home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 26

Джоуди проснулась. Ей что-то послышалось.

Но, хотя она широко раскрыла глаза, тьма была кромешная.

Какое-то мгновение она думала, что снова в спальне Ивлин. Но спального мешка не было, и она лежала не на полу, а на настоящей кровати.

Затем вспомнила, что случилось у Ивлин.

Вспомнив все, она наконец поняла, где находится.

"Индио. Это мотель, как там его, ах да, «Приют странников». Как раз напротив заправочной станции «Тексако».

Но что ее разбудило?

Джоуди лежала на спине, уставившись в темный потолок., и напряженно вслушивалась в тишину. Кроме шумного урчания кондиционера, ни звука. Обычно отец храпел, что всегда бесило ее, когда они останавливались в мотелях, но сегодня спал тихо.

Хоть за это спасибо, подумала она.

Но не померещилось же ей. И звук был достаточно громкий, иначе бы она не проснулась.

Может, хлопнула дверь, или кто-то крикнул, или...

Вероятно, какой-то пустяк.

«Прошлой ночью Ивлин услышала звук бьющегося стекла, а я пыталась ее убедить, что это пустяк».

Простыня, которой она укрывалась, неожиданно показалась ей тяжелой и душной, и Джоуди раскрылась. Стало полегче. Еще лучше без ночной сорочки, но она не могла ее снять, потому что их с отцом поселили в одном номере. Что ж, по крайней мере, теперь хоть рукам и ногам прохладнее.

"Но то, что я слышала, наверняка не было звуком разбивающегося стекла.

Здесь мы в безопасности. За нами всю дорогу не было ни одной машины, и никто не знает, где мы".

Джоуди завела руки за голову. Короткие волосы были влажными от пота. Она закрыла глаза.

И тут же резко вздрогнула от стука в дверь.

Три отрывистых негромких удара.

«Может, не к нам. Но это наша дверь».

— Па! — задыхаясь от волнения, произнесла она. — Па! Кто-то за дверью!

Тишина.

Джоуди спустила ноги с кровати и, не обращая внимания на боль, поплелась в темноте к кровати отца.

«Может, это Шарон? — подумала она. — А что, если нет?»

Склонившись над кроватью, она протянула руку, но нащупала только откинутое одеяло и смятую простыню.

Ушел?

Пошатываясь, Джоуди приблизилась к стене и стала шарить по ней в поисках ночника. Наконец пальцы наткнулись на прохладный металлический отражатель. Через секунду она нашла выключатель и нажала на кнопку. Внезапный свет отбросил темноту в сторону. Джоуди застонала и зажмурилась.

Кровать отца оказалась пуста, как она и предполагала.

«Может, в ванной?»

— Джоуди? — послышалось снаружи. Голос был такой тихий, что она едва расслышала.

— Фух, папа, — с облегчением вздохнула она.

Ковыляя к двери, Джоуди представила себе, как он вышел и забыл прихватить с собой ключ.

Рассеянный.

Такого с ним почти никогда не случалось.

Джоуди невольно улыбнулась.

«Сейчас услышит все, что я о нем думаю».

— Хорошенькие дела, папа, — буркнула она, распахивая дверь настежь.

И тут же поняла, что совершила ошибку. Серьезную ошибку, как тогда, когда вышла во двор с тарелкой бифштексов, напрочь позабыв о предупреждении отца.

Следовало убедиться, что это он, прежде чем открывать дверь.

«Подобная ошибка когда-нибудь будет стоить мне жизни», — подумала она.

На этот раз, слава Богу, все обошлось.

Нет, за дверью стоял не ее отец, но и не убийца.

— Энди!

Широко открыв рот от изумления, Джоуди подалась вперед и, схватив мальчика за обе руки, быстро затащила его в комнату. Затем высунулась из дверей еще раз и оглянулась по сторонам. Длинная терраса мотеля была пуста.

— Меня никто не видел, — выпалил Энди, — я был предельно осторожен.

Закрыв дверь и замкнув ее на ключ, Джоуди повернулась лицом к радостно улыбавшемуся мальчишке.

— Ах ты негодник! — воскликнула она.

— Я?

