home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 38

Отец взял в руку маленький блестящий «смит-вессон». Энди потянулся к нему, но услышал в ответ: «Не торопись, партнер».

— Лекция продолжается, — пробормотала Джоуди.

— Я не возражаю, — пожал плечами мальчишка. Он еще раз протер глаза и надел очки.

— Это полуавтоматический тип пистолета, — начал объяснять отец. — А это означает, что тебе не нужно каждый раз взводить курок. После первого выстрела он взводится автоматически, и так далее, пока не выстрелишь всю обойму. Поэтому и называется полуавтоматическим. Полностью автоматическое оружие стреляет, пока ты держишь курок нажатым.

— И оно строжайше запрещено законом, — подчеркнула Шарон. — Владение таким оружием без надлежащим образом оформленного разрешения причисляется к тягчайшим преступлениям в федеральном законодательстве.

— А это означает, — не вытерпела Джоуди, — что оно разрешено только преступникам.

— Неплохо, — улыбнулся отец.

Джоуди довольно опустила голову.

— Вернемся к уроку. — Он демонстративно поднял двадцать второй. — Немножко о терминах. Многие называют это оружие автоматическим или сокращенно авто, но это неверно. Но правильнее было бы сказать «полуавтоматическое». Мы оставляем первую часть этого сложного слова, чтобы легче было запомнить и произнести.

— Легче, но это не точно, — вставила Шарон.

— Но почти все так говорят, — возразил отец. — О'кей, как у автоматического, так и у полуавтоматического оружия есть две опасные зоны Одна — это боковое отверстие вот здесь. — Он постучал по нему кончиком пальца. — Почти одновременно с выстрелом выбрасывается гильза. Она вылетает отсюда. Гильза латунная и выскакивает очень горячая. Поэтому не следует стоять справа на близком расстоянии от того, кто стреляет, потому что эти штуковины могут легко попасть в лицо.

— Разве такое может серьезно поранить? — со скептическим выражением лица спросил Энди.

— Может выбить глаз, — вставила Джоуди, подражая тону старой бабки.

— Просто не снимай очков, — посоветовала Шарон. — Гильзы от двадцать второго в худшем случае могут лишь обжечь щеку. Но более крупнокалиберные могут доставить больше неприятностей и даже порезать.

— Вылетающая гильза, безусловно, не смертельна, — добавил отец. — Но все разумные люди стараются избегать боли. Так что держись подальше от отверстия выброса гильзы. Если стреляют из револьвера, подобные волнения излишни. Револьверы не выплевывают стреляных гильз.

— Понятно.

— Но это не имеет значения, — вставила Джоуди, — поскольку у нас нет револьверов.

— Но сказать об этом все равно следует, — возразила Шарон.

— Премного благодарен, — поклонился ей отец. — Так вот, другая опасная зона — перед дулом.

— Эй, па. Неужели это и так не очевидно?

— Известны случаи и вашего небрежного отношения к этому вопросу, барышня.

— Моего?

— Дело вот в чем, Энди. Вроде всем прекрасно известно, насколько опасно дуло. Оттуда вылетают пули. Но многие люди об этом, похоже, забывают, когда никуда не целятся и не готовы стрелять. Но следует всегда следить за тем, куда направлен ствол — когда ты идешь с оружием, когда ты просто держишь его в руках без какой-либо цели и особенно когда перезаряжаешь. — Он повернул голову к Джоуди. — Внимательно слушаешь?

— Да, отец.

— Всегда надо предполагать, что в патроннике боевой патрон и он может вылететь в самый неподходящий момент.

— И поэтому, — вмешалась Шарон, — прежде всего убедись в том, что в патроннике нет патрона, когда он там тебе не нужен.

— Главное правило состоит в том... Джоуди?

— Никогда не наводи оружие на того, в кого не собираешься стрелять.

— Замечательно.

— Ему и вправду удалось втемяшить все это тебе в голову, — улыбнулась ей Шарон.

— Скажи ей почему, — попросил отец.

