, наверное, картина была странная: четверо забрызганных кровью мальчишек, выстроившихся вокруг тела Хестер, перебрасываются ее сердцем под посвист Ковбоя, исполнявшего гимн гарлемских бродяг «Сладкая корка черного хлеба».

Вот каким было наше первое убийство.

Мы посчитали, что тело Хестер не было необходимости куда-то прятать. Густые кроны деревьев прикрывали его с воздуха, а от дома и подъездной аллеи оно находилось на безопасном расстоянии. Кроме того, вся усадьба была огорожена высоким забором. Томми давно запретил матери нанимать работников, так что не было никакой опасности, что какой-нибудь садовник случайно наткнется на него.

В итоге мы не только не стали ее закапывать, но даже не удосужились прикрыть чем-нибудь. Так и бросили ее распластанной на земле.

Дойдя до дома Томми пешком, мы стали поливать друг друга из шланга на лужайке перед домом. (Мать Томми наблюдала за нами из окна второго этажа — это было несколько странновато, но в то же время я ощущал своего рода возбуждение. Томми это нисколько не беспокоило. Он рассмеялся и махнул ей рукой. ) Вода была жутко холодной. До сих пор помню, как тогда вздрагивал и стучал зубами от холода, весь покрываясь гусиной кожей.

Смыв кровь и грязь, мы побежали за дом порезвиться в бассейне. Мы носились наперегонки и играли в салки. Затем мы повыскакивали и развалились в шезлонгах, отогреваясь на солнышке.

— Твоя мама на нас не настучит? — поинтересовался Пескарь.

— Ты, наверное, шутишь.

— А если она найдет тело? — спросил я.

— Не найдет. А если и найдет, то не станет ничего делать, потому что знает, что с ней тогда будет.

Высохнув на солнце, мы вернулись в парк и нашли свою одежду. Одевались мы в полном молчании и лишь поглядывали время от времени на тело, лежавшее примерно футах в двадцати. На него уже слетелись мухи.

Пистолет Пескарь отдал Томми.

— Возьми лучше себе. Если понесу его домой, мама найдет. Хлопот тогда не оберешься.

Томми всунул пистолет в передний карман.

Потом ему захотелось еще раз взглянуть на Хестер.

Одевшись, мы все пошли за ним.

— Думаю, она получила по заслугам, — произнес Пескарь. Голос у него был совсем не веселый.

— Очень жаль, что я не могу ее воскресить, — сокрушенно промолвил Томми.

— Что? — воскликнул я, не веря своим ушам. — Воскресить?

— Да-да. Чтобы можно было сделать с ней это еще раз.

Мы дружно рассмеялись.

Позднее Томми развез нас по домам. Папа с мамой сидели во дворе с коктейлями в руках. Я схватил горсть жареных орешков.

— Хорошо провел время у Томми? — спросила мама.

— Ага! Играли в мяч, плавали в бассейне... Бесподобно!

Потом папа поджарил шиш-кебаб на гриле.

Кстати, о шиш-кебабе — умираю от голода. Ни крошки во рту после сандвича, который проглотил, когда готовил холодильник для Бенедикта. А он был совсем маленький.

Проблема в том, что я не могу никуда выйти лысым, а натягивать на голову липкий скальп старушки Хиллари нет никакого настроения. Надо срочно искать где-то приличный парик.

Но сначала надо поесть.

Ага! Позвоню-ка я дежурному и закажу что-нибудь в номер.

Конечно, придется брать в руки этот грязный телефон.

Нет, надо его сначала протереть.

В любом случае на этом пока прервемся. Продолжим, когда я вкину в себя немного жратвы.


Глава 19 | Ночь без конца | Глава 21