home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 36

Йа! Какой прилив энергии!

Гениально! Просто гениально!

Вот так так! Дайте перевести дыхание. Пришлось потрудиться.

Подождите, сейчас все услышите...

Что там сзади происходит?

Отлично... отлично. Похоже... оторвался чисто... Ага. Вот за этим поворотом и... Ага. Теперь их машины уже не видно... Можно действовать.

Дела!

Придется выключить на минуту, чтобы перевести дыхание.

Вот и все, я снова с вами. Сейчас расскажу все по порядку. Сработало лучше некуда. Все было, как я уже говорил: прибавив газу, я вырвался вперед. Пока между нами увеличивалось расстояние, я вынул «смит-вессон» из сумочки и сунул его за пояс юбки спереди. Оказалось не самым удачным местом. Во-первых, нельзя было достаточно далеко просунуть ствол. Дуло уперлось в член, и я с ужасом представил, как эта хреновина выстреливает. Худо-бедно, но в конце концов после нескольких попыток мне все же удалось просунуть ствол между бедром и мошонкой. Мужчины не созданы для ношения такого оружия спереди.

Между прочим, с «дерринджером» абсолютно не было бы никаких проблем. Но он был всего двухзарядным, а мне хотелось иметь большую огневую мощь.

К тому времени, когда я наконец пристроил «кольт», как мне того хотелось, я уже намного обогнал «Сентру». Времени на то, чтобы остановиться и вылезти из машины до появления «Ниссана», было предостаточно.

Когда перед вами кто-нибудь съезжает на обочину, вы всегда на него посмотрите. Так что я знал, что их взгляды были прикованы ко мне. Я планировал быстро выскочить и открыть капот, чтобы выглядело так, словно у меня проблемы с двигателем.

Но, когда я выходил из машины, мимо пронесся один из этих огромных восьмиосных трейлеров. Должно быть, он только что обогнал «Сентру», потому что раньше я его не замечал. Грузовик окатил меня сильной воздушной волной, и мне пришлось придержать парик, иначе бы он улетел. Струя горячего воздуха хлестнула настолько сильно, что расстегнулись пара нижних пуговиц рубашки, и она вылезла из юбки. Беда не большая, если бы не показался заткнутый за пояс револьвер.

Чтобы прикрыть его, я согнулся и схватился руками за живот.

И как раз в этот момент мимо проехала «Сентра».

На ней горели стоп-сигналы. Но только одну секунду. Когда они погасли, я понял, что парень и не собирался останавливаться. Он притормозил лишь в качестве меры предосторожности и сейчас был готов добавить скорости.

Это спонтанное движение по одергиванию рубашки вниз и навело меня на мысль.

Я резко дернулся и согнулся в три погибели, словно от ужасной боли в животе. Сделав пару неуверенных шагов, я упал на колени возле переднего колеса.

Оказывается, дух рыцарства еще жив.

Парень, должно быть, следил за мной в зеркало. И едва мои колени коснулись земли, как стоп-сигналы вновь загорелись. Съехав с шоссе, он стал сдавать в мою сторону задом, поднимая колесами облака пыли с обочины.

Через заднее стекло я увидел лицо своего славного спасителя. Оно было очень озабоченное.

Спешу похвалиться, что сегодняшнее падение было исполнено гораздо профессиональнее вчерашнего На этот раз я не разбил колено. И, к счастью, поблизости не оказалось собак, которые могли покусать лицо. Вдали показались другие легковушки и грузовики, но мне не хотелось, чтобы они останавливались, так что я поднялся на ноги и заковылял вперед. И хотя я все еще сутулился и держался за живот, но это уже выглядело не так трагично.

Разумеется, одну руку я держал под рубашкой.

За несколько ярдов передо мной «Сентра» остановилась. Пошатываясь, я вошел в туннель между машинами и медленно опустился задом на свой капот. Попытался улыбнуться своему сладенькому, выглядывавшему в заднее стекло. Но предполагалось, что мне больно, так что улыбка получилась чудесной гримасой боли.

О, я был хорош.

Но не только хорош, но еще и везунчик. Вместо одного взрослого мне на помощь из машины поспешило сразу двое. Пара очень добрых самаритян. Либо это, либо парень пошел за мной, потому что положил на меня глаз, а его подружка побоялась оставить его одного.

Они выглядели как поистине динамичный дуэт: обоим за тридцать, изящные, подтянутые и загорелые, в солнцезащитных очках, теннисках, белых шортах, белых коротких носках и спортивных полуботинках. Возможно, они направлялись через пустыню к далекому океану, чтобы денек походить на яхте.