— Безопасный стрелок — это счастливый... — Внезапно ей показалось совершенно неуместным шутить по этому поводу. — Папа хочет, чтобы я могла защитить себя и случайно не поранилась по незнанию. Это как в свое время он заставлял меня учиться плавать.

Голова отца медленно задвигалась вверх и вниз.

— Это так, — прошептал он.

Все замолчали.

Слышно было только легкое дуновение ветерка, писк, стрекотание и жужжание насекомых и щебетание какой-то пичуги.

Тишину нарушил шелест пластикового пакета из оружейной лавки Рука Шарон появилась оттуда с горстью небольших целлофановых свертков. Внутри этих пакетиков было по паре ярко-оранжевых пенопластовых беруш.

Шарон дала каждому по пакетику.

— Будет шумновато, — пояснила она Энди.

Все разорвали свои пакетики и заткнули уши.

Затем Джек глубоко вдохнул и подал пистолет Энди.

— Держи, приятель. Он заряжен. У Джоуди он всегда с патроном в патроннике и с выставленным предохранителем. Знаю, что это довольно опасно, но пистолет для нее — это прежде всего средство самообороны. Если понадобится стрелять, может не оказаться времени возиться с заряжанием. И ты должен держать его заряженным, чтобы выстрелить из него как можно скорее. Вопросы будут?

— Пока что нет. Можно попробовать?

— Да. — Отец отдал пистолет Энди, затем направил его руку так, чтобы дуло глядело в общем направлении банок из-под содовой. — Это предохранитель. Сдвигай его вниз большим пальцем. Вот так. Когда увидишь такую красную точку, знай, что предохранитель снят и ты готов к стрельбе.

— Можно стрелять?

— Сначала убедись, что все находятся с обратной стороны от дула.

Энди оглянулся по сторонам.

— Да, они там.

— Прекрасно. А теперь нацель на одну из банок.

— Возьми одну из ближних, — предложила Шарон. — Такой пистолет для небольших расстояний.

— Верно, — признал отец. — А сейчас сделай несколько выстрелов и посмотри, куда они лягут.

Пистолет слегка подпрыгнул, и Джоуди услышала через беруши глухое «бам!». Столбик пыли поднялся от земли в ярде за банками.

«Бам!». Ближе. Позади и чуть правее.

«Бам!», «бам!», «бам!». Два промаха, но затем банка подпрыгнула высоко в воздух, несколько раз перевернулась и упала по крайней мере в футе от того места, где стояла.

— Есть! — воскликнул Энди, мотая головой из стороны в сторону. Такой широкой улыбки на его лице Джоуди еще никогда не видела. — Видали? Получилось! Попал!

Джоуди показала ему большой палец.

— Хороший выстрел! — крикнула Шарон.

— Если удалось раз, значит, сможешь повторить, — добавил отец. — Теперь попробуй взять мишень на мушку. Наведи пистолет так, чтобы мушка находилась по центру выреза задней планки и все три белые точки образовывали прямую линию. Затем сделай так, чтобы цель села на кончик мушки.

Со следующим выстрелом Энди не торопился. Когда же он наконец выстрелил, пуля сбила пыль в ярде до банки. Следующий выстрел тоже был мимо, но достаточно близко, чтобы от сотрясения земли банка качнулась.

— Кажется, у меня лучше получается, если не целиться, — произнес мальчишка.

— Во всем нужна практика, — сказал ему отец. «Бам!»

Банка кувыркнулась в воздухе.

«Кра-бум!»

Внезапный взрыв, резкий, громкий и, несмотря на беруши, пронизывающий, заставил Джоуди вздрогнуть.

Банка взлетела в воздух, как поданный с руки мяч. Закручиваясь, переворачиваясь, поблескивая и стремительно уменьшаясь, она приземлилась футах в сорока или пятидесяти от того места, где стояла.

Шарон опустила винтовку.

— Класс, — произнес, улыбаясь ей, отец.

Энди смотрел на нее в изумлении, широко открыв рот.

— В этом разница, — сказала Шарон, — между двадцать вторым и двести двадцать третьим.

— Боже правый, черт лукавый, — пробормотал Энди. — А можно мне попробовать?

— Всем можно, — ответила Шарон.

— Но позднее, — вмешался отец. — Хочу, чтобы ты потренировался еще с двадцать вторым, пока не освоишься. Выстрели еще примерно раз сто. Джоуди, почему бы тебе не пострелять с ним по очереди? Заодно покажешь, как менять обойму, перезаряжать и все прочее, что необходимо знать.

— Слышал? — обратилась та к Энди. — Я — главная.

— Какая радость!

— Знаю, знаю. Итак, сейчас пистолет пустой. Ты это можешь определить по тому, что ползунок остается на месте после выстрела. Но все равно поставь на предохранитель. Так надо делать всегда, когда не стреляешь.

Энди передвинул рычажок вверх, так что он прикрыл красную точку на боковой поверхности пистолета.

— Хорошо, — заметила Джоуди. — Теперь моя очередь. — Она вынула из кармана шортов запасную обойму. — Дай-ка.

— Можно сейчас снова я? Если разрешишь, потом будешь стрелять два раза подряд.

Джоуди задумалась. Потом вспомнила выражение его лица после первого удачного попадания.

— Ладно. Ты выстреливаешь две обоймы, затем я две. Так и будем. Так, давай пистолет. Покажу, как перезаряжать.

Энди протянул пистолет.

— Ага, прекрасно, — фыркнула Джоуди, — хотел выстрелить мне в живот?

— Извини, — поморщился от замечания Энди.

— Вот от такой тупости и гибнут люди. — Джоуди заметила, что отец за ними наблюдает. — Правильно, па?

— Верно. Рад, что ты обращаешь на это внимание. — И он переключил внимание на Шарон.

Шарон стояла чуть поодаль от машины, но достаточно близко, чтобы дотянуться до коробки с боеприпасами, стоящей на багажнике. Она вынимала оттуда длинные заостренные патроны и вжимала их большим пальцем в бананообразную обойму, сверкавшую хромом на солнце.

— Ух ты ж, — пробормотала Джоуди. — Ты только посмотри.

Энди послушался.

— Мать честная.

Джоуди взяла у него из руки пистолет. Следя за тем, чтобы он ни на кого не был направлен, она нажала кнопку фиксатора обоймы. Изящная черная обойма выскользнула из рукоятки на ладонь. — Наши лишь чуточку меньше, чем ее.

— Ты шутишь.

— Еще немного, и папа переведет меня на тридцать восьмой. Он считает, что мне нужно больше останавливающей силы. Сколько я ни пыталась его переубедить, но...

— Зачем же его отговаривать? Разве плохо иметь пистолет более крупного калибра?

— Да, но мне нравится этот, и я не хочу его менять. — Вставив полную обойму в пистолет, Джоуди защелкнула ее толчком ладони. — Смотри на меня, а не на нее. Потому что следующий раз я заставлю это делать тебя.

— Я и смотрю.

— О'кей. Ты должен убедиться, что обойма полностью вошла и зафиксировалась на месте. Затем ты толкаешь эту штучку-дрючку, и ползунок выталкивает и досылает в патронник верхний патрон. Смотри. — Она показала. — Теперь он заряжен и готов к стрельбе.

— Только на предохранителе, — добавил Энди, принимая пистолет у нее из рук.

— Правильно. Начинаешь усваивать.

Джоуди заметила, что отец стоял теперь ближе к Шарон. Они тихо о чем-то переговаривались, тогда как Шарон продолжала набивать обойму.

— Можно выходить на огневую позицию? — спросила она у отца.

— Валяйте, — ответил тот.

— Моей банки нет, — пожаловался Энди.

— Выбери другую, — посоветовала Джоуди. — Любую из четырех ближних.

— Стоять надо как-то по-особенному?

— Как тебе удобно. Лично я предпочитаю позу ткачихи.

— Что?

— Ничего. Расставь ноги и слегка согни в коленях, так чтобы стойка была твердой и устойчивой. Затем вытягивай руку и стреляй. Если хочешь по-настоящему хорошо прицелиться, можно использовать левую руку в качестве своеобразной подставки для правой, в которой держишь пистолет.

— Вот так?

— Ну да.

— Пли! — И он нажал на курок. Одна из банок подскочила вверх и отлетела назад. — Ура!

— Замечательно!

— Жаль, что не могу сделать так, чтобы она действительно улетела.

— Главное — попасть, а не то, как далеко отлетает.

— Да, но из этой пукалки даже не убьешь.

— Убить из нее можно с таким же успехом, как и из пушки Шарон.

— Да, да, конечно. Ежедневно и дважды в воскресенье. — Он снова выстрелил, но на этот раз промазал.

— Я не шучу. Я где-то читала, что профессиональные убийцы используют пистолеты двадцать второго калибра. Например, ими пользуются секретные израильские спецслужбы, которые ведут борьбу с террористами. На близком расстоянии двадцать второй не хуже других. К тому же это достаточно тихое оружие и, если поставить глушитель, почти беззвучное.

Энди выстрелил еще раз и попал в банку так, что она перевернулась, но не подскочила. Затем посмотрел на Джоуди.

— У тебя есть глушитель к нему?

— Их нельзя ставить. Запрещены законом.

— По телевизору их всегда показывают.

— Да, и по телевизору всегда ставят глушители на револьверы. Телевизионщики ни черта не смыслят в огнестрельном оружии. Вечно все путают. После сегодняшнего дня ты будешь замечать всю нелепицу, что бы ни смотрел.

— Правда?

— Конечно. Скоро сам убедишься. Ага.

Энди выстрелил и промахнулся.

— Это из-за тебя.

— Шарон сейчас будет стрелять.

Энди повернул голову в ее сторону.

— Необязательно останавливаться, — напомнила ему Джоуди. — Я все еще жду своей очереди, если ты не забыл.

— Не хочу пропустить, как будет стрелять Шарон.

Шарон посмотрела на них.

— Стреляй. Я подожду, пока ты отстреляешься.

Энди разрядил пистолет четырьмя быстрыми нажатиями на курок. От первого выстрела банка волчком отлетела назад. Следующие три были мимо, но все легли всего в нескольких дюймах от цели.

— Черт! — ругнулся он.

— Совсем неплохо, — возразила Джоуди. — Если бы вместо банки из-под пепси был преступник, все пули попали бы ему в грудь.

— Правда? — расцвел он. — Ура! Да, ты права.

— У всех в ушах затычки? — крикнула Шарон. — О'кей. Видите вон там торчащую сухую корягу? Там, перед бугром.

Джоуди отыскала ее глазами. Не очень крупная цель и на приличном расстоянии от самых дальних банок, установленных Шарон. Как ей показалось, высотой она была не более фута и ненамного толще ее руки. Похоже, это был пенек небольшого усохшего деревца.

— Ты видишь? — спросил у нее Энди.

— Да, а ты?

— Кажется, да.

— Хорошо, — произнесла Шарон. — Поехали. Ух, разнесу!

Отступив на несколько шагов в сторону, отец скомандовал:

— Пли!

Грохот выстрелов сотряс воздух.

Казалось, она стреляет так быстро, что даже не отпускает курок.

Под шквалом пуль коричневый пенек вздрагивал, и от него во все стороны разлетались щепки. Каждая пуля откалывала кусок от пенька, затем неслась дальше, взрывала пригорок и выбрасывала в воздух облачко пыли.

Отец смотрел не на цель. Он не сводил глаз с Шарон.

Джоуди взглянула на Энди: тот тоже смотрел на Шарон.

Зрелище было потрясающее: бейсболка повернута козырьком назад, винтовка вздрагивает при каждом выстреле и выбрасывает латунные блестки всякий раз, когда из дула вырывается огонь и белый дым. Шарон всем телом гасит отдачу, которая сотрясает ее резкими жесткими толчками, отчего вибрируют бедра, хