home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 35

Ух, какое утро!

И какой кавардак! На меня стоило посмотреть. Что я и сделал в зеркале ванной комнаты. Вид был такой, словно я проиграл схватку за добычу на пиру каннибалов.

Так что пришлось влезать в ванну под душ. Не снимая ни парика, ни лифчика, ни трусиков или туфель — все это нуждалось в хорошей стирке. Незадача вышла только с набивкой лифчика — бумага превратилась в хлипкую жижу, так что пришлось его все же скинуть, чтобы выскрести всю эту дрянь. Дерьмо это тут же забило трубу, и вода начала подниматься.

Ладно, ничего страшного.

Хорошенько намылив тело, парик и белье, я смыл мыло горячей водой, потом открутил холодную и постоял несколько минут, чтобы остыть, и только после этого вылез из ванны.

Не поверите, но чистого полотенца нигде не оказалось.

Да, с мамашей Генри повезло.

Войдя в единственную спальню, которая была ее, я вытерся чистой футболкой, обнаруженной в ящике.

Футболка была колоссальных размеров.

Мамочка, очевидно, свиноматка.

Полотенце из ее футболки получилось неплохое, но я понял, что не смогу воспользоваться ни одной вещью из ее гардероба.

Впрочем, особого желания наряжаться в ее шмотки у меня все равно не было, и я пошел искать уже полюбившуюся розовую тенниску Джоуди Но она оказалась вся в крови, поскольку я оставил ее в прихожей, когда раздевался для Генри. Промашка вышла, потому что именно там Генри, Прах и Ковбой залили все своей кровью.

Белой плиссированной юбке Джоуди повезло больше, потому что она находилась в другой комнате, а не там, где я учинил расправу. Я снял ее с кухонного стула и надел. Впрочем, нужен был еще какой-нибудь верх. Не мог же я выйти на улицу в юбке и лифчике.

Одежда Генри находилась в углу, в картонных коробках. Сверху они были залиты кровью, но внутри вещи не пострадали. Там я нашел что-то вроде гавайской рубашки — атласной с яркими розовыми фламинго, голубым морем и зелеными пальмами. Она была мне великовата, но это не так уж и плохо, потому что, оставленная навыпуск, прикрывала пятнышки крови на юбке.

Затем я вновь подошел к зеркалу. Парик был еще влажным, но в остальном выглядел нормально. Ни пластыря, ни макияжа больше не было, так что лицо безобразили следы от собачьих зубов. Этим я решил заняться позднее — в машине. Надо было теперь позаботиться о груди. На этот раз я решил вместо бумаги использовать носки.

В общем, привлекательности я почти не потерял.

Вид у меня был как у беспечной красотки, которая провела весь день на пляже, а теперь направлялась на всенощную гавайскую вечеринку — луауа.

Вернувшись в мамашину спальню, я достал из ящика несколько носков и набил ими лифчик. Затем подобрал с пола футболку, которой вытирался после душа. Она нужна была, чтобы обтереть кровь с револьвера Ковбоя. Вытерши заодно и свою сумочку, я открыл ее и сунул туда револьвер. На лодыжке Прах всегда носил кобуру с двухзарядным «дерринджером» сорок пятого калибра. Его я тоже положил в сумочку. Там же очутился и тесак. Никогда не знаешь заранее, что тебе может пригодиться.

Доставая бумажники Праха и Ковбоя и обыскивая их карманы, я снова перепачкал руки. Ключей у Ковбоя не оказалось, так что они, наверное, остались в машине. Вытерши руки футболкой, я бросил бумажники в сумочку.

Чем дольше времени уйдет у фараонов на опознание трупов, тем лучше.

Поджог в данном случае был не самым лучшим решением. Вообще мне нравится поджигать — это идеальный способ уничтожения улик. Но, если не будет пожара, тела скорее всего еще долго не обнаружат. А это именно то, что мне надо. Поэтому я решил на этот раз воздержаться.

