home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

— Да перестаньте же, — пробормотал Энди. — Оставьте ваши дурацкие шутки. К пакостям Ивлин я уже привык, но о тебе я был лучшего мнения...

Он запнулся, потому что в это время Джоуди щелкнула выключателем и развернулась к нему лицом. Яркий свет заставил Энди зажмуриться.

— Эй! — Он сидел на кровати, скрестив ноги и прикрыв бедра простыней.

— Что у тебя есть? — спросила Джоуди.

— Нож? Есть карманный нож или?.. — Тут она заметила бейсбольную биту, прислоненную в углу к стене возле окна. Джоуди метнулась к ней.

— Джоуди!

— Он сейчас придет! Разве только не услышал крика. Дверь в спальню закрыта, к тому же эта музыка, так что, может быть...

— Кто придет?

— Убийца! — Она вцепилась в биту обеими руками. Луисвилльская.

— Да перестань же. Хватит шуток.

Подбегая к двери, она на ходу бросила:

— Тебе лучше встать.

— Ну да, конечно. На мне ничего нет, если моя глупая сестра забыла тебя предупредить.

Джоуди ударила по выключателю, и комната вновь погрузилась в кромешную тьму.

— Спасибо, — поблагодарил Энди.

— Тс-с. — Джоуди занесла биту над головой. Это была хорошая добротная бита и не слишком тяжелая. И уже наверняка не настолько тяжелая, чтобы от этого так дрожали руки.

Она прислушалась.

Стук сердца и учащенное дыхание. Вздохи Энди.

Ни музыки, ни шагов.

«Может, ушел? Может, еще до того, как Энди закричал?»

Но что-то подсказывало, что это не так. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Все равно что проснуться и узнать, что все это было в страшном сне. «Нет, так легко не отделаться». Она попала в скверную историю, хуже не придумаешь, и по всем приметам самое худшее ожидало их впереди.

"Если бы у меня был пистолет. Хотя бы мой крошечный, 22-го калибра, но... "

— Ивлин сейчас заскочит в маске, да? В той, которую надевала на прошлый Хеллоуин? Маске привидения?

«Что чувствуешь, когда копьем протыкают кишки?»

Вот благодарность за желание помочь, подумала она, но тут же устыдилась своих мыслей.

«Папа делает это ежедневно. Боже, если бы он был сейчас со мной. Именно об этом жалела и Ивлин, — вспомнила она. — Как раз за пару минут перед тем, как копье вознесло ее к потолку. Оно и до меня достало, — поняла наконец она. — В то же самое место. К счастью, всего лишь небольшой укол — Теперь она почувствовала рану — легкий зуд пониже пупка и чуть правее. — Достало до меня через Ивлин».

— Иисусе, — пробормотала она.

— Что?

— Ничего. Лучше одевайся.

— И с места не сдвинусь. Как только начну одеваться, ты зажжешь свет. Где Ивлин? Чем она занимается, прячется где-то с камерой?

«Он сразу перестанет бахвалиться, — подумала Джоуди. — Стоит мне сказать, что она мертва. Нет, наверняка решит, что это часть розыгрыша. Кроме того, как сказать ему об этом? Едва ли она сможет произнести эти слова. И почему этот чертов монстр так медлит? Может, не придет? Может, ушел? Нет, на это надежды мало. Что я тут делаю? Жду и истекаю кровью», — ответила она сама себе.

Стоп. Уже не истекаю, если быть точнее... Похоже, кровотечение прекратилось. Вроде обошлось одной струйкой, и та уже присохла. Только зуд в низу живота.

Воспоминание о ране, похоже, только усилило его. Захотелось почесаться и стереть кровь. Но руки были заняты — она держала над головой бейсбольную биту.

"На мое счастье... Стоит мне выпустить ее из рук... "

Дверь начала медленно открываться, и в нос ударил трупный запах. Джоуди затаила дыхание.

В приоткрытую дверь хлынул сноп тусклого света.

Его язычок дополз до кровати, взобрался по ней и высветил сидящего со скрещенными ногами Энди.

Окаменевшего и с отвисшей челюстью.

Послышался тихий и тонкий не то писк, не то вой, словно Энди хотел заорать, но мешал страх.

В лужу бледного света вступила тень, и перед Джоуди скрипнула половица.

«Давай, дорогая!» И она опустила биту, вложив в удар все свои силы.

Часто играя с отцом в бейсбол, она помнила ощущение хорошего удара. Это было то что надо. Мяч долетел бы до цели.

«Хрясь!»

Затем раздался стон и глухой толчок. Это, решила Джоуди, он упал на колени, и более приглушенный стук — завалилось туловище, и, наконец, другой звук — о пол ударилось лицо.

Проведя локтем по стене, Джоуди зажгла свет.

Незнакомец лежал, уткнувшись лицом в ковер, и не шевелился. Лысая макушка была проломлена и залита кровью.

Джоуди быстро прикрыла дверь.

— Боже! — пролепетал Энди Он стоял у изголовья кровати, опершись на матрас, чтобы не потерять равновесия, и прикрывал подушкой пах. — Что происходит? Взгляни на него! Взгляни!

