home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

За дверью никого не оказалось.

Опустившись на колени, Джоуди доползла по ковру до середины дверного проема и, высунувшись вперед, посмотрела по сторонам.

Коридор был пуст.

В дальней его части из спальни хозяев лился свет и звучала музыка. На этот раз это был Билли Джоуэл с песней «Спокойной ночи, Сайгон».

«Папина любимая», — подумала она. И снова пожалела, что его не было рядом.

Во Вьетнаме он был командиром взвода. Теперь служит сержантом в лос-анджелесской полиции. Как раз сейчас на дежурстве, защищает права граждан.

«Папа, здесь как раз есть гражданин, кому позарез нужна твоя помощь».

Поднявшись с пола, Джоуди шагнула в коридор и, крадучись, пошла на свет распахнутой двери. Энди шел позади, положив ладонь ей на спину.

Нет, дверь обойти не удастся. А иначе на лестницу не попасть.

Но что тогда остается: прыгать из окна второго этажа или спрятаться? Если прыгнуть, царапинами не отделаться. Пусть Энди не совсем прав насчет свернутых шей, но один из них наверняка покалечится и не сможет бежать, а то и оба. Но прятаться — тоже не выход. От одной мысли об этом поползли мурашки по коже. В детстве она часто играла в прятки и прекрасно понимала, что находят обычно всех. К тому же ублюдок мог оставаться в доме всю ночь. А еще мог поджечь его напоследок.

Прятаться — все равно что лезть в темный мешок и ждать смерти.

«В безопасности мы будем только на улице».

А значит, придется пробираться к лестнице. Так что распахнутой двери спальни не миновать.

С каждым шагом песня «Спокойной ночи, Сайгон» звучала все громче.

Слова «умереть вместе» Джоуди не понравились. Совсем некстати. Это ведь значило «быть убитыми», так ведь?

«Нет, нас не убьют! Мы выберемся!»

Хотелось предостеречь Энди, чтобы тот не заглядывал в комнату. Но язык не поворачивался. К тому же она понимала, что мальчик все равно не удержится.

Перед самой дверью Джоуди стиснула биту обеими руками и занесла над левым плечом, словно перед самым финишем.

В бейсболе она всегда била слева.

Отбивать бейсбольные мячи — это было единственное, что Джоуди делала левой рукой. Сама не знала почему. Отец божился, что тоже не знает. Порой закрадывалось подозрение, что, когда он давал ей первые уроки, ему просто хотелось побыстрее от нее отвязаться.

«Черт, мог ли он представить, что мне доведется раскроить битой чей-то череп! А мне, быть может, придется сделать это еще раз. Боже!»

Неожиданно накативший страх чуть было не вырвался криком, и она едва удержалась, чтобы не пуститься со всех ног мимо этой жуткой двери.

«Спокойно, — приказала она себе, — не волноваться. Выдержка прежде всего. Если удастся пробраться незамеченными, есть надежда вернуться домой».

А что, если попробовать проползти мимо двери по-пластунски? — мелькнуло у нее в голове. Меньше вероятности, что заметят. Но тогда они дольше будут на виду. Кроме того, такой маневр мог их полностью обезоружить, и, если их все-таки заметят, они не смогут ни защититься, ни быстро пуститься наутек.

«Нет, только не на полу, — решила она. — Прошмыгнем. Тихо и быстро».

Оставалось решить, какая сторона коридора была безопаснее. По логике, чем ближе держаться к двери, тем меньше они будут на виду. Только это было нереально — выше ее сил. Что, если он прямо за дверью? Тогда он успеет схватить их, когда они попытаются проскользнуть мимо.

Или подставит им подножку.

К тому же спуск с лестницы был слева, с противоположной от двери стороны.

Джоуди повернула влево. Рука Энди все еще лежала на ее спине.

Ладони сделались влажными, и рукоятка бейсбольной биты стала скользкой.

И Джоуди ступила в лужу света.

«Не оглядывайся, — приказывала она себе. — Услышишь, если заметили».

И она решила держать голову прямо.

В тусклом свете серели неясные очертания лестничных перил. Всего восемь или десять футов, не больше.

«У нас получится!»

Но в этот момент в спину впились ногти Энди, и он издал такой стон, что мурашки побежали по коже.

Джоуди резко повернула голову и бросила взгляд в комнату.

Возле кровати стоял толстяк, убивший Ивлин. Но он был не один. Рядом еще несколько человек. Пять или шесть. А может, и больше.

Они стояли молча. Не смеялись, не рычали, не переговаривались, не шутили. Сосредоточенно занимались делом. Слышались лишь песня Билли Джоуэла о вьетконговцах, скрип кровати, учащенное дыхание и какой-то хлюпающий звук.

Ни Ивлин, ни мистера или миссис Кларк нигде не было.

Хотя, несомненно, они должны были там быть, в самой гуще.

Но, кроме обнаженных тел, тесаков и крови, ничего не было видно.

Взгляд был короткий, всего секунду, и Джоуди даже не успела рассмотреть, чем они занимались. Но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы понять: ничего этого видеть ей не следовало.

Но в тот момент, когда она отводила глаза, один из мужчин повернулся, вероятно, услышав стон Энди.

На теле у него не было ни единого волоска. Зато оно было все в крови. В одной руке — мачете, в другой — отрубленная голова. Голова была перевернута вниз, и он держал ее за искромсанный обрубок шеи. Волосы свисали до самого пола. Невозможно было сказать, кому она принадлежала: миссис Кларк или Ивлин.

— Бежим! — крикнул Энди.

Но Джоуди уже неслась. Один прыжок перенес ее через лужу света.

Позади раздался крик Энди.

Оглянувшись через плечо, Джоуди увидела сверкнувшее в воздухе мачете. В этот момент Энди отпрыгнул в сторону и кинулся вслед за ней.

Добежав до лестницы, она стремглав бросилась вниз, скользя правой рукой по перилам. Бита больно стучала по плечу в такт гигантским прыжкам.

— За нами гонятся, — пыхтел сзади Энди.

Отскочив влево, Джоуди притормозила плечом о стену.

— Вперед! Скорей к двери! Отпирай!

Она замедлила свой бег, и на какую-то секунду или две Энди поравнялся с ней, а затем вырвался вперед. Джоуди метнулась от стены к перилам, и удар руки о балясину подсказал ей, что она уже сбежала в самый низ.

Джоуди извернулась, пытаясь восстановить потерянное равновесие.

На лестнице мелькнула быстрая черная тень.

Он не один? Определить невозможно.

— Открывай дверь! — крикнула она.

— А я что делаю? — Джоуди услышала громыхание цепочки — Я почти что...

— Отстань! — взвизгнула она навстречу темной бесформенной массе, которая летела прямо на нее, вытянув вперед руки. Джоуди показалось, что в правой руке было мачете. И она ударила наотмашь.

Удар пришелся по чему-то мягкому.

Послышался стон.

Бита согнула прыгуна пополам, и, вместо того чтобы свалиться на Джоуди и пришпилить ее к полу, он грохнулся на пол в стороне.

В этот момент распахнулась входная дверь, и ворвавшийся с крыльца свет осветил распростертого на полу человека. Один прыжок — и Джоуди оказалась рядом с ним. Она уже занесла над головой биту, но тут до ее слуха донесся грохот несущихся по лестнице шагов.

— Джоуди!

Времени на еще один удар не оставалось, и она бросилась к двери.

Энди ждал. Едва ее нога коснулась спасительного коврика, как дверь с треском захлопнулась.

По крыльцу они сбежали бок о бок, не замечая ступенек. Спрыгнули и понеслись по дорожке. Джоуди переложила биту в правую руку, перехватила ее посредине и напрягла предплечье. Теперь не надо было так сжимать кисть.

— Куда? — запыхавшись, произнесла она.

— Не знаю!

Для начала неплохо хотя бы на улицу.

Прямо перед домом стояло несколько машин. Пять или шесть, и все разные. И еще темный фургон.

«Подумать только, просто подрулили и припарковались перед домом. Как автотуристы на пикнике, не иначе. Боже праведный! А что, если они оставили кого-нибудь на стреме?»

Распахнувшаяся с треском входная дверь вмиг прервала поток ее мыслей. Оглянувшись, она увидела стремительно приближавшиеся фигуры. Застонав, Джоуди отвела взгляд и пустилась бежать с удвоенной силой.

— Сворачивай к дому! — кинула она на ходу Энди. Выскочивший уже на тротуар Энди резко взял влево. Джоуди последовала за ним.

«Маленький, а какой прыткий, — подумала она. — По крайней мере, удалось вырваться на улицу. Если в еще показалась какая-нибудь машина».

Бита сильно потяжелела и связывала ей руки. Если в не она, Джоуди подставила бы грудь ветру и понеслась во всю прыть. Но выбросить ее она не решалась.

Вспомнился рывок к финишу в ее первой в жизни серьезной игре. Полет белого чистенького мяча в заоблачную высь — куда-то за дальнюю ограду. Тогда она настолько разволновалась, что позабыла бросить биту. Так и обегала базы, прижимая ее к себе, словно это была банка с орешками.

Папа тогда чуть не умер со смеху.

Но и чертовски тогда ею гордился.

«Боже, увижу ли я его снова?»

Джоуди оглянулась через плечо. Преследователи срезали угол по лужайке.

На этот раз она задержала взгляд. Хотелось получше их разглядеть и оценить свои шансы.

Их было трое.

Толстяка с копьем среди них не было. Должно быть, остался в доме Другие, похоже, там же.

А эти выскочили, чтобы замести следы.

«Убрать свидетелей».

Ближний, видно, неплохой бегун. Руки его были свободны, но он был чем-то подпоясан, так что там вполне мог быть подвешен нож. У бежавшего следом был меч, точнее сабля, которой он размахивал над головой, отбрасывая в темноту блики лунного света. Третий с большим трудом пытался не отстать от остальных. Может, потому, что топор, который он нес, был тяжелый и неудобный. А может, из-за своих огромных пропорций.

Одежду их определить было трудно. В коже, надо полагать. Своей собственной и чужой, как тот, которого она убила. И сплошь обмазаны кровью. Черной, как ночь, кровью Ивлин, мистера и миссис Кларк.

«Кто они такие?»

Все это было настолько ужасно, что казалось нереальным.

Хоть бы улюлюкали. Люди всегда выкрикивают что-нибудь, когда гонятся за кем-то, разве не так?

«Почему они себя так ведут? Боятся разбудить соседей?»

Забежав за последний автомобиль, Энди спрыгнул с тротуара на проезжую часть.

Джоуди прыгнула вслед и бросила взгляд на багажник.

Отец не раз повторял ей:

— Всегда запоминай номерные знаки Что бы ни происходило, если это связано с автомобилями, обязательно «снимай» номера.

— Но это же воровство, — как потом рассказывали, возразила она однажды, когда ей было четыре.

— Нет, на самом деле ты к ним даже не прикасаешься, просто «снимаешь», то есть запоминаешь, записываешь.

И сейчас она хотела «снять» их.

В тусклом свете уличных фонарей регистрационные номера были хорошо видны. Но они были черными и блестящими. Закрашены или заклеены?

Не задерживаясь, чтобы проверить свои догадки, Джоуди отскочила от багажника и пустилась догонять Энди, который бежал наискось через улицу, видимо, в сторону добротного двухэтажного каменного дома.

Живая изгородь перед зданием была облита светом. Дорожка к входной двери подсвечивалась газонными фонарями. Над крыльцом тоже горел фонарь. Бетонная площадка перед гаражом на три автомобиля была похожа на теннисный корт, освещенный для ночной игры.

В общем, свет был повсюду, только не в окнах.

Они были темнее ночи.

«А кому не спится в такой час?»

Непонятно, почему Энди выбрал именно этот дом. Почему не дом соседей, который был ближе? Может, знаком с хозяевами или...

Джоуди бросила беглый взгляд за спину.

На лужайке соседей Кларков была установлена табличка «Продается».

Так что скорее всего это действительно ближайший обитаемый дом.

«Только от этого не легче, — подумала она, — хозяева, похоже, спят как убитые».

Небольшой поворот туловища — и Джоуди увидела, как лидер преследователей спрыгнул с тротуара Оба его спутника отстали, но ненамного.

«Неужели догонят? — ужаснулась она. — Мамочка, как они близко».

— На помощь! — закричала она на бегу. — Помогите! Полиция!

Энди тоже начал кричать.

Джоуди перевела дыхание и заорала что было мочи.

— Пожар!!!

— Доктор Янгмен! — завопил, в свою очередь, Энди, влетев с тротуара на лужайку.

— Доктор Янгмен! Помогите! Пожалуйста! Доктор Янгмен!

Джоуди тоже вбежала на газон.

Трава была холодной и очень мокрой. Доктор Янгмен, должно быть, поливал ее вечером.

— Доктор Янгмен! — орал Энди. — Это я, Энди! Энди Кларк! Помогите! Отворите! Помогите!

Джоуди окинула взглядом фасад, надеясь увидеть хотя бы одно зажегшееся окно.

Но все они по-прежнему были темны.

Жарко. Если окна закрыты и включены кондиционеры, то вряд ли в доме услышат их крики.

Но, может, доктор Янгмен все же услышал их? Может, просто решил не зажигать свет? Может, именно сейчас подходит к входной двери? Может, через долю секунды распахнет ее и позовет: «Ныряй, детвора. Поживее!»

«О Боже, если в только».

— Хватит надрываться, — выпалила на ходу Джоуди. — А то нас убьют на крыльце!

Но Энди не колебался ни минуты. Вероятно, подумал о том же, потому что еще на слове «крыльце» сиганул влево.

Джоуди сделала резкий поворот перед самым крыльцом и вскрикнула, почувствовав, как почва уходит из-под ног.

Падение, казалось, длилось целую вечность.

Бесконечное скольжение. Тело валилось и валилось в бездну. Наконец левая ягодица коснулась земли, после чего Джоуди еще долго мягко скользила по густой мокрой траве.

Навстречу своей погибели и теряя драгоценные секунды.

«Иисусе! Сейчас меня сцапают!»


Глава 2 | Ночь без конца | Глава 4