На кухне снова вымыл руки и еще раз разделся до нижнего белья. Плохо, что не додумался до этого раньше, перед душем. Повесив рубашку и юбку на стул, чтобы не перепачкать, я нашел большой разделочный нож (какие предпочитают маньяки в кино). На плите стояла сковорода с длинной ручкой, в которой несколько дней назад жарили бекон. Дно было покрыто слоем застывшего и посеревшего жира.

Со сковородкой и ножом я отправился в прихожую.

Деревянный пол как нельзя лучше подходил для разделки. Вытянув руку Ковбоя, я отсек крайнюю фалангу большого пальца и бросил ее на сковородку. Она еле слышно шлепнулась на дно. Тогда я протер сковородку футболкой.

Это для улучшения качества звучания.

Теперь остальные пальчики при падении издавали изящный и мелодичный звон: пинк-понк, пинк-понк.

Между «вдыханием аромата роз» и пустой тратой времени очень трудно провести различие. Мне достаточно было обрезать пальцы Ковбою и Праху. Возиться с Генри было излишне, хотя занятие это мне было по душе. Но я все же отсек ему большие пальцы — просто ради удовольствия, и на этом ограничился.

Копы могут использовать для опознания и отпечатки ладоней, так что содрал с них кожу. Генри на этот раз я не трогал.

Чтобы перестраховаться против визуального опознания, дополнительно освежевал лица Ковбоя и Праха.

Вся кожа отправилась прямо в сковородку.

Вернувшись на кухню, я поставил сковородку на прежнее место и зажег конфорку. Затем подошел к раковине и вымыл руки. Никакой чистой тряпки под рукой не оказалось, а бегать по дому уже надоело, так что я просто встряхнул несколько раз руками и оделся.

К этому времени на сковородке уже вовсю шипело, потрескивало и взрывалось. Лоскуты кожи потемнели и наполовину ужарились. Я перевернул их вилкой на другую сторону. Обрубки пальцев стали похожи на маленькие плотные сосиски. Они красиво подрумянились, только ногти странно загнулись, а некоторые даже отвалились.

Вы замечали, как ерзают и вздрагивают сосиски, как раз перед тем, как подходит время их снимать? Иногда они даже переворачиваются сами по себе.

Эти кусочки мертвечины вели себя точно так же.

Непременно расскажу об этом Джоуди. Ей это должно понравиться уже потому, что здесь и пальчик Праха, спускавший курок, и пальчики Ковбоя, сжимавшие копье, которое пронзило ее маленькую подружку, сестричку Энди, как там ее звали, шишку-пышку.

Джоуди, конечно, этого не знает, но я позабочусь, чтобы узнала.

Через какое-то время я наколол на вилку один пальчик. Выбрал без ногтя (а кому понравится жевать ногти?), затем подул на него несколько раз и попробовал. Дерьмо, должен вам сказать. Может, надо было посолить и поперчить, а еще лучше, — приправить соевым соусом? Все равно одни кости. Боюсь, не могу порекомендовать вам это блюдо.

Все же я не выключал конфорку, пока содержимое сковородки не потемнело и не покрылось хрустящей корочкой. После этого я слил лишний жир на грязную посуду в раковине и стал искать кулек. В буфете у мамочки нашлась целая кипа коричневых бумажных пакетов из супермаркета. Распечатав один из них, я высыпал в него шкварки.

Подошло время уезжать.

Прихватив сумочку и бакалейный набор, я вышел на улицу.

Дорога к машине стоила мне нервов — среди белого дня, а в доме — три трупа.

Но никто мне не встретился. Ни шумные соседи, ни копы. Вообще никого.

В последнюю минуту меня объял панический ужас. Что, если Ковбой запер ключи в машине? С ним такое случалось прежде. Пару раз на моей памяти. Еще у него часто кончался бензин в дороге. Бывало, я спрашивал, не отлучался ли он куда-нибудь, например, в буфет, когда раздавали мозги. Но он был не глуп. Просто рассеян.