Джоуди стояла над взломщиком, высоко подняв биту и приготовившись нанести еще один удар, если понадобится.

На этот раз он пришел с мачете, а не с копьем. Оно все еще было у него в руке. По лезвию стекала кровь. Кровью были забрызганы и перепачканы руки, спина, ягодицы и ноги.

— Ударь еще раз, — попросил Энди.

— Тс-сс.

— Что-то не так?

— Все не так, — прошептала Джоуди. — Это не он.

— А?

— Это не тот. Этот костлявый.

— Посмотри на его задницу.

— Сам посмотри на его задницу. — Она подошла к мачете. — Другой где-то рядом Толстяк.

— Она вся зашитая.

Если бы Энди не сказал, она не обратила бы внимания. Когда Джоуди наклонилась, чтобы поднять мачете, она увидела по середине задницы шитый нитками шов. «Как же он оправляется?» — подумала она. Но затем увидела складки на ягодицах и бедрах. И оборванные края, свисавшие вокруг лодыжек.

А косичка заплетенных волос была не просто украшением. Это был ремень.

Подняв голову, Джоуди взглянула в лицо мальчика.

— Это штаны, — пролепетал тот. — Штаны!

Он все еще сидел верхом на кровати и прижимал подушку к паху. Потом резко дернулся к краю кровати и перегнулся через матрац.

Мощная струя рвоты хлынула мимо кровати на голову взломщика. Джоуди едва успела отпрянуть в сторону.

Внезапно ей стало трудно дышать.

С битой в одной руке и с мачете в другой, она повернулась к двери. Казалось, сердце и легкие сжимают чьи-то огромные кулачищи, и Джоуди начала судорожно ловить ртом воздух.

За спиной откашливался и сплевывал Энди.

— Где мама, где папа, где Ивлин? — тихо произнес он.

— Не знаю.

— Ты говорила о другом, толстяке.

— Да.

«Сейчас вышибет дверь и проткнет меня копьем».

Как бы ей хотелось, чтобы дверь была с замком. Двери спален всегда с замками. В кино. Может, и в реальной жизни отдельные двери спален имели замки, да вот только ей такие не встречались.

— Ты уверена?.. Уверена, что с ними все в порядке? С мамой, папой и Ивлин?

— Нет.

— О Боже!

Джоуди обернулась. Опустив ноги на пол и сгорбившись, Энди сидел на краю кровати, обняв подушку и понурив голову.

— Надо отсюда уходить, — обратилась к нему Джоуди.

Энди только молча взглянул на нее. Раскрасневшееся лицо, узкие щелочки глаз и обнаженные в оскале зубы.

— Сейчас придет другой, — промолвила Джоуди Вновь опустив голову, Энди пробормотал:

— Мне все равно.

— Он нас убьет.

— Ну и что?

Джоуди подошла к нему так, что его голова уперлась в ее тело. Ниже, чем она ожидала.

Где-то в глубине сознания мелькнула шальная мысль — каким волнующим могло бы быть подобное прикосновение в других обстоятельствах. Сейчас же она не чувствовала ни малейшего возбуждения.

Тыльной стороной руки, в которой она держала мачете, Джоуди нежно погладила мальчика по затылку. Волосы совсем мокрые.

— Надо отсюда уходить, — шепотом повторила она.

— Они все умерли?

— Не знаю.

— Мне страшно.

— Мне тоже, но у нас все равно получится.

Энди приподнял голову, но не отодвинулся. Через материю кольнули волосы, затем Джоуди почувствовала, как он прижался к ней лицом. Оно было так низко, что она совершенно не ощутила толчка подбородка.

— Что мы будем делать? — поинтересовался он. И она почувствовала, как шевелятся его губы. Горячая струя обожгла ей кожу.

"И почему я ему только позволяю это делать? — спросила она себя. — Если бы Роб попробовал опустить сюда лицо или хотя бы руку... "

Но это не Роб. Это Энди, и он всего лишь маленький мальчик, и его семью только что вырезали, и мы, наверное, скоро умрем...

«А как сделать, чтобы не умереть? Должен же быть какой-нибудь выход».

Стоять вот так на одном месте рядом с Энди, зарывшимся в нее лицом, — это не приведет ни к чему хорошему.

«Хотя нет, — поняла вдруг она, — это его успокоит. А заодно и меня».

И действительно, сердце больше не выпрыгивало, и дыхание стало почти нормальным.

— У нас все получится, — шепнула Джоуди.

Энди молчал и только мотал головой Может, он хотел сказать «нет»? А может, это лишь для того, чтобы почувствовать ее?

— Жаль, что у тебя в комнате нет телефона, — посетовала она.

— У мамы с папой есть. — Голос его звучал глухо, и дыхание было очень горячим.

— Знаю, но это там, в спальне. А я почти убеждена, что толстяк сейчас именно там.

«Если не стоит за дверью и не готовится ее проломить».

— Может, лучше выпрыгнуть из окна? — предложила она.

— Они не открываются.

— Да, знаю. Придется разбить.

Он снова покачал головой. На этот раз сомнений не было — это означало «нет».

— Страшно высоко. И внизу бетон. Разобьемся в лепешку.

«Все же лучше, чем повстречаться с тем толстяком», — подумала она.

— Интересно, что он сейчас делает? — спросила Джоуди.

— Тот, другой?

— Удивительно, что он еще не пришел проверить, что случилось с этим.

— Может, занят... Ищет, что украсть.

— Если это так, — заметила Джоуди, — нам, быть может, удастся проскользнуть мимо. Главное — спуститься вниз по лестнице и выбраться на улицу. А там мы спасены.

— Это лучше, чем прыгать.

— Тогда идем.

— Хорошо, — кивнул он, прижимаясь к ней сильнее. Затем поцеловал ее через рубашку.

— Эй, — вскрикнула она и отпрянула назад, — ты что? — Но, увидев выражение его лица, поспешила добавить: — Ничего, все в порядке. Пойдем.

— Мне нужно одеться.

— Тогда живее. — Джоуди отвернулась, мельком взглянув на труп, чтобы не наступить на него или не влезть ногой в лужу рвоты. Но и этого оказалось достаточно, чтобы внутри шевельнулась огромная ледяная змея. Взяв чуть в сторону, она пошла со своим оружием к двери.

Дойдя, Джоуди прислонилась к ней спиной.

Энди, наклонившись у кровати, натягивал джинсы. Трусы, по всей видимости, он не носил. Попка у него была белая и гладкая.

Он не осознавал, что за ним наблюдают. Когда же начал поворачиваться, Джоуди локтем погасила свет.

— Пойдем, — прошептала она.

— Я еще не оделся...

— Штанов вполне достаточно. Пойдем. Осторожно, не споткнись.

— Думаешь, он откинулся?

— Если не от биты, то уж наверняка от твоей блевотины.

В темноте послышался короткий хриплый смешок.

— У тебя мрачный юмор, Джоуди. — Несколько секунд он молчал. По звуку Джоуди поняла, что он идет к ней.

— Может, нам удастся убить и другого?

— Возможно, придется попробовать. Ты что предпочитаешь, мачете или биту?

— Оставь биту себе. У тебя с ней неплохо получается.

— Замечательно. — Она медленно подняла мачете и вытянула его перед собой клинком вверх.

— Оно прямо передо мной, — предупредила она — Не порежься.

В темноте что-то ударилось о ее руку чуть пониже локтевого сгиба.

«Хоть бы это был Энди».

— Это ты? — прошептала она.

— Да.

На руку легли две ладони. Одна осталась на месте, а другая скользнула к кисти. Джоуди выпустила мачете. Едва Энди отпустил руку, она протянула ее вперед. Пальцы коснулись обнаженной кожи и скользнули по ней. Похоже на бок, решила она, чуть пониже подмышки.

— Ты готов?

— Не совсем.

— И я тоже.

— Что будем делать?

— Все, что придется, — ответила она. — Прошмыгнем, если получится. Но если нас увидят, тогда ноги в руки.

— А что, если наткнемся прямо на него?

— Не знаю. Тогда, наверное, будем действовать по обстоятельствам. Но у нас все же есть шанс застать его врасплох, так что, думаю, стоит попытаться. Главное — выбраться отсюда живыми. Это единственное, что имеет сейчас значение, понятно?

— Понятно.

— Готов?

— Ты не обнимешь меня?

— Ты что?

— Пожалуйста, все мертвы.

— Ладно, но осторожнее с мачете. — Держась за бок Энди одной рукой, чтобы не потерять направление, она шагнула вперед и легонько прижалась к нему. Он завел свободную руку ей за спину. Но она почти не коснулась ее.

— Мне всегда хотелось.... — Он осекся.

— Чего? — спросила Джоуди.

— Чего-то вроде этого. Вот так обнять тебя. Я хочу сказать, что это чертовски... чертовски приятно.

Джоуди поцеловала его в лоб.

— Я ведь тебя люблю.

— Эй!

— Да. Я тебя очень люблю.

— Эй! — Она подогнула колени, чтобы их лица оказались на одном уровне. Затем крепко обняла мальчика свободной рукой и, крепко прижавшись, поцеловала. Свободной рукой Энди изо всех сил вцепился в нее.

— Я никому не дам тебя в обиду, Джоуди. Никогда, — промолвил он, когда она отняла губы.

Она похлопала его по боку.

— Вместе навсегда, малыш.

— Я готов, дело только за тобой.

— Хорошо, тогда за мной.

— Нет, я пойду первым. Я — мужчина.

— Ты мужчина, не спорю. Но я главная, и ты пойдешь за мной.

— Но...

— Тсс. — Взяв за руку, Джоуди оттащила его от двери. У края присела на корточки и положила биту на правое плечо.

— Спрячься за моей спиной.

Джоуди почувствовала, как его колено уперлось ей в ягодицу.

— Пошли, — шепнула она.

Подняв левую руку, она нащупала ручку. Затем повернула ее и потянула дверь на себя.


Глава 1 | Ночь без конца | Глава 3