Но Джоуди уже душила его в объятиях.

Она прижала его к себе, к своему истерзанному бесчисленными порезами, царапинами и синяками телу с такой силой, что чуть не взвыла от боли. «Должно быть, ему не лучше», — подумала она. Прошлая ночь оставила о себе болезненные воспоминания и на его теле.

"Вот и прекрасно, — подумала она. — Так ему и надо.

Но Энди не возражал. Уткнувшись лицом в ее шею, он медленно водил руками по ее спине, впрочем, не позволяя себе лишнего — его руки ни разу не опустились ниже пояса.

— Маленький ты мерзавец, — шептала Джоуди.

— Ты разве не рада меня видеть?

— Мне следовало бы... — она чуть не сказала «убить тебя», но вовремя спохватилась. — Тебя ожидают крупные неприятности.

— Ну и что?

Разомкнув объятия, Джоуди отстранила мальчишку. Его раскрасневшееся лицо было перепачкано грязью. Из-под расстегнутой и выпущенной красной рубашки, которой она в свое время его наделила, выглядывали лоснящиеся от пота грудь и живот. Открывшиеся из-за потери нескольких повязок раны еще не затянулись, хотя и не кровоточили.

Синие джинсовые шорты повисли на бедрах настолько низко, что обнажили бледную, не тронутую загаром кожу, и Джоуди покраснела, неожиданно вспомнив, что под ними не было нижнего белья.

Правое колено все еще было перевязано фиксирующей повязкой, ее носки и кроссовки тоже были на месте, хотя новенькие шнурки перепачкались так же, как и туфли.

— Ну и вид у тебя, — фыркнула Джоуди.

— Надо было думать об этом раньше, до того, как ты бросилась мне на шею.

Джоуди невольно опустила взгляд. Прежде безукоризненно чистая белая ночная сорочка теперь вся покрылась пятнами.

— Не беда, — проговорила она. — Главное сейчас — решить, что нам делать, прежде чем вернется отец. Ума не приложу, где он...

— Зашел в 238-й номер.

— Что? — воскликнула Джоуди. Ведь это же комната Шарон, мелькнуло у нее в голове.

— За несколько минут до того, как я постучал. Да, нелегко же тебя разбудить.

— Он пошел в номер Шарон?

Энди пожал плечами.

— Не знаю, Шарон или не Шарон. Такая крупная девица. А когда я говорю крупная, то это действительно крупная. При теле, понимаешь?

— Прекрати!

— Стрижка у нее даже короче, чем у тебя. Как у парня. Но девчонка ух — то, что надо!

— Это Шарон. Остановилась в номере 238. Она — коп и приехала вместе с нами. Приятная девушка. Так ты говоришь, папа зашел к ней в номер?

— Ага, именно так я и сказал.

— И она его впустила?

— Конечно.

— И было похоже, что ждала его?

— Почем я знаю?

— А в чем она была?

— Вроде в халате. Таком синем с переливами и очень коротеньком.

— Боже!

Уголок верхней губы мальчика искривился.

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо, — ответила Джоуди. — Даже прекрасно, по-моему.

— Ты думаешь, он пошел туда, чтобы ее «джиги-джиги»?

— Фу, Энди! — И Джоуди толкнула его в плечо.

— Похоже, он ее как раз сейчас и «джиги-джиги», — рассмеялся мальчишка.

Джоуди попыталась сдержать смех, но у нее ничего не получилось.

— У тебя одни гадости на уме. Прекрати немедленно, иначе я вышвырну тебя отсюда. Как я позабыла, каким ты бываешь несносным.

— Скучала небось?

— Мы подумали, что тебя могли похитить или даже убить. Как ты мог так поступить?

— Ненавижу этого родственничка. Есть что-нибудь попить?

— Только вода.

— Сойдет, — согласился он, и не успела Джоуди опомниться, как он уже был впереди. Шел он слегка прихрамывая, хотя и не очень. Очевидно, за время их разлуки колено начало выздоравливать.

Джоуди поплелась за ним вокруг торцов кроватей к длинному умывальнику, расположенному возле ванной комнаты. Энди щелкнул выключателем, и над стойкой вспыхнул яркий неоновый свет.