Сейчас он стал им в первоначальном смысле этого слова — рассеянным по отдельным частям.

Оказалось, ключи благополучно торчат в замке зажигания и двери открыты.

Сев за руль, я положил сумочку на соседнее сиденье. Чуть было не поставил туда же пакет, но вовремя заметил проступившие на бумаге темные коричневые пятна жира, похожие на те, которые появляются от жареной картошки или лука, купленных в какой-нибудь забегаловке. Не хотелось портить обивку чужой машины, и я опустил пакет на пол.

Затем тронулся.

Как приятно было снова оказаться в автомобиле и просто ехать без всякой цели по дороге под прохладным ветерком кондиционера.

Через пару кварталов я заметил у обочины жалкую старую серую собачонку. Едва удержался, чтобы не переехать ее — это было одно из моих любимых занятий. Но у меня было благодушное настроение, так что я притормозил возле нее, открыл пассажирское окно и выбросил в него пакет.

Отъезжая, посмотрел в зеркало. Пес уже разорвал кулек и, опустив морду, набросился на жаркое.

Сегодня ему подфартило.

Избавившись таким образом от улик, я переключил на какое-то время свое внимание на поиск замены Джоуди, но вскоре сообразил, что она мне больше не нужна.

То есть не нужна до вечера.

Устранение Ковбоя и Праха несколько изменило расклад.

Приятная новость состояла в том, что у Тома сегодня вечером не будет никого, кто бы точно знал, как выглядит Джоуди. Будут Митч и Кусок. Хотя они и находились к ней ближе, чем кто-либо, кроме меня, но было темно и видели они ее в лучшем случае со спины. После смерти Праха для меня не составит большого труда сделать подставку.

Плохая новость заключалась в том, что мне все равно каюк. Может быть, при определенном везении мне и удастся провернуть это дельце и выбраться оттуда с Лизой живыми. Но рано или поздно они догадаются. Откроется, что я подсунул им фальшивую Джоуди, и они вычислят, кто убил Ковбоя и Праха. И за все придется расплачиваться.

Меня выследят и прикончат как пить дать.

Если их не опередить.

Вот именно.

Представляю себе: врываюсь туда, а в руках по пистолету, и поливаю их градом свинца.

Самоубийство.

Забудь об этом.

Гм. Если в моем активе будет элемент неожиданности... в конце концов, как просто все оказалось с Генри, Прахом и Ковбоем.

Кто туда может прийти?

Том, разумеется. Вероятно, все будет происходить в его гараже, куда мы привозили большую часть мертвецов в последние несколько лет. Случалось доставлять туда и живых. Лиза наверняка там.

Насколько мне известны их повадки, ее должны были подвесить за руки к балке. Такое мы делали и раньше. Кто попадал к нам живым, иногда мог висеть в таком положении пару недель, а мы наносили визиты, когда появлялось желание развлечься.

Странно представлять на их месте Лизу.

Должно быть, висит там уже со вчерашнего дня, так что у них было достаточно времени на нее. Когда вчера вечером я разговаривал с ней по телефону, чувствовалось, что она сильно расстроена. Судя по голосу, над ней покуражились и, быть может, облапали, но ничего серьезного.

Но за то время, пожалуй, дошло и до истязаний и изнасилования. Я был в этом абсолютно уверен.

И меня это просто бесило.

Словно украли мою машину, чтобы покататься, а потом нарочно врезались на ней в стену, понимаете?

И это те, кто выдавал себя за моих друзей.

Друзья не делают такого дерьма.

Признаюсь, меня возбуждают мысли о том, как Лиза, голая и потная, висит в гараже Тома. А ребята налетают на нее. Двое разводят высоко вверх ноги, а два других — трахают ее: один спереди, другой — сзади. Вижу, как она корчится и вздрагивает. Даже слышу: скрип балки под потолком, сопенье и стоны своих дружков, рев и хныканье Лизы. И много-много влажных, хлюпающих звуков.

Зря они это делают с ней.

С кем-нибудь другим, но не с Лизой. Во всяком случае, не без моего согласия.

Хотят меня наказать, ублюдки.

Но с каким удовольствием. Уверен, они во сне видели, как я однажды лажанусь и дам им повод протянуть к ней лапы. Выдающейся личностью Лизу, конечно, не назовешь, но тело у нее — высший класс.

После них таким оно уже не будет.

Даже если мне удастся ее спасти, у нее, вероятно, останутся шрамы. Это если они не увлеклись и не ампутировали ей чего-нибудь.

Если ее покалечат, зачем она мне будет нужна? Но тогда это уже не будет иметь большого значения, потому что меня убьют при первой же возможности.

Так что лучше попробовать убить их раньше.

Это не настолько невозможно, как может показаться на первый взгляд.

Там будут: Том, Митч и Кусок. Это три. Пескарь четвертый. Нет, погоди. Пескарь мертв. Джоуди проломила ему череп бейсбольной битой. По крайней мере, так сказал Том.

Разумеется, приходится верить ему на слово.

Зачем ему врать? Может, для того, чтобы я не ждал Пескаря и... Следовало спросить об этом Ковбоя. Ах, да. Пескарь должен быть мертвым, если хорошенько подумать. Он ушел за новой добычей и не вернулся.

Значит, три: Том, Митч и Кусок. Плюс Клемент Кэлхун и... и кто еще?

Боже праведный! Когда-то нас было двенадцать! Двенадцать! Конечно, это было еще до того, как отправились к праотцам Техасец, Дэйл, Рядовой и Билл.

В том доме в ночь на субботу нас было восемь. С тех пор Пескарь, Ковбой и Прах отпали, а я уже больше вроде как и не принадлежу к банде. Так что их остается только четверо.

Если взять по пистолету в каждую руку...

Нет. Один против четырех — чрезвычайно хлипкие шансы.

Знаю!

Сделаю так: зайду с Джоуди — или девчонкой, которую приведу вместо нее, так что все будет выглядеть так, словно я выполняю условия договора. Кроме того, ее можно будет держать перед собой и использовать как щит.

Черт! И почему я не стащил с Праха бронежилет? Это было бы решение — войти туда с «кевларом» под рубашкой.

Блин!

Чтобы вернуться к тому дому, где остался Прах, понадобится сейчас не меньше часа. Надо было пошевелить немного мозгами и оценить ситуацию в целом, а не разглагольствовать перед магнитофоном. Блин, Это как... наркотик. Весь гребаный мир может идти прахом, а я запущу пленку, чтобы вставить свои никому не нужные комментарии.

Блин!

Я даже не дотерпел до шоссе — вытащил эту чертову штуковину из сумки и...

Блин!

Ладно, ладно. Успокойся.

Сделанного не воротишь, так ведь? Как вода под мостом. Вернуться за жилетом Праха уже не получится. Собственно, время на это, может, еще и было, но, кто знает, тела могли уже обнаружить. Забудем об этом.

К тому же что пользы в пуленепробиваемом жилете? Сильно он помог Праху?

Тем более вряд ли меня завтра будет ждать у Тома засада с пулеметами. У Митча будет его сабля, у Куска — топор, у Клемента — молоток и опасная бритва, у Тома — длинный охотничий нож. Конечно, под рукой будет и огнестрельное оружие — в гараже настоящий арсенал. Но его используют только в чрезвычайных обстоятельствах, так что едва ли они возьмут меня на мушку, если я буду тянуть за собой молоденькую милашку и все будет выглядеть так, словно я играю по их правилам.

Проблема в том, что предстояло еще найти эту милашку.

Должно быть не слишком сложно. Теперь, когда Прах выпал из кадра, уже не надо было искать двойника.