— С вами все в порядке? — спросил дядечка, остановившись за пару шагов до меня.

— Разумеется, с ней не все в порядке, — возмутилась тетечка.

Очевидно, жена. Никто, кроме жены — ну, может еще по-настоящему самонадеянная невеста, — не разговаривает с мужчиной так, словно он недоумок.

— Живот? — участливо осведомилась она, нежно положив руку мне на плечо.

Обнажив зубы, я закивал головой.

И стал прислушиваться Сзади к нам приближалось по дороге что-то огромное.

— Должно быть, жутко прихватило, — произнес дядечка. Практически он почти кричал Из-за дорожного шума не слышно было даже собственных мыслей. — Что-то съели? — поинтересовался он.

Мимо с ревом пронеслась огромная фура, за ней шла другая.

— Мне... мне кажется, у меня выкидыш, — прокричал я.

— О Боже, дорогая! — вскрикнула женщина, сочувственно пожимая мою руку. — Какой у вас срок?

— Шесть недель.

Мимо проревела еще одна фура, обдавая нас волной горячего воздуха.

Внезапно я скорчился от боли.

— Джерри! Ее надо отвезти в больницу!

— И где же мы найдем больницу?

— Найдем, не переживай.

И они подхватили меня и быстро понесли к задней дверце своей «Сентры».

— Вам нужно взять что-нибудь из своей машины? — спросил Генри, открывая дверцу.

Покачав головой, я заскрипел зубами.

— Ключи от машины при вас?

— Да! — завопил я.

Сидевшая на заднем сиденье девчонка быстренько отодвинулась в сторону, освобождая мне место. Я почти что ввалился, и Джерри захлопнул дверь.

Радости моей не было предела.

Да я и надеяться не мог, что меня пригласят в машину.

Полагал, что придется убить их тут же на обочине среди бела дня.

Джерри с женой сели вперед. Муж был прямо передо мной. Вытянув ремень безопасности, он защелкнул пряжку.

— И какие планы? — поинтересовалась девчонка.

— Женщине нужно в больницу, — заявила ее мать, протягивая руку к ремню безопасности.

— Значит, мы везем ее?.. — Она запнулась на полуслове, увидев высунувшийся из юбки «кольт».

Молниеносно я дважды выстрелил в спинку сиденья Джерри. Едва он успел обвиснуть в ремнях безопасности, мамаша начала поворачиваться, чтобы посмотреть, что происходит. Я завалился в сторону, упав плечом на колени девчонке, приставил дуло к спинке сиденья мамули и дважды спустил курок.

Девчонка словно с цепи сорвалась: стала визжать и молотить меня кулаками. Отстранившись, я выпрямился и ударил ее головой об окно. Стекло треснуло, но не разбилось, а девчонка вырубилась и обмякла.

Из-за кондиционера были закрыты все окна, и в салоне стало так дымно, словно все пассажиры выкурили по сигаре. Что касается меня, то запах пороха намного лучше запаха сигар. Он мне даже нравится. Но я опасался, что проезжающие мимо могут обеспокоиться, увидев столько дыма, поэтому открыл окно для проветривания.

Затем я сунул «кольт» за пояс юбки. На этот раз сзади, и там для него было более подходящее место.

Наклонившись вперед, я осмотрел Джерри и его жену. Ремни безопасности держали их на месте, но оба немного накренились в сторону. Они все еще были живы и издавали какие-то звуки, когда я усаживал их ровнее, но не сопротивлялись.

Хотелось, чтобы они выглядели нормально. Именно поэтому я стрелял им в спины, хотя гораздо веселее было бы пустить им пули в голову.

На торпеде лежала свернутая карта, но, чтобы до нее дотянуться, пришлось почти что влезть на переднее сиденье. Ухватив карту, я задержался на минуту в таком положении, чтобы оценить их состояние. Джерри и его жена со стороны выглядели отлично, почти отлично, по крайней мере, если не смотреть ниже верхней части груди. Потому что ниже вышли пули и там творилось черт знает что.

Развернув огромную карту Калифорнии, я положил ее на руль перед Джерри. Так все проезжающие будут думать, что они заблудились и съехали с дороги, чтобы сориентироваться.

Хотя там, куда они сейчас направлялись, никакая карта им не поможет.

Пару минут я наблюдал за ними. Никто из них не шелохнулся. Казалось, они были без сознания и, вероятно, очень скоро умрут.

Девчонка все еще лежала без чувств, привалившись к двери. С закрытыми глазами и приоткрытым ртом. Вид у нее был ничего.