В зеркале Энди показался ей таким маленьким, юным, грязным и беззащитным. Словно уличный бродяжка из романов Диккенса. Сама она выглядела намного взрослее, и... то, что ночная рубашка была ей мала, не было для нее секретом. Но, когда перед этим она подходила к зеркалу, чтобы почистить зубы и умыться, на ней сверху был халат. Сейчас же его не было, и отражение в зеркале ужаснуло ее: ночнушка была до неприличия короткой и тесной — настолько короткой, что выглядывала наложенная Шарон повязка, и такой обтягивающей, что подчеркивала все изгибы и неровности ее тела. Под натянутой материей просвечивали даже темные пятачки сосков.

«Чудесно, — пожурила она себя, заливаясь пунцовой краской. — Вот уж Энди насмотрелся».

Оставив мальчика у раковины, Джоуди поспешила к своей дорожной сумке. Схватив халат, скинутый перед сном и валявшийся на сумке, она накинула его и перевязалась поясом.

— Ты в нем запаришься, — бросил Энди.

— Спасибо, обойдусь без твоих советов, — буркнула она, влезая в мокасины.

— Стреляй!

Услышав это слово, Джоуди хотела было рассказать о снайпере, стрелявшем в нее и убившем двоих людей (и ребенка — еще не успевшую родиться малютку).

Но Энди захочет посмотреть на рану.

Нет, лучше она расскажет обо всем в другой раз, когда будет одета, подумала она, наблюдая, как мальчик вновь склонился над краном. Сложив руки лодочкой, он набирал в них воду и жадно выпивал ее.

Наконец он закрутил кран и вытер рот полотенцем.

— Поесть ничего не будет?

Джоуди покачала головой.

— Как же скоро ты проголодался. Мы ведь ели в одно и то же время.

— Когда ты в бегах, расходуется масса энергии.

— Ой, Энди. Ты поставил на ноги всю полицию.

— А то я не знаю.

— У тебя не иначе как все шарики из головы выкатились, — с упреком произнесла Джоуди, опускаясь на еще не остывшую кровать отца. — Как ты смог сбежать от своего дяди?

Лицо мальчика расплылось в глупой улыбке.

— Легче не бывает.

— То есть?

— Хочешь знать, как я это сделал? — спросил он, усаживаясь на другом краю.

— А я знаю как. Притворился, что хочешь отлить, а когда подошел к очку, сделал ноги.

— Да? И куда же я их сделал?

— Не знаю, но...

— Не знаешь, потому что я никуда и не убегал. — Наклонившись вперед, он уперся локтями в колени и лукаво улыбнулся. — Я влез.

— Что?

— Влез на крышу заправочной станции.

— Шутишь?

— Понимаешь, сначала я действительно хотел убежать. Забежать куда-нибудь и спрятаться, лишь бы подальше с глаз этого гуся, а затем придумать что-нибудь, чтобы вернуться в Лос-Анджелес после того, как он перестанет меня искать. Ну, остановить попутку или купить билет на автобус. Но тут я увидел эту распахнутую дверь туалета, которая, казалось, сама просила, чтобы на нее взобрались.

— И ты влез на дверь?

— Конечно. Надо было только ухватиться за край и поставить колени на ручки. Потом стать на эти ручки и закинуть руки наверх и подтянуться на руках, помогая себе ногами. Ну и когда ты уже на двери, взобраться на крышу проще простого.

Джоуди изумленно покачала головой.

— И все это время ты находился на крыше?

— Ну да.

— И никто тебя не заметил?

— Понимаешь, на крыше что-то вроде парапета фута в два высотой. И если лечь и не высовываться, с земли ничего не видно.

— Ух ты.

— Но я чуть в штаны не наложил, когда понаехало столько копов. Черт, никогда бы не подумал, что этот жучара Вилли вызовет полицию.

— Если быть точным, он этого и не делал, — пояснила Джоуди. — Он позвонил отцу, но папы не оказалось дома, и с ним говорила я. А потом передала трубку Шарон. Вилли хотел просто уехать, но...

— Я как раз на это и рассчитывал. Думал, он будет только рад, что отделался от меня, и повалит домой в темпе вальса.

