home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

Собравшись звонить Тому, я поднял трубку и набрал 9, чтобы выйти в город. Затем струхнул и набил номер Лизы, отчасти чтобы протянуть время, но еще и потому, что хотелось услышать ее голос. Она меня любит, что порой бывает весьма утомительно, хотя, с другой стороны, иногда приятно чувствовать: на свете есть хоть одна живая душа, на кого можно положиться и кто, возможно, не бросит в тяжелую минуту.

Я полагал, что беседа с ней поднимет настроение. Еще мне было любопытно, можно ли записать на магнитофон телефонный разговор.

После нескольких длинных гудков сработал автоответчик: "Сейчас меня нет дома и я не могу подойти к телефону, но если вы оставите свое имя... " И все такое. После звукового сигнала я сказал, что это я — на тот случай, если она все же была дома, но не хотела отвечать на все звонки.

Но трубку все равно никто не снял.

Неожиданно у меня появилось очень нехорошее предчувствие.

Не то чтобы Лиза вообще не выходит из квартиры в ожидании моего звонка или появления. Но сейчас субботний вечер, а по субботам мы всегда встречались. Причем никогда ни о чем заранее не договаривались — просто я приезжал, и мы проводили время вместе. Шли куда-нибудь поужинать или в кино, а иногда просто оставались у нее: просматривали пару-другую фильмов по видику и занимались любовью. Обычно я приходил около семи, а сейчас уже за девять. Так что она должна была быть дома.

Я заставил себя успокоиться.

Помогло, дальше некуда.

Во всяком случае, магнитофон ни хрена не записал. Вернее, записал только мой голос. Лизин же совсем не попал на пленку, хотя я и прижимал магнитофон к трубке. Похоже, для этого нужно специальное оборудование.

По моим расчетам, универмаг «Таргет» в Калвер-Сити должен был еще работать. Там была секция электроники. Можно было проехаться и купить телефон со спикером или автоответчиком. Так я смог бы записать разговор с Томом. Но крайне неблагоразумно было бы появляться в людном месте в одежде Хиллари и с ее волосами, а ничего другого у меня не было.

Кроме того, смогу ли я сам подключить телефонные аппараты? Особой уверенности на этот счет у меня не было.

К тому же, если ты не безнадежно глухой, по звуку своего голоса на другом конце можно легко определить, включен ли спикер — это все равно что говорить с металлическим ведром на голове.

Понадобилась всего одна минута, чтобы обдумать все варианты. В итоге я решил отказаться от записи разговора с Томом.

Его номер я помню наизусть. Лучше, чем Лизы. Это потому, что он живет в том же старинном особняке, что и прежде, и их номер не менялся уже пятнадцать лет.

Том поднял трубку после третьего гудка.

Ниже передаю нашу беседу. Не слово в слово, поскольку записать на магнитофон я не мог, но очень близко. У меня отличная память на то, что люди говорят, пусть это даже было несколько лет назад. А наша беседа состоялась только сегодня, около девяти вечера.

— Алло? — послышался голос Тома.

— Том, это я.

— Ну-ну.

— Наверное, ты разочарован, а?

— Мы на тебя рассчитывали, Си, — он меня так иногда называет. Сокращенно от Саймон, разумеется, но сейчас это прозвучало как тяжелый вздох.

— Ваша помощь мне бы совсем не помешала, — возразил я. — А вы все драпанули. А много ли может один, а?

— Они же дети, Си.

— Да, но я их не нашел.

— Дети, а ты позволил им уйти.

— Я ничего им не позволял. Ты говоришь так, словно я сделал это специально. Боже! Я делал все, что мог...

— Они очевидцы.

— Знаю. Не надо мне об этом напоминать.

— Они могут все испортить.

— Знаю.

— А знаешь, что они убили Пескаря?

— Что?

— Да, Пескаря. Проломили ему череп.

— Ты шутишь.

— Мы нашли его в спальне пацана.

— Блин! — Пескарь был парнем ничего, но сказать, чтобы я особенно его любил, не могу. Впрочем, все равно неприятно было слышать о том, что его порешили. Это только осложняло мое положение.

— А ты позволил им уйти, — повторил Том, подтверждая мои последние догадки.

— И кто из них это сделал?

— А у кого была бейсбольная бита? — Как будто он сам не знал ответа. Даже если он сам не видел ее с ней, Митч и Кусок наверняка просветили его.

— Девчонка, — буркнул я.

— Джоуди.

— Ты знаешь ее имя?

— Джоуди Фарго.

— Как ты узнал? В новостях ничего не...

— В новостях сплошная ложь. Девчонку зовут Джоуди Фарго, пацана — Эндрю Кларк. Это его сестричку принес Ковбой как раз перед тем, как началась вся эта херня.

— Херня-херовенька.

— Прекрати, если ты думаешь, что это смешно, ты сильно ошибаешься. И скоро в этом убедишься.

— Извини, — спохватился я.

— Джоуди не была их родственницей: просто подруга дочери Кларков, оставшаяся переночевать. В спальне мы нашли кое-что из ее вещей.

— Что именно?

— Одежду, сумочку. И водительское удостоверение.

— Водительское удостоверение?

— В прошлом месяце ей исполнилось шестнадцать.

— И там был ее домашний адрес?

— А ты как думаешь?

— Блин! Чего же ты тянешь?

— Все, что тебе полагается, ты получишь. — Что Том подразумевал не только адрес, я догадался по его тону.

— Послушай, дай мне ее адрес, и я обо всем позабочусь. Сегодня же вечером.

— Да, ты у нас такой главный.

— Я ее пришью. Что, сомневаешься?

— Нет, для тебя же будет лучше.

— Ну и где же она?

— Дома, где же еще. В полной безопасности на Шэдоу-Глэн-Лэйн, 2840.

— Заметано.

— Знаешь, где это?

— Конечно. Прямо под Каслвью, так?

— Так.

— Я могу добраться туда за двадцать минут.

— Откуда ты звонишь?

Хороший вопрос. На сердце словно каблуком наступили.

— Ниоткуда, — произнес я. Прекрасный ответ.

— Скажи.

— А зачем тебе знать?

— У тебя же нет машины, так ведь? Попрошу кого-нибудь из ребят заехать за тобой.

— Нет необходимости. Хотя спасибо. Тачка у меня есть, и я могу добраться к дому девчонки своим ходом. Что-нибудь еще?

— Не хотелось бы, чтоб ты снова облажался.

— Не боись.

— Ты уж постарайся. Но, когда я упомянул о безопасности, это было не для красного словца. Если в ты видел ее охрану, подумал бы, что она президент, не иначе. Прах уже раз попробовал.

Мысль о том, что Прах стрелял в мою девчонку, заставила меня содрогнуться. Впрочем, видать, ничего не вышло.

— И он промазал? Прах промазал?

— Промазал, да.

— Блин, — процедил я. Неслыханно, чтобы Лэрри Роудс промазал из своего спортивного «винчестера» 30-го калибра. Не зря его прозвали Прах. Все, в кого он стрелял, давно превратились в прах. Видимо, Джоуди стала первым исключением.

Не предзнаменование ли это?

Только чудо могло спасти кого-либо от Праха, а вот Джоуди осталась жива.

— С Прахом все в порядке?

— Он ушел, если ты это имеешь в виду. Так что тебе повезло.

Спрашивать почему, не хотелось.

Но Том все равно сказал.

— Если бы по твоей вине Праха сегодня убили, я бы ни за что не дал тебе еще один шанс.

Что ж, нет худа без добра.

— Спасибо, Том, я этого не забуду. Я позабочусь обо всем.

— Об обоих.

— Что?

— О Джоуди и о пацане, Энди.

— А где он?

— Как раз и узнаешь.

— Ты не знаешь или не хочешь мне говорить?

— Мы не знаем. Может, на пути в Аризону. Какой-то тип с аризонскими номерами увез его из дома девчонки.

— Она знает, куда его повезли? — заметил я.

— Скорее всего.

— Тогда нет проблем. Она мне расскажет.

— Ты знаешь, какая у тебя проблема, Си?

— Думаешь, она всего одна?

— Главная, черт возьми.

— И какая же? — не выдержал я.

— Ты думаешь, что всемогущий.

— Из "Отряда «Магнум», да? Второго фильма Грязнули Гарри.

— Пошел ты со своими фильмами.

— Спокойно, Том, не кипятись. Мы же с тобой были друзьями, когда еще динозавры бегали. Согласен, дал маху, но это первый раз. И, между прочим, даже не по своей вине, если хочешь знать правду. Черт, да мне просто крупно повезло, что я остался живой после того, как вы меня бросили прошлой ночью. Да, возможно, я и влез в дерьмо, но это еще не значит, что я в нем по уши. А ты разговариваешь со мной, как с никчемным засранцем. «Ты думаешь, что всемогущий». Плохого же ты обо мне мнения. Друг называется. — Я понимал, что начинал канючить и впадать в патетику, но ничего не мог с собой поделать. — Да, может, я и упустил тех детей прошлой ночью, но хотелось бы посмотреть, что бы ты сделал на моем месте. Что бы любой из вас сделал.

— Хуже ни у кого бы не получилось.

— Да, как же. А никто из вас даже близко возле них не был.

— Того, что ты называешь близко, оказалось совсем недостаточно.

— Я о них позабочусь, не волнуйся.

— Как раз я и не волнуюсь, Си. Знаешь, кто волнуется? — Он кинул кому-то в сторону: — Подведи ее.

— Эй! — воскликнул я.