Конечно, ее личику было очень далеко до лица Джоуди, но оно не было безобразным — самое обычное и довольно симпатичное. Телосложение примерно такое же, как и у Джоуди, но, быть может, фунтов на десять она была тяжелее. Груди и ягодицы у нее были крупнее. На ней была красная кофточка с короткими рукавами и джинсовые кюлоты.

Кюлоты. И почему никто не носит больше юбок?

Девчонки, должно быть, действительно боятся, что ребята будут совать руки... Я, наверное, повторяюсь? Похоже, уже высказал свою теорию о современной женской паранойе, выражающейся в факте ношения одежды с преградой между ногами.

Повторяться у меня нет времени.

Как бы там ни было, но я не полез руками в кюлоты.

Вместо этого я расстегнул среднюю пуговицу ее кофточки и просунул туда руку. На ней был бюстгальтер, но из тех, который почти не ощущаешь, словно его вовсе нет. И я действительно почувствовал ее.

Но, как гласит древняя пословица, делу время, потехе час.

Во всяком случае, здесь было не самое подходящее место для любовных игр — не говоря уже ничего о двух телах впереди, мимо все время проносились машины. Так что я оставил ее в покое.

Выбравшись из «Сентры», я побрел к своей машине и открыл багажник, после чего подошел к двери Джерри, сделав вид, будто разговариваю с ним. Пришлось немного подождать, но наконец дорога в обе стороны была пуста. Вот тогда-то я и бросился стремглав к двери девчонки, рывком распахнул ее, выволок девчонку из машины, поднял на руки и перенес в «Кадиллак». Бросив ее в багажник, я моментально захлопнул крышку, и у меня еще осталось время. Успел еще сходить к «Сентре» и закрыть дверь и после этого вернуться к своей машине, прежде чем мимо пронеслась очередная группа легковушек и грузовиков.

Просто, да?

Кому просто, а кому и нет.

Как говорят по телеку: «Не пробуйте повторить это дома».

Групповое убийство — дело не для дилетантов. Это может оказаться крайне вредным для здоровья ввиду возможного лишения свободы, физических травм вследствие энергичных действий жертв или энтузиазма полиции, а в редких случаях привести к смерти в результате случайного попадания пули или казни.

Эй, может, федеральному правительству имеет смысл снабдить все выпускаемое огнестрельное оружие таким предостережением: «Использование этого оружия может быть чрезвычайно опасным» — и так далее, примерно как я уже говорил. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что подобным предупреждением не мешало бы снабдить также и ножи. А еще топоры, стрелы, бензопилы, молотки, бейсбольные биты, целлофановые кульки, веревки, автомобили...

Ух.

Эй, да у меня в багажнике красотка, а я развлекаюсь игрой в слова, когда можно было бы развлечься с ней.

Прекрасная мысль.

Может, свернуть на первом же съезде с шоссе и поискать укромное местечко, где можно было бы уединиться?

— Скажи: Привет.

В ответ только стоны, подумать только.

Сейчас я веду свой репортаж с заднего сиденья своей машины. Работает двигатель, и на полную включен кондиционер, так что в салоне хорошо и прохладно. Прохладно и уютно.

Вокруг ни души.

— Только ты да я, детка, — снова обращаюсь я к ней.

Никакой реакции.

А должна была скакать от радости, что наконец достали из багажника.

Там-то было не сладко. А она провела там примерно с час.

Решив сделать привал, я съехал с магистрали и какое-то время петлял, пока не наскочил на какую-то едва заметную грунтовую дорогу, ведущую в никуда. Но и с нее я съехал и сдал задним ходом за валуны, чтобы, даже если кому и взбредет в голову проехать здесь, нас не было видно.

Немного беспокоят только вертолеты.

Впрочем, мы довольно далеко отъехали от того места, где я бросил «Сентру», и здесь нас никто не должен был искать.

Просто замечательно, что место нашлось так скоро. Если бы моей подружке пришлось еще дольше остаться в запертом багажнике, она бы... могла окочуриться от этой жары и недостатка воздуха.

Когда я опускал ее в багажник, она была без сознания. Но позднее она очнулась. Потом, в мертвой тишине пустыни, вдали от всего этого дорожного шума, я слышал, как она кричала.

Но я был единственным слушателем.

Надо позаботиться о том, чтобы она не выкинула ничего подобного, когда мы приедем в Лос-Анджелес. Чего доброго заорет где-нибудь на светофоре или в другом неподходящем месте.

Крики прекратились несколько минут назад.

Когда я выволакивал ее из багажника, она была нема и пребывала вроде как в прострации. В этом состоянии она до сих пор. Не то чтобы без сознания, но как бы где-то парит. Словно она в каком-то трансе. Может, у нее ступор в результате перенесенной психологической травмы?

— Это так, красавица? Или ты пытаешься прокрутить мне динамо? Думаешь, тебя спасет, если прикинешься невменяемой?

Слышите? Это я шлепаю ее по лицу.

Руку я сильно не прикладываю. Не хочу, чтобы лицо опухло и девчонка потеряла свою привлекательность.

Моргнула, и только.

Похоже, глубокий обморок.

Надеюсь, удастся вывести ее из этого состояния. Потому что не будет и половины того удовольствия, если она останется в полусознании, понимаете? Я хочу, чтобы она реагировала: дергалась, вздрагивала, подскакивала, плакала, молила и даже немного дралась. В противном случае это совсем не то.

— Не так ли? Эй? Как тебя зовут?

Мне нужно освободить руки, так что я поставлю магнитофон на пол. Меня еще слышно? Надеюсь, что да. Но, если и не слышите, беда не большая. Перед тем как доставать ее из багажника, я вставил новую кассету. На той, что вынул, еще было место, но захотелось чистую, чтобы не пришлось отрываться от своих занятий и менять кассету. Каждая рассчитана на час. Так что у нас будет достаточно времени. В конце концов, я просто не могу делать с ней все, что пожелаю, потому что нужно привезти ее к ребятам живой.

Здесь, на заднем сиденье, нам не понадобится никакого огнестрельного оружия. Так что сначала перекладываю вперед винтовку Праха. Потом «кольт». Нож и «дерринджер» в моей сумочке, а она еще там на полу. Теперь рядом не осталось ничего, чем бы она могла воспользоваться против меня — в том случае, если она притворяется.

Разумеется, может, придется отбиваться, если появятся неожиданные гости.

Хотя мы никого и не ждем. Ведь мы у черта на куличках.

Я положил ее поперек сиденья, опустив руки вдоль туловища. У нее такой вид, словно она дремлет.

Сейчас я расстегиваю кофточку. М-да.

— Как тебя зовут, дорогая?

Распахиваю кофточку. Ух ты ж! Прозрачный бюстгальтер. Бледно-голубой. Сомнительное достоинство. Сиськи выглядят какими-то синюшными.

Но его нетрудно сорвать.

Теперь они уже не голубые. Кремовые и гладкие, невероятно гладкие. Соски твердые и торчащие.

И знаете что? Мои трусы неожиданно становятся мне слишком тесны.

А, так-то лучше.

Наконец на воле, наконец на воле!

Свою симпатичную белую юбочку тоже снимаю. Не хотелось бы ее перепачкать.

Бросаю все это на переднее сиденье. Подальше от неприятностей.

Теперь я разуваю ее и снимаю носки. С одной стороны, без них ей будет лучше. А с другой стороны — то, что она босая, даст мне преимущество, если каким-то образом она вырвется и попробует убежать. Дело в том, что земля здесь раскаленная, как печь, не говоря уже о бесчисленных острых камнях и колючих кустарниках, кактусах и иной дряни.

Носки мокрые, хоть выкручивай.

О'кей, теперь очередь за кюлотами. Если бы на ней была юбка, можно было бы просто задрать ее вверх. А эти кюлоты только усложняют жизнь. Создают дополнительные проблемы. Слава Богу, хоть без пояса.

Расстегиваем пуговку. «Молнию» опускаем вниз.

Ого, тяжелее, чем я думал. Надо приложить немалую силу, чтобы вытащить кюлоты из-под нее. Ух! Ах! Догадайтесь, что снялось вместе с кюлотами. Трусики! Они сползли с ее ягодиц, но потом выпали из кюлот и застряли на бедрах.

Они такие же голубые, как и лифчик.

Кюлоты стянуты. Но, думаю, неплохо бы взглянуть, как она смотрится в трусиках. Натягиваю их на место. Вот так. Прозрачные, как я и думал. Волос совсем немного. К тому же какие-то прилизанные. Напоминает то, как выглядит голова в натянутом нейлоновом чулке.

Из-за голубого тона впечатление такое, словно ее давалке не хватает кислорода.

Погодите.

Слышали это? Скорее всего нет. Это я срываю трусики.

Без них вид у нее намного лучше.

Глухой стук — это свалилась на пол ее пятка. Левая нога. Правая еще на сиденье, но левая — свисает в сторону.

Следующий звук, который вы слышите, это звук моих губ.

Не голоса, а именно губ, если поняли намек.

Ням-ням-ням.

— Ааааа! Оооо! Да! Сильнее, ну!


Глава 35 | Ночь без конца | Глава 37