home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 33

На террасе отца уже не было, но Джоуди увидела его, когда проходила мимо окна номера 238. Он сидел за столиком, в том кресле, которое занимала прошлой ночью Шарон, и его почти не было видно за шторой.

Она постучала. Дверь открыл Энди. Он был одет, и даже волосы были причесаны, хотя и выглядели еще мокрыми.

— Заждались? — спросила она.

— Ага. Почему так долго? — поинтересовался он, закрывая за ней дверь.

— Дела, — отрезала она и загадочно улыбнулась. Отодвинув другое кресло от стола, Джоуди села. Энди опустился на край кровати, в которой она спала. В ногах другой кровати стоял «моссберг» отца. — Откуда он здесь взялся?

— Все время здесь был, — ответил отец.

— Мне казалось, что ты оставил его в машине.

— Там бы он был нам ни к чему.

"А где же мой «смит-вессон»? — спохватилась она, но тут же вспомнила, как сунула его под переднее сиденье машины, как только они въехали на автозаправку вчера вечером. — Наверное, все еще там. Как и запасная обойма и пачка патронов. Если только папа или Шарон не забрали все это из машины.

Спросить?"

Но это означало бы напроситься на очередную лекцию по обращению с огнестрельным оружием.

Поэтому решила воздержаться. Пистолет наверняка еще там, где его оставили.

"А если нет? Если кто-то влез ночью в машину и украл его?.. "

Вряд ли. Машина была прямо под их окнами на стоянке, и ее хорошо было видно с террасы, где всю ночь стоял на страже отец.

«В любом случае мне не следовало его там оставлять, — пожурила она себя. — Крайне глупый поступок. Слишком много крайне глупых поступков я совершаю в последнее время. Может, потому, что меня все время пытаются убить?»

— Так, и чем мы теперь займемся? — прервала она свои размышления.

— Теперь, когда ты уже с нами, — проговорил отец, — мы ждем Шарон.

— Ну, думаю, она уже приняла душ, потому что я, когда шла к вам, слышала, как она закрутила воду.

— Ты уже упаковала вещи в дорогу? — поинтересовался отец.

— Давно. Мы уезжаем или сперва позавтракаем?

— Расчетный час в мотеле только в полдень, так что у нас в запасе еще полтора часа. Полагаю, что можно оставить все в номерах и поехать куда-нибудь поесть. Загрузиться можно будет после возвращения. Затем, кому понадобится, может сходить куда следует, и тронемся в путь.

— В путь, это куда? — полюбопытствовала Джоуди. Отец заговорщически улыбнулся Энди.

— Мы как раз об этом и говорили, когда ты вошла.

— В Феникс мы не едем! — воскликнул Энди.

— Ну и слава Богу.

— Но Сполдингу мне рано или поздно позвонить придется, — вставил отец.

— С этим можно не торопиться, — предложил мальчик.

— Его уведомили о том, что ты нашелся, — и этого пока достаточно. Мне нужно будет переговорить кое с кем и узнать наши права, прежде чем обсуждать этот вопрос с ним. А пока что считай себя частью нашей семьи.

— А я могу выбрать, какой именно частью? — расплылся в улыбке мальчишка.

— Домашнего любимца, — вставила Джоуди.

— Ха-ха-ха! А Шарон тоже часть этой семьи? — спросил он.

— Думаю, что да, — пожал плечами отец.

Прищурившись, Энди потер подбородок, подражая древнему мудрецу, поглаживающему бороду.

— Предположим, что Шарон — моя жена. Тогда вы оба могли бы быть нашими детьми.

— Убирайся отсюда! — вскипела Джоуди.

Папа только покачал головой, и на губах появилась его фирменная ухмылка.

— Как тебе это нравится? — не унимался мальчишка. «По крайней мере не горюет и не плачет», — заметила про себя Джоуди.

— Надо спросить у Шарон, — вынес свой приговор отец.

— Может, в ее огромном сердце найдется уголок, — выпалила Джоуди, — для несносных ничтожеств.

— Тогда бы ей понравилась ты.

— А вот и нет.

— Дети, дети, давайте жить дружно.

В этот момент на террасе появилась Шарон. Проходя мимо, она заглянула в окно и подняла в приветствии руку.

— А вот и женушка пожаловала, — подхватился Энди и вприпрыжку поскакал открывать дверь. — Дорогая, мы тебя уже заждались.

— Что с ним такое? — вопросительно глядя то на Джоуди, то на Джека, спросила Шарон.

— Он в тебя втюрился, — объяснила Джоуди.

Энди покраснел как рак.

— Неправда. Я просто шутил. Вот как!

— Тут нечего стыдиться, приятель. Парни передо мной штабелями укладываются, — улыбнулась Шарон.

Джоуди немного повернула голову, чтобы посмотреть на отца Лицо у него было почти такое же красное, как и у Энди.

— Ты сегодня утром прекрасно выглядишь, — донеслось с его стороны. Вроде самый банальный комплимент, но у Джоуди не было ни малейших сомнений, что он шел от чистого сердца. И в нем было гораздо больше, чем воспринималось на слух.

— Спасибо, — поблагодарила Шарон, кокетливо склонив голову набок.

Она выглядела свежей и спокойной, готовой к новым приключениям. Несколько верхних пуговиц белой блузки с короткими рукавами, эполетами и клапанами над карманами были расстегнуты. Сама блузка казалась немного великоватой. Она не была заправлена и отвесно свисала с грудей, прикрывая на несколько дюймов желтовато-коричневые, с широкими штанинами, но очень короткие шорты. Их отвороты, кольцом охватывавшие бедра, и свободный край блузки почти встречались.

Ноги у нее были смуглые и стройные, но вместе с тем мускулистые.

Белые носки были натянуты до самых лодыжек, а низкие кроссовки «бритиш найтс» выглядели совсем новенькими и сияли ослепительной белизной.

На плече висела коричневая кожаная сумочка.

"Интересно, а пистолет у нее в сумочке? — подумала Джоуди. — Наверное, там. Хотя блузка не подоткнута, и она вполне могла сунуть его за пояс. Либо спереди, либо сзади.

За такой блузкой не то что пистолет, связку ручных гранат можно спрятать, и то не будет вздуваться.

Джоуди перевела взгляд с отца на Энди. Оба как завороженные следили за Шарон — а та даже ничего не делала Просто стояла, выставив вперед ногу, так, что получалось, вроде как на одной ноге, оттягивая правой рукой ремешок сумочки, а левой... может, они уставились так на нее потому, что ремешок перетянул ее правую грудь.

«Ах, мужчины».

— Ну и, — раздался голос Шарон, — каковы наши планы? Мы съезжаем, или едем завтракать, или?..

— Думаю, надо сначала поесть, — отозвался отец. — Выписывают только в полдень, так что у нас еще предостаточно времени.

— Звучит неплохо.

— Тут недалеко по дороге есть «Денниз».

Джоуди так и ждала, что он затем скажет: «Пройдемся пешком. Это не так далеко, и небольшой моцион будет нам только на пользу», поэтому решила его опередить.

— Мы ведь поедем на машине, правда? У меня такие ободранные ноги, а у Энди еще не зажило колено. Тем более что я только что из душа, и совсем не хочется быть потной и вонючей, — выпалила она на одном дыхании.

— Какие проблемы, — воскликнул отец, — ехать так ехать.

Пока он заворачивал свою пушку в старое одеяло, Шарон открыла дверь и выглянула наружу.

Как только Джоуди оказалась на заднем сиденье раскалившейся машины, она наклонилась и сунула руку под сиденье Шарон. Коврик был весь в песке.

— Что ты делаешь? — удивился Энди.

Пальцы нащупали пистолет.

— Ничего, — Джоуди оставила его на месте и выпрямилась.

Папа выруливал со стоянки.

— Поскольку мы на колесах, наши возможности теперь не ограничиваются «Деннизом». Что скажете, если проведем небольшую разведку местности в поисках какой-нибудь достопримечательности?

— Началось, — протянула Джоуди.

— В «Деннизе» можно поесть в любое время, — оправдывался отец, выезжая на улицу.

— Знаю, знаю.

— Может, нам удастся найти «Макдональдс»? — предположил Энди.

— Размечтался, — ехидно произнесла Джоуди, — тебе и Шарон надо распрощаться со всеми приличными и надежными заведениями общественного питания, к которым вы привыкли и которые полюбили. Сейчас вас везет Конг Фарго.

Отец рассмеялся.

— Его жизнь — постоянный поиск кулинарных приключений.

— Мы же путешествуем, — оправдывался тот, — так зачем нам та же еда, которую можно съесть, отойдя за несколько кварталов от дома?

— Я полностью согласна, — вставила Шарон, — и дело даже не в самой еде. Так мы сможем ощутить местный колорит.

— И местных микробов, — добавил Энди.

Джоуди рассмеялась и толкнула его локтем.

— Комедианты, — пробормотал отец.

— Прощай все знакомое и безопасное, — с сожалением бросила Джоуди, когда они проезжали мимо ресторанчика «Денниз».

В течение последующих нескольких минут Джоуди сумела убедиться в том, что Шарон даже больше подходила отцу, чем она подозревала, потому что та не только полностью игнорировала все хорошо зарекомендовавшие себя по всей стране торговые марки ресторанов, но даже не пожелала остановиться в местных заведениях, которые на вид были более-менее нормальными. «А, эта забегаловка наводит тоску», или «Слишком банально», или «Ну и обстановочка здесь», — только и слышалось спереди.

— Вы здесь сейчас поедите, — добавлял обычно в таких случаях отец, — а завтра даже ничего не вспомните.

— Мы сейчас умрем с голода, — жаловался Энди.

— Не-а, — успокаивала его Джоуди, — потерпи минутку, сейчас они найдут какой-нибудь темный и грязный притон с затхлым до живописности духом.

Но первым его заметила она сама.

— Тпру.

Название было незамысловатым: «Кактус Кэйтс».

— Верный глаз, верный глаз, — произнес отец. Это был комплимент, который он обычно приберегал на тот случай, когда у Джоуди получался не слишком плохой удар в бейсболе.

— А какая шикарная вывеска, — подхватила Шарон.

Подвешенный над дверью кафе плакат изображал шестифутовый кактус сагуаро и напоминал худого зеленого человека с поднятыми руками. Хотя никто не удосужился намалевать кактусу лицо, зато на макушке его красовалось лихо заломленное набекрень сомбреро. Судя по виду, вывеска была вырезана из фанеры и уже давно нуждалась в покраске.

Папа тем временем подрулил к тротуару напротив «Кактуса Кэйтс».

— Мы действительно будем здесь кушать? — изумился Энди.

— Бьюсь об заклад, ты сейчас жалеешь, что не остался на крыше заправки, — закивала головой Джоуди.

— Если здесь будет так плохо, — попытался успокоить его отец, — поищем другое место.

— Не тешь себя надеждами, Энди. Такими плохими они почти никогда не бывают.

Отец тем временем уже вынул ключ из замка зажигания.

— Может, не надо? — нахмурилась Шарон. — Если дети действительно не хотят заглянуть в такое место...

— Джоуди просто нравится слушать свое нытье. А от посещения подобных заведений она получает истинное удовольствие. Правда, милая?

Шарон повернулась к девочке. Та только пожала плечами.

— Это делает жизнь вроде как интереснее. Все равно как наткнуться глазом на острый сучок.

— Ну а ты? — спросила Шарон мальчишку.

— Я не знаю. Мы всегда ели у «Макдональдса», или «Бергер Кинга», или...

— А здесь не желаешь попробовать?

— Наверное. А почему бы и нет?

— Была не была, — воскликнула Джоуди, — где наша не пропадала!

— Вот это я и хотела услышать, — обрадовалась Шарон. — Вперед, возьмем их за жабры.

Антураж «Кактуса» напоминал скорее музей Дикого Запада: стены были увешаны колесами кибиток, ржавыми фонарями, клеймами, пейзажами хибар в заброшенных пустынных уголках и на отвесных утесах, пожелтевшими фотографиями в рамках. Кого здесь только не было: Джесс Джеймс, Сидящий Бизон, Джеронимо, Кастер, Буффало Билл, Дикое Стадо, Уйятт Ирп и, конечно же, папин любимчик — непревзойденный стрелок Джеймс Батлер Хиккок.

У отца даже глаза загорелись, когда он ступил за порог.

Шарон же просто пришла в восторг, когда обнаружилось, что можно заказать на завтрак кукурузные лепешки — буррито — с яйцом и перченой копченой колбасой — чоризо.

Изучая меню, Энди промямлил: «О'кей», когда наткнулся в нем на гренки из булки с изюмом и корицей.

Джоуди же больше всего в «Кактусе» понравилась официантка — высокая блондинка в возрасте между двадцатью и тридцатью годами, — с важным видом подошедшая к их столику и беспрестанно жевавшая резинку.

Судя по пластиковой карточке, приколотой над левой грудью, ее звали Бэсс.

«Вот уж что здесь живописное, так это Бэсс», — подумала Джоуди.

На ней были сапоги-чулки из змеиной кожи, достигавшие почти до колен, синие джинсы в обтяжку, пояс с огромной пряжкой, изображавшей вставшую на дыбы лошадь, и лиловая футболка, окаймленная белой бахромой по глубокому вырезу на груди. Оба рукава футболки были закатаны настолько высоко, что полностью обнажали руки. Левая рука была гладкой и чистой, тогда как на правой красовалась наколка в виде пронзенного стрелой сердца с надписью: «Рождена, чтобы разбивать сердца и укрощать мустангов». Из мочек ушей свисали крохотные серебряные томагавки.

После того, как она принесла им кофе и горячий шоколад, Шарон, дождавшись, пока та выйдет из зоны слышимости, восторженно произнесла: — Клевый прикид.

— Тебе бы он здорово подошел, — поддержал ее отец. — Хотя можно было бы обойтись и без татуировки.

— Уже поздно.

Энди даже подался вперед.

— А что у тебя?

— Твои шансы это когда-нибудь узнать, приятель, практически равны нулю, — улыбнулась Шарон.

— А где они? — не унимался мальчишка.

— Не они, а она. Но это неважно. Пей свой шоколад. Энди и Джоуди принялись за свои напитки, прокладыгая языком туннели к густой горячей шоколадной массе в горках нежных взбитых сливок.

Вскоре Бэсс вернулась, чтобы принять у них заказы.

— А что тебе, красавчик? — сказала она, потрепав мальчишку за плечо.

Энди зарделся как маков цвет.

Может, от прикосновения официантки, а может, оттого, что она назвала его красавчиком.

«Почему она его так назвала? — недоумевала Джоуди. — Просто для красного словца?»

Энди, слегка заикаясь, заказал гренки из булки с изюмом и корицей и несколько разрезанных вдоль сарделек.

Джоуди это показалось вполне приемлемым, и она сделала тот же заказ.

Шарон заказала «чоризо» и «буррито» с яйцом.

— А что принести тебе, сахарок? — обратилась Бэсс с улыбкой к отцу.

— Я тоже попробую эти «буррито». Возможно, придется пожалеть, но... — пожал он плечами.

— Да ты просто будешь от них в отлете. И обольешься слюной. У нас лучшие «чоризо» на пять округов. Но это такой жгучий пинок в зад, что глаза на лоб лезут, поэтому тебе не стоит запивать их кофе. Тут нужен напиток, способный потушить огонь. Например, пепси.

Так что все остановили свой выбор на пепси.

— Ну и как она для местного колорита? — спросила Джоуди, когда Бэсс направилась на кухню.

— Какая милашка, — восхищенно проговорил Энди.

— Пинок в зад? — насупила бровь Шарон.

— Может, в этом смысле она немного и перебарщивает, — заметил отец, — но все же приятно общаться с официанткой, говорящей на чистом американском языке.

— Фу, какой ты, па. Настоящий расист.

— Это ты в самую точку. — Сделав глоток кофе, он отставил чашечку в сторону. — Хочу посмотреть фотографии и реликвии. Кто-нибудь со мной?

— Я бы тоже посмотрела поближе, — поддержала его Шарон, и они оба встали из-за стола. Отец направился прямиком к фотографии Дикого Билла, Шарон не отставала от него ни на шаг.

— Твой отец республиканец? — поинтересовался Энди.

— Нет, твердолобый фашист.

— Ты хочешь сказать, нацист?

— Да, — засмеялась Джоуди, — только еще хуже.

— Эти нацисты делали абажуры из кожи. Из самой настоящей человеческой кожи. Ты этого не знала? Я видел эту ужасную книгу. Приносил в школу один мальчик. И там были все эти фотографии. Такие страшные, что кажутся ненастоящими.

— По твоему тону не скажешь, что они тебе не понравились.

Энди пожал плечами.

— Ну, конечно, в определенном смысле они были ужасными. Но при этом и классными. На некоторых — много женщин, выстроившихся в очередь в газовую камеру. Нацисты их обманули, сказав, что те идут принимать душ, только душевая на самом деле была гигантской газовой камерой. Во всяком случае, ни на одной из них не было ни клочка одежды. Я хочу сказать, что все было видно.

— А тебе как раз такое нравится.

Энди снова пожал плечами.