— Так он наверняка и хотел сделать, — подтвердила Джоуди, — но Шарон заставила его остаться. Затем она подключила к делу местную полицию. Тебя искали все: полиция Индио, дорожная полиция, Вилли, мы...

— Знаю, знаю. Но никому и в голову не пришло заглянуть на крышу. Даже тебе.

— А ты меня видел?

— Конечно. Получилось так, что я услышал, как твой отец беседовал с Вилльчонком. Это уже после того, как я провел на крыше целую вечность — несколько часов. Разобрать слов, конечно, было невозможно, но у твоего отца очень своеобразный голос, и я его сразу узнал. Так что я выглянул и увидел вас обоих. Ты стояла прямо подо мной. Просто глазам не поверил.

— Почему же ты сразу не спустился, умник?

— Ага, как же. Чтобы Вилли увез меня с собой?

— Он уехал, как только мы сюда приехали.

— Правда?

— А ты что, не видел?

— Нет! А вдруг кто-нибудь поднял бы голову и увидел меня? Поэтому я только изредка выглядывал, да и то только краешком глаза. Даже не заметил этой женщины... как ее? Шарон?

— Но она все время была с нами.

— Не может быть.

— Ну, может, и отходила ненадолго. Ходила проверять туалет и вокруг.

— Нет, до того момента, как твой отец вошел к ней в номер, я ее не видел.

— Ну и что, ты проследил, как мы поехали в мотель?

— Да, услышал, как завелась машина, и подумал, что это ваша. Так что пришлось рискнуть и выглянуть. Когда увидел, как вы отъезжаете, я решил, что все получилось, понимаешь? Потому что Вилли к тому времени уже смотался — его машины нигде не было. И все копы исчезли. Я чуть было не спрыгнул вниз и не бросился за вами вдогонку.

— Хорошо, что ты этого не сделал, а то мог бы покалечиться.

— Ага, с меня хватило и вчерашнего прыжка. Так вот, я не сводил глаз с вашей машины и увидел, куда поехали. Чуть не подпрыгнул от радости, когда вы подъехали к мотелю через дорогу. Для меня это было как чудо.

— Мы сделали так нарочно, на тот случай, если ты прятался где-то поблизости и увидел нас. Но я и подумать не могла, что ты так объявишься. И ты все время был на этой крыше? Мать честная! Прямо у нас под носом.

— Над носом.

— Я им говорила, что тебя не найдут, пока ты сам этого не захочешь, — с улыбкой произнесла Джоуди.

Но, когда Энди устрашающе зашевелил бровями, улыбка сошла с ее лица.

— Думаю, нам лучше предупредить папу и Шарон о твоем появлении.

— У-у-у-у! — зловеще оскалился Энди.

— Надо идти.

— Это не может подождать?

— Не думаю. Твоими поисками занимается уйма людей, и несправедливо напрасно отвлекать их от более важных дел, — сурово промолвила Джоуди, поднимаясь с кровати. — Идем.

Лицо Энди исказилось до неузнаваемости. Он сидел не двигаясь.

— Идем же.

— Меня будут ругать.

— Нет, не бойся. Они за тебя. Иначе зачем им было переться сюда среди ночи.

— Может, рассчитывают на повышение после моего ареста.

— Дурак. Пойдем.

Энди покачал головой.

Схватив за руку, Джоуди стащила мальчика с кровати.

— Ладно, ладно, иду. — Прекратив сопротивляться, он покорно поплелся с ней к двери. — Не надо меня держать, я не собираюсь никуда идти.

— Нет, собираешься. В номер 238. — Джоуди открыла дверь, и они вышли на террасу.

— Твоему папе это не понравится. Ты же знаешь, чем он сейчас занят?

— Чем?

— Он «джиги-джиги» крошку Шарон.

— Может, да, а может, и нет.

Пройдя мимо нескольких соседних номеров, они подошли к двери с табличкой 238. Задвинутые шторы были темными, и, судя по всему, свет в комнате был потушен.

«О-го-го», — подумала Джоуди и остановилась у двери.

— Лучше не надо, — шепнул Энди, — потом пожалеешь.

