home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 30

Да, времени я убил немало, рассказывая все это.

Если останавливаться на деталях, то мой рассказ тянулся бы целую вечность. Или, по крайней мере, дольше, чем я мог себе позволить.

Головная боль утихла — должно быть, аспирин наконец возымел действие. Еще я успел приготовить себе яичницу с беконом, после того как поведал о наших забавах и развлечениях в доме Дениз. А там мы повеселились на славу, не правда ли?

Возможно, мне не стоило вдаваться в такие подробности. Боюсь, что у меня не хватит времени рассказать обо всем остальном.

Но наш рейд на дом Дениз заслуживает внимания уже потому, что такое мы делали впервые. Это стало чем-то вроде вехи в истории нашей небольшой компании, потому что это было намного грандиознее, ужаснее и волнительнее, чем просто убийство первого встречного на улице. Как качественный скачок в совершенно новое измерение истязания плоти.

Впрочем, и в средствах информации это получило такую же оценку.

«Резня по-мэнсоновски» — окрестили наши подвиги репортеры.

О том же, кто мог совершить эти зверства, газетчики и телевизионщики даже не высказывали догадок.

Мне кажется, мать Тома догадывалась о том, кто мог стоять за всем этим, но опасаться, что она настучит, нам было нечего.

Мы стали пай-мальчиками и начали учебу в университетах. Том передумал отправляться в Вилламетт, так как не хотел отрываться от «общества». Вместо этого он поступил в Пеппердайн. Ковбой, Рядовой и я пошли в Калифорнийский университет, Пескарь — в Американский колледж, а Клемент — в Иезуитский колледж Лойолы в Мэримаунте.

Возможно, мы и не были ангелами, но и тупицами нас тоже нельзя было назвать. Конечно, иногда мы дурачились и косили под придурков, но это исключительно ради удовольствия. Под всей этой оболочкой мы были достаточно неглупыми, чтобы поступить в довольно приличные заведения.

В течение следующих нескольких месяцев мы иногда собирались вместе, но не для смертоубийственных вылазок.

В ноябре я поддался искушению и прикончил студентку на одной из автомобильных стоянок университета. После изнасилования я задушил ее электрическим шнуром. (Без лишнего шума и практически без крови!) Конечно, это не идет ни в какое сравнение с налетом на дом и расправой с целой семьей, но все же лучше, чем ничего.

Разумеется, мы все понимали, что нельзя нападать на дома очень часто — такого рода преступления получали слишком большую огласку.

Но в начале января мы решили, что прошло достаточно времени. К тому же у нас наступили зимние каникулы, а Том за это время успел завербовать еще троих новых членов. У него просто был талант подыскивать ребят отчаянных и с подходящими инстинктами.

Иногда я удивляюсь Тому. Возможно, у него шестое чувство, особое чутье на подобные вещи или какая-то внутренняя притягательная сила. Убийцы-маньяки почти всегда одиночки Быть может, потому, что не так уж много вокруг парней с нужным сочетанием необходимых компонентов для выпечки этого особого вишневого пирога, если вы понимаете, о чем я. Иногда можно услышать о работающих в паре, но это крайне редко. Мы же начинали вчетвером и выросли аж до двенадцати.

Неслыханное дело, насколько мне известно.

Так что, думаю, мы — «творцы истории». Это придает мне особую важность, как одному из основоположников, а также как летописцу.

Кроме того, я участвовал во всех совместных акциях. (Не говоря уже о том, что давно открыл и личный счет.)

Таким образом, я один из немногих, кому известно все.

Так что зовите меня Босуэллом банды «краллов».

Но лучше вернуться к рассказу. Я немного отклонился, упомянув новых членов.

Это были Лоренс Роудс по кличке Прах, Билл Петерсон и Фрэнк Остин по кличке Техасец. Прах еще с нами, о вот двое почили в бозе.

О том, что случилось с Биллом Петерсоном, я уже рассказывал.