Ладно, не будем больше об этом. Время летит, и неизвестно, будет ли оно еще у меня до истечения назначенного мне срока, так что воспользуюсь случаем, чтобы продолжить повествование об истории нашей небольшой банды.

На чем я прошлый раз остановился?

Не знаю. Рассказывал я о том, как мы были в гостях у Дениз Деннисон? То был наш первый налет на дом и... ага, обо всем этом уже было.

А о том, что было после Дениз?

Боже, вы бы только видели ее!

Где я был?

Обстановка в Лос-Анджелесе накалилась, так что мы поехали аж...

Ладно, это не важно.

Не могу сосредоточиться.

Это из-за машины, которую я только что обогнал. Девчонка на заднем сиденье — вылитая Джоуди. Ну, может, и не точная копия, но довольно близко — очень близко. Примерно того же возраста, милая мордашка, очень короткие светлые волосы.

К этому автомобилю я подкрадывался уже довольно давно. Белый «Ниссан-Сентра». Он двигался всего лишь чуть медленнее меня, но мне не хотелось висеть у него на хвосте, и в конце концов я перестроился в левый ряд и прибавил скорости. Предполагалось совершить обгон, затем вернуться в более «медленный» ряд.

Именно когда мы поравнялись, я и заметил девчонку на заднем сиденье.

Именно когда я пытаюсь продолжить историю нашей банды, на глаза мне неожиданно попадается точно такая девчонка, какую мне надо.

К хренам собачьим историю.

Теперь я сбавил скорость и еду на той же, что и «Сентра», которая футах в пятидесяти позади.

На передних сиденьях мужчина и женщина. По всей видимости, ее родители Хотя кто знает, в наши-то времена? Все так запутано и перекручено.

Впрочем, кто они или что они, особого значения не имеет.

Если они и не родители, большие дела?

Лишь бы не какие-нибудь переодетые морские пехотинцы, или ниндзя, или еще что-нибудь в этом роде.

Кажется, кроме девчонки, на заднем сиденье никого.

Так что их всего трое.

Грех пропустить такую девчоночку Она просто должна быть моей. Вопрос лишь в том, как это сделать.

Их «Ниссан» достаточно близко, и, если я резко нажму на тормоз, они, вероятно, въедут мне в зад. Может, так и сделать? Им просто придется остановиться, иначе это будет выглядеть как побег с места происшествия, а это грозит водителю крупными неприятностями.

Но это рискованно. Мой «Кадиллак» намного крупнее их драндулета, и вряд ли я пострадаю. Но никогда нельзя знать, что может случиться. Неизвестно, каким может получиться удар, если они догонят меня так, что обе машины не будут подлежать восстановлению?

Маловероятно, но все же возможно.

Или водитель той машины не справится с управлением, может, его занесет, или машина перевернется, или его выкинет на встречную полосу под какой-нибудь грузовик? Естественно, я подгадаю момент, когда других машин рядом не будет. Но все одно они могут разбиться и загореться.

Так что лучше забыть об инсценировке аварии.

Девчонка мне нужна живой.

Другая мысль. Можно отстать и сесть им на хвост. Рано или поздно им придется свернуть с шоссе. Можно подождать, пока они сделают остановку, и затем придумать безопасный способ похищения.

Паршивая идея.

Они могут ехать без остановки целый день. А потом остановятся в каком-нибудь людном месте.

А этот участок шоссе подходит как нельзя лучше. Движение небольшое, и встречаются огромные куски, когда по обе стороны только пустыня.

Есть еще одна задумка.

Уеду немного вперед, затем съеду на обочину и остановлюсь. Сделаю вид, будто какая-то поломка.

Я ведь женщина, помните? К тому же не дурнушка.

Посмотрим, есть ли еще на свете настоящие мужчины, готовые помочь попавшей в беду девушке.


Глава 34 | Ночь без конца | Глава 36