Сердце девочки бешено заколотилось, и по телу пробежала нервная дрожь.

Это действительно может поставить всех в довольно неловкое положение.

«А что нам остается делать, ждать, пока они закончат?»

Но прежде чем она успела стукнуть в дверь второй раз, та неожиданно распахнулась и комната вмиг заполнилась светом.

Перед ними стоял ухмыляющийся отец.

Замшевой рубашки на нем не было, зато он был в джинсах, футболке и ботинках, и даже при кобуре.

«Многовато для любовных игр».

— С возвращением, Энди! — воскликнул он. — Рад, что ты заглянул к нам. Заходи, пожалуйста, — добавил он, посторонившись.

Джоуди и Энди вошли в номер и прикрыли дверь.

Всего в нескольких дюймах от двери стояло кресло. Должно быть, он сидел на нем до их появления за небольшим круглым столиком плечом к зашторенному окну. Посреди столика стояла бутылка с ирландским виски и стакан с небольшим количеством янтарной жидкости на дне. Второго стакана на столе не было — его держала в руке Шарон. Она сидела, откинувшись в кресле и закинув ногу за ногу. Слегка сбившийся в сторону халат полуобнажил грудь и большую часть бедра.

— Эндрю Кларк, надо полагать, — произнесла Шарон, поднимая стакан, словно собираясь произнести тост. Затем она моргнула и сделала небольшой глоток.

Энди залился краской.

— Офицер полиции Шарон Майлз, — представил ее отец.

— Рад познакомиться, мэм, — буркнул смущенный мальчишка. Папа вернулся на свое место и поднял стакан.

— Устраивайтесь поудобнее, — сказал он, жестом указывая на огромную двуспальную кровать, одна половина которой выглядела так, словно на ней спали.

На ней и примостился Энди. Джоуди села на другую.

— Ну, и чем вы здесь занимались? — спросила она, после того как отец отпил виски. — Выпивали в темноте?

— Совершенно верно, — подтвердил тот.

— И с большим удовольствием, — добавила Шарон.

— И все?

Уголок губ отца полез вверх.

— Сработало, не так ли? Не провел я тут и пяти минут, как Энди предстал перед твоей дверью.

— Откуда вы знаете? — От изумления Энди даже забыл закрыть рот.

— Наблюдал, — ответил отец, похлопывая рукой по шторе.

— К тому же, — вставила Шарон, — весь мотель, должно быть, проснулся, пока ты будил Джоуди.

— Вот черт, — пробормотал мальчишка.

— Он думал, что вы здесь... любовь крутите.

— Именно так он и должен был подумать, — заметила Шарон.

— О, мамочка, — сокрушенно произнес Энди, — я вроде как попал в ловушку.

— Что-то вроде этого, — согласился отец.

— Да, так оно и было, — подтвердила Шарон.

— Вы все это время знали, где я прятался, или?..

— Конечно же, нет, — сознался отец, — но, оценив все возможности...

— В чем нам очень помогла Джоуди, — продолжила Шарон.

— Мы пришли к выводу, что ты, по всей вероятности, прячешься где-нибудь поблизости. А если это так, то мог бы оказаться достаточно близко, чтобы нас заметить. Поэтому мы и остановились здесь и я оставил Джоуди одну.

— И ты, приятель, как бабочка, прилетел на свет, — подытожила Шарон, ставя пустой стакан на стол.

— Ну, и что теперь? — скривился Энди.

— Кроме меня, еще кто-нибудь голоден? — неожиданно спросила Шарон. — Здесь внизу есть парочка торговых автоматов со всякой вкуснятиной.

— Прекрасная мысль, — согласился отец. Допив свой виски, он поднялся. — Пойдемте, дети, сами выберете себе, что вам нравится.

— Пойдемте все вместе.

— Но ты же не одета, — заметил отец.

— Отнюдь, — возразила она, поднимаясь с кресла и поправляя халат. — Все совершенно в рамках приличий. Никто, кроме меня, не знает, что под халатом совсем ничего нет.

— Совсем никто, — рассмеялся отец. — Ладно, идемте.


Глава 25 | Ночь без конца | Глава 27