Внутри у меня оборвалось. Нельзя сказать, чтобы я этого не ожидал, но одно дело ожидание, а другое, когда ты сталкиваешься с реальностью.

— Это Саймон, — сказал кому-то Том.

Затем, должно быть, ткнул трубку в лицо Лизе.

— Саймон? — жалобно произнесла она.

— Это я, крошка.

— Чтоб тебя! — пронзительно завопила она. Потом еще что-то в этом же духе. Судя по голосу, она была перепугана до потери сознания.

— Успокойся, — сказал я.

— Чтоб ты сдох!

— Я на твоей стороне, киска.

— Неужели? Да что ты говоришь? Я их знаю. Я их всех знаю. Это все твои старые дружки, ублюдок! За что они делают это со мной?

— Что делают? — всполошился я.

Вместо ответа она запричитала:

— Скажи, пусть они меня отпустят!

— Я так и сделаю, — пообещал я. — Не волнуйся, я обо всем позабочусь.

— Мы ничего ей не сделаем, если... — ввернул Том.

— Похоже, вы уже ей что-то сделали.

— Самую малость. Но завтра вечером в десять мы займемся ею серьезно. Если к тому времени ты не подгонишь нам детишек. Ты привозишь нам Джоуди Фарго и Энди Кларка, а мы возвращаем тебе Лизу.

— Эй!

— Оба нужны нам живыми. Здесь, живые, завтра в десять вечера.

— Если они нужны тебе живыми, зачем ты тогда посылал Праха?..

— Хороший вопрос, Саймон. Ответ простой. Прах говорит, что девчонка — класс.

— А ты не знал?

— Откуда? Прошлой ночью мы что, могли ее разглядеть? Разве что только ты. Поэтому мы и не знали, что она такая цаца. Пока Прах не вернулся. В свою оптику он хорошенько ее разглядел. По правде говоря, это он предложил попробовать взять ее живьем.

Сказал, что грех было укладывать такую сладенькую киску с расстояния, когда можно разложить ее поближе.

— Он что, промазал нарочно?

— Ты думаешь, он признался бы?

— Вот блин!

— Похоже, он из-за нее теперь кипятком писает. А за ним теперь и мы заинтересовались. Так что ты уж постарайся доставить ее живой, Си.

— Один?

— А что? Пескаря уже потеряли. Не хочу больше никем рисковать.

— Только мной.

— Какой догадливый.

— Станешь с вами.

— Так вот. Я даже облегчу тебе задачу и не буду настаивать, чтобы Энди ты тоже доставил живого. Конечно, Митч и Кусок расстроятся — ну и хрен с ними, надо же и о тебе подумать. Так что будет достаточно, если Энди ты просто прикончишь. Главное — привези нам Джоуди, и мы все забудем.

— Добавь еще пару деньков.

— Не могу. Все, что у тебя есть, — это завтра до десяти вечера. Не уложишься, мы начинаем развлекаться с Лизой.

В тот момент я чуть было не проговорился ему о кассетах, которые я весь день записывал. К счастью, меня что-то удержало.

— Вопросы, замечания, предложения?

— Я займусь, — буркнул я и повесил трубку.

И тут же я включил магнитофон и стал наверстывать упущенное, наговаривая в него содержание разговора с Томом. На это ушло минут пятнадцать, не меньше, но позволило мне успокоиться.

По крайней мере Том дает мне еще один шанс.

И даже немного опустился, позволив убить мальчишку, Энди. Конечно, если будет такая возможность, я и его возьму живым. Заработаю несколько очков у Митча и Куска. Но об этом теперь можно не беспокоиться. Если возникнут проблемы с его похищением, можно будет прихлопнуть его на расстоянии.

В конце концов, все, может, и образуется. Если я справлюсь с заданием, Лизу отпустят и ко мне снова все будут хорошо относиться. Может быть.

Так что я поступил благоразумно, промолчав о пленках. Они — динамит, которым я могу неосторожно подорвать за собой все мосты. Одного упоминания достаточно, чтобы отрезать мне дорогу назад. Тогда либо они, либо я.

А их намного больше.

Проблема еще в том, что я сам зверски хочу Джоуди.

Но это одна проблема. Другая может заключаться в том, как к ней добраться, если, по словам Тома, «охрана у нее покруче, чем у президента».

Но и до парней из Белого дома добирались.

Впрочем, если я ее не возьму, могут быть осложнения. На Лизе они не остановятся. Сначала под винты попадут мои сестры, а затем и я.

Но я и сам хочу ее.

Том сказал, чтобы я доставил ее живьем, но не добавил, что она должна быть как новенькая. Так что, прежде чем сдать ее завтра вечером, я смогу, по существу, делать с ней почти все.

Ладно, хватит болтать — пора приниматься за дело.

Ага, кажется, я начинаю оживать.

Кто не спрятался, я не виноват.


Глава 21 | Ночь без конца | Глава 23