— Многие из них были такими толстыми и безобразными, но...

— Боже, Энди.

— Ладно, молчу. Но на другой фотографии был абажур. На первый взгляд абажур как абажур, вполне нормальный. Но на нем была чья-то татуировка. Какая-то птица, орел, что ли. И все выглядело так, словно она летела к луне или солнцу, но на самом деле это был мужской сосок.

— Прекрати, а то меня вырвет.

— Да, но, с другой стороны, это даже круто.

— Совсем нет. — Джоуди с удивлением смотрела на него. Совсем недавно зверски убили его родителей и сестру. Как он мог говорить о таких вещах, как абажуры из человеческой кожи и обнаженные женщины, выстроившиеся в очередь смерти, тем более с таким наслаждением?

И разве он забыл того мертвого парня на полу в его спальне, на котором были штаны из человеческой кожи?

И почему он так возбуждается от фотографии с абажуром?

Нет, это какое-то безумие.

«Может, это своего рода защитная реакция в форме отрицания? — подумала Джоуди. — Или в форме компенсации или что-то еще? Один из тех психологических вывихов, которые случаются с людьми, в голове которых все смешалось».

— Как бы мне хотелось взглянуть на эту татуировку, — прошептал Энди.

— Давай не будем больше об этом абажуре, о'кей?

— Да не ту, — обиделся он. — Я о татуировке Шарон. Готов поклясться, она у нее на одной из сисек.

Джоуди сильно ткнула его в бок локтем.

— Эй! Прекрати эти разговоры о сиськах.

Она увидела, как глаза Энди опустились на ее собственные.

— Хватит!

— О'кей, о'кей! Успокойся.

— Тем более что она может быть совсем в другом месте. Например, на заду.

— Я бы там никогда не решился сделать, — нахмурился мальчишка.

— Я лично нигде не собираюсь делать татуировки.

— Может, она у нее на пипке.

— На чем?

— Ну, на пипке. Сама знаешь.

— Нет, не знаю.

— Там, внизу, — и он показал на лоно Джоуди.

Джоуди шлепнула его по руке.

— Ой, больно!

— Будешь знать. Тебе надо рот вымыть с мылом.

— Драться необязательно.

— А тебе необязательно тыкать куда ни попадя пальцем. Боже, а если кто-нибудь увидел?

— Никто на нас не смотрит.

— Как бы тебе понравилось, если бы я начала показывать пальцем на твой «сам-знаешь-что»?

— На мой пипик? — расплылся в улыбке Энди.

— Тс-с! Это общественное место. Прекрати сию же минуту!

— Ладно. — Он подвинулся вплотную к Джоуди и зашептал ей на ухо: — Пипик-пипик-пипик-пипик.

— Идиот.

— Пипка-пипка-пипка-пипка.

— Что с тобой, ты превращаешься в пятилетнего?

Но Энди понесло.

— Пипка и пипик сидели на ели, и тэ-эр-а-ха-эл-и-с-ь две недели, сначала кончил...

Джоуди зажала ему рот ладонью.

— Заткнись! Это вовсе не смешно.

Энди быстро закивал головой, словно хотел убедить ее в обратном.

— А мы сейчас спросим у Шарон, что она об этом думает, — произнесла Джоуди. Улыбаясь, она опустила руку.

Улыбка сошла с лица Энди, и его глаза стали шнырять по кафе в поисках Шарон. Наконец он нашел ее. Та стояла возле Джека, и оба разглядывали ночной пейзаж пустыни.

— Мне кажется, ее очень заинтересуют, — добавила Джоуди, — твои теории относительно местонахождения ее татуировки.

— Беги рассказывай.

— Я так и сделаю.

— А вот и не отважишься.

Джоуди ухмыльнулась. По каким-то едва уловимым признакам она поняла, что улыбка должна была получиться на редкость злорадной.

— Шарон, надо полагать, уж точно знает, что такое пипка, как ты думаешь? Ведь она работает в полиции, так что слышала, наверное, обо всем на свете. Но даю голову на отсечение, это не самое любимое ее слово.

Лицо Энди неожиданно исказилось.

— Ты ведь ей ничего не скажешь, правда?

— Это пойдет тебе впрок.

Глаза мальчика испуганно забегали.

— Перестань, Джоуди. Ты ведь не расскажешь, правда?

— Назови хоть одну причину, почему бы мне этого не сделать.

— Ну, не знаю. Потому, что мы друзья?

Когда он это произнес, у Джоуди встал ком в горле. Этого она никак не ожидала. Он разозлил ее, но она только начала получать удовольствие, дразня его. А тут неожиданно оказалось, что еще чуть-чуть, и она расплачется. Это было для нее полной неожиданностью.

— Да, — тихо произнесла она, — мы... — Но дальше она договорить не смогла и только протянула руку и похлопала его по ноге.

— Ты мой самый лучший друг в мире, — зашептал Энди.

Джоуди сглотнула подкативший ком.

— Помолчи, ладно?

— Обещаю, я никогда больше не буду говорить ни «пипка», ни «пипик».

— Ни «трахаться», — пробормотала Джоуди. И ужаснулась своим словам.

— Я не говорил «трахаться», — запротестовал мальчишка.

— Но ты назвал по буквам. Это одно и то же.

— Хорошо, я никогда...

— Эй, несут завтрак. Хватит уже этих грязных словечек.

К ним направлялась Бэсс с огромным подносом, нагруженным тарелками и стаканами с пепси.

— У тебя прелестная наколочка на руке, — сказал Энди официантке, ставившей поднос на складной сервировочный столик.

— Большое спасибо, красавчик.

— А у тебя есть другие?

— А то.

— Я могу посмотреть?

Джоуди тяжело вздохнула.

Бэсс залилась лающим смехом.

— Твой братец хоть и мал, да, видать, не промах, да? — И улыбнулась Энди.

— Да. — Лицо Джоуди горело. — Не промах-то не промах, да только часто промахивается.

Тем временем вернулись отец и Шарон, но остановились поодаль, ожидая, пока Бэсс накроет. Затем они заняли свои места.

— Что интересного произошло за время нашего отсутствия? — поинтересовался отец.

Энди испуганно покосился на Джоуди.

— Совсем ничего, — ответила та. — А как прошла экскурсия?

— Неплохо.

— Вам тоже не мешало бы посмотреть перед уходом, — вмешалась Шарон. — Есть очень-таки милые вещицы.

— Уверен, тебе понравится индианка из племени апачи, — обратился отец к Энди, — ее фото внизу в дальнем углу кафе возле туалета.

— Почему она должна понравиться Энди? — поинтересовалась Джоуди. — Она что, голая?

— Нет, безносая.

— Вид у нее ужасный, — добавила Шарон.

— Усечение шнобеля — древнее наказание женщин апачи за супружескую неверность.

— Эти апачи, похоже, были большими шутниками, — заметила Шарон.

— Почему ты полагаешь, что Энди найдет это забавным? Ты что, стал психиатром? — обратилась Джоуди к отцу, не дожидаясь, пока тот нахохочется.

Отец только пожал плечами.

— Такое обычно нравится всем мальчишкам.

— Предостережение мне: никогда не выходить замуж, — произнесла Шарон, прежде чем отправить в рот очередную порцию «буррито» на вилке.

— Нацисты делали абажуры из кожи, — сказал Энди, подвигаясь к ней ближе. — Из человеческой кожи.

— Я так рада, что ты поделился с нами своими знаниями, Эндрю.

— Он такой неотесанный, — добавила Джоуди.

— Мужчины этим отличаются, — начала Шарон. — Но у них есть и другие качества, которые компенсируют этот недостаток. По крайней мере, у некоторых из них. И я не уверена, есть ли они у Энди.

Энди покраснел и рассмеялся, словно ему сказали большой комплимент.

Джоуди толкнула его локтем.

— Это было оскорбление, придурок.

— Джоуди! Следи за своим языком, — возмутился отец.

— За языком? Я? Да ты бы слышал, что...

— Превосходные гренки, — прервал ее Энди. — Думаю, это все благодаря булке с корицей.

Несколько мгновений они смотрели в глаза друг другу.

«Я чуть было не наябедничала на него», — досадовала она.

И она была признательна мальчишке за то, что он вовремя ее остановил.

Взяв в руки нож и вилку, Джоуди начала резать на кусочки свою гренку.

— Чем мы займемся после завтрака?

— Думаю, вернемся в мотель и выпишемся, — ответил отец.

— Может, сначала поищем магазин? Энди нужна какая-нибудь одежда.

Отец взглянул на часы.

— Посмотрим, сколько останется времени, когда будем уходить отсюда.


Глава 32 | Ночь без конца | Глава 34