Техасца смерть настигла, когда он в третий раз совершал с нами налет на дом. Это было в Рино, штат Невада. (Мы выехали на гастроли, не желая, так сказать, затаптывать свою лужайку больше, чем было необходимо. ) Когда мы вломились, хозяйка сидела на унитазе в туалете. Она всех нас застала врасплох, но убила именно Техасца. Вскочила ему на спину и раз десять воткнула ему в шею маникюрные ножницы. Один из ударов вскрыл сонную артерию.

Техасец был нашим первым членом гомосексуальной ориентации. Впрочем, когда это обнаружилось, мы уже все его любили, так что это стало неважно. К тому же он ни к кому из нас не приставал. Свои чувства он приберегал для мальчиков, которые попадались нам во время рейдов. Что оказалось очень кстати. Пока мы занимались кисками, он уделял трогательное внимание сильному полу.

Еще до своей смерти он привел к нам Митча и Куска. Они вроде бы парни ничего. Даже мне нравились, правда, до той ночи, когда оказались столь бесполезными в погоне за Джоуди и Энди. В довершение ко всему эти задницы меня подставили.

В моей книге они все большие задницы. Вся шайка-лейка.

Они все меня бросили. А теперь еще окрысились на меня из-за этого дела с детьми. И это те, кого я считал своими друзьями.

Наверное, надеются, что я не уложусь в срок, и тогда они смогут покуражиться над Лизой.

Для достоверности замечу, что Лиза совершенно не в курсе наших небольших проделок. Она знает, что я раз в месяц встречаюсь с ребятами и иногда остаюсь ночевать в гостях, но она всегда считала, что мы собираемся у Тома поиграть в покер и напиться. Что ей, между прочим, тоже не нравилось, и она все время пыталась вытащить меня из компании.

Пару недель назад мы обручились, и на первую субботу сентября за Днем труда назначена свадьба. Ковбой должен был быть моим шафером. Он даже обещал мне устроить мальчишник в женском общежитии — все спланировать заранее, как полагается, нагрянуть по-серьезному и взять здание под контроль, а затем выбрать себе самых привлекательных крошек и хорошенько поразвлечься.

Я возразил, что слишком большой риск.

— Так ведь женишься всего раз в жизни, — заметил он.

Думаю, мы действительно могли такое учудить. Черт, а наверняка вошло бы в историю. Но теперь, полагаю, все пошло прахом. Если мне и удастся спасти Лизу, между нами вое будет кончено. Как, впрочем, и между мной и моими бывшими корешками. По-любому. Даже если они простят мне мою промашку, я не смогу простить им то, как они на меня наехали.

Как бы там ни было, но я пока не представляю, как добраться до Джоуди в установленный срок.

Раньше я убеждал себя, что она может в любую минуту войти в дверь, но это маловероятно. Слишком пусты ящики. Похоже, она набрала достаточно одежды на неделю, а то и на две. Так не делают, когда собираются вернуться на следующее утро.

Боже, как хотелось бы забыть о Лизе и назначенном сроке, обо всем этом дерьме и просто сидеть и рассказывать. За всю свою жизнь я так много не говорил, как в последние пару дней. Это просто здорово. Говорить об этом — то же, что вновь переживать. Я все снова вижу, осязаю, чувствую вкус и запах. Как это волнует!

Чего мне действительно хочется, так это пересказать всю историю подробно. Может, получится целая книга. Назовем ее "Невероятные «Краллы». Йаа! Нет, ужасное название. А как насчет «Культовые убийства на сексуальной почве»? Это уже лучше.

Может, займусь этим на досуге, если удастся выбраться из этой истории живым.

И все же, как бы мне ни хотелось еще посидеть и погрузиться во все это по-настоящему, но... А как было бы здорово. Да и прогнало бы прочь все дерьмо из головы.

Но на то оно и дерьмо, чтобы не лезть из головы.

Другими словами, надо сделать несколько звонков. Начну с Тома. Может, если ему все объяснить, он даст мне поблажку. Я уверен, что смогу добраться до Джоуди, но мне нужно время. Неделя, например.

Он даст мне неделю? Как же. Дудки.

Даже если упасть на колени и умолять, не прибавит и лишней минуты к назначенному сроку.

Ладно, забудем об этом. Я не стану валяться у него в ногах.

Но я сделаю вот что. Позвоню своим сестрам. Если у меня ничего не получится сегодня вечером, они могут стать следующими жертвами Тома и моих бывших дружков.

Да, забавная ситуация.

Как объяснить сестренкам, что ты повздорил со своими приятелями и теперь эти твои бывшие друзья могут прийти к ним, чтобы истязать, насиловать и резать их самих, их мужей и детей, так что им лучше уехать куда-нибудь на несколько дней или на месяц, а может, и на всю оставшуюся жизнь?

Неприятный разговор, да?

Не удивлюсь, если мне даже не поверят.

Они на девять и одиннадцать лет меня старше, так что никогда меня толком и не знали. Да их почти и не было дома, когда я сошелся с Томом и ребятами. Наверное, в их глазах я порядочный, спокойный мальчик, и чертовски сложно будет их теперь убедить в том, что я замешан в таких делах, которые могут закончиться для них плачевно.

Может, стоит немного повременить с этими звонками? Посмотреть, как будут развиваться события? Если бы мне только удалось захватить Джоуди...

Нет. Так долго ждать нельзя. Не такая уж беда, если я потеряю Лизу — нет, я не хочу сказать, что мне не хочется ее спасти. Но одно дело она, а другое — семья, понимаете? К тому же я даже не уверен, что действительно хотел на ней жениться. Но я не могу позволить бывшим дружкам расправиться со своими сестрами.

Ладно. Решено. Звоню.

Начну с Доры. С ней я всегда лучше ладил, чем с Сэнди. Сэнди такая всезнайка.

О Боже, как же не хочется это делать.

Но никуда не денешься.

Думаю, надо взять магнитофон, чтобы записать для потомства эти никчемные разговоры.

Телефон на кухне.

А тут еще эти рези в животе.

Што нас не убиват, то нас укреплят. Яволь!

Оказывается, я не помню номеров телефонов своих сестер. Разве это не ужасно?

Так, а какой там номер справочной?

Кажется, пять, пять, пять?

О, а это что такое?

Батюшки! Здесь в блокноте какие-то цифры, и очень подозрительные Похоже, начинаются с междугороднего кода.

А что, если в них разгадка тайны местонахождения Джоуди?

Хрен чего выйдет, Ватсон.

Эники-беники-ели-вареники...

Это были последние цифры номера.

Кто ведает, что зло в себе таит...

«Атас!»

Для тех, кто меня слушает, скажу. Я повесил трубку. Догадайтесь, кто ответил на другом конце?

Полиция. Полиция Индио. То есть города Индио, штат Калифорния.

Угомонись, сердечко. Ух... Не жми, очко. Вы замечали, когда вас разбирает страх, как весь низ живота оживает и начинает свербеть, и такое ощущение, словно кишки закручиваются вокруг тебя?

Примерно так я себя чувствую.

Удовольствие ниже среднего, когда ты делаешь безобидный звонок, а парень на другом конце отвечает, что он диспетчер департамента полиции.

А другой номер тогда чей? ФБР?

Полагаю, самое время выпить чашечку кофе и дать себе пару минут передышки перед следующим звонком.

О'кей, мои физиологические функции, кажется, постепенно приходят в норму.

Вопрос. Что делает номер копов из Индио в блокноте возле телефона на кухне Джоуди?

Ответ. Кто-то недавно им звонил.

Можно перезвонить и сказать, что я из полиции Лос-Анджелеса, сымпровизировать и посмотреть, что получится, узнать. Отлетная мысль. Нет, не получится.

Небольшой совет начинающим преступникам: никогда не связывайтесь с легавыми, избегайте их.

Если я позвоню и попытаюсь шутки шутить, фараон на другом конце начнет подыгрывать, а тем временем кинет какой-нибудь прикольный закидон, типа отслеживания звонка. (Например, когда набираешь 911, твой звонок автоматически отслеживается. Им даже не надо тянуть время и держать связь с тобой, как это показывают в кино. Бах, и компьютер выдает им адрес, откуда ты звонишь. Чудеса современной технологии. )

Попробую другой номер.

Если и он полицейский, просто ничего не скажу и повешу трубку.

Поехали.

Голос, который вы сейчас услышите, принадлежит вашему покорному слуге.

«Да, Фрэнк. Это капитан Дьюк Иствуд, лос-анджелесский департамент полиции... Вы механик или?.. А, понимаю. Один из наших офицеров дал нам ваш номер, указав, что может поехать в вашу сторону. Его зовут Фарго... Угу... О, это очень хорошая новость. Превосходно! Мы всегда надеялись, что все так и получится. У ребенка, которого действительно похитили, практически нет шансов, понимаете?.. Правильно, или их все же находят. В неглубоких могилах. Ужасно. Бог свидетель, сколько я перевидал такого на своем веку. Но на сей раз наши молитвы были услышаны, Фрэнк. Меня только удивляет, почему Фарго до сих пор нам ничего не доложил. В котором часу объявился мальчишка?.. Ага... Удивительно, просто удивительно. Так, а вы не знаете, они уже возвращаются сюда с мальчиком?.. Неужели? Почему вы так думаете?.. Вы видите? Из своего окна? Это одна из наших черно-белых?.. Нет, у нас нет необозначенных синих „Фордов“. Это, должно быть, его личный автомобиль. Как название мотеля?.. Ага. Я позвоню ему туда. Фрэнк, хочу поблагодарить вас за помощь. Вы оказались очень полезны. Желаю вам спокойного дежурства. Пока».

Нет, вы верите?

Я лично нет!

Ба-ба-ба!

Что теперь? Соображай поскорее Они пока в каком-то мотеле под названием «Приют странника» напротив заправочной станции — старина Фрэнк видит машину Фарго на стоянке.

Сейчас восемь тридцать.

Слава Богу, что я поднялся ни свет ни заря. И вдвойне слава, что не завяз в своих россказнях о наших приключениях.

О'кей, о'кей, о'кей.

Надо спешить в Индио.

И будем надеяться, что они захотят выспаться.

Есть идея!

Номер Ковбоя-то я помню.

Ну же, ну же, ответь. Окажись дома!

Йо! Ковбой!.. Да не слишком хорошо, если по правде. Но гораздо лучше, чем пять минут назад. Послушай, я все знаю насчет Лизы и всего прочего... Да знаю, знаю... Нет, все в порядке... Да, мы еще друзья. А сейчас послушай. Мне известно, где дети. Я сейчас за ними поеду. Хочешь со мной?.. Ха! Я так и знал. Так вот, слушай внимательно. Предок девчонки — легавый, и она сейчас с ним. Их трое: фараон, Джоуди и Энди... Да, конечно, красотка. Даже почище. Прах очень сдержанно высказался. Подожди, пока сам увидишь... Да, такая задумка. Взять ее живьем, а пацана порешить на месте... Да знаю, только мне начхать, чего те двое хотят. Послушай, давай возьмем с собой Праха. По-моему, он положил глаз на девчонку, да и такой снайпер, как он, может нам очень пригодиться — на случай, если понадобится уложить ее предка или кого-нибудь еще с большого расстояния. Так что позвони ему, ладно? Но только ему. И скажи, что это между нами троими. Нам не нужно, чтобы какой-нибудь олух нас забыканил... Скажи, если он вздумает выкинуть какую-нибудь штучку, то он — в пролете. Я один знаю, где они, а он от девчонки кипятком писает, так что пусть соглашается... Нет, поедем на твоей тачке, так что залей бак и будь наготове. Нам надо торопиться, а то они ускользнут. Через пятнадцать минут я буду у тебя.


Глава 29 | Ночь без конца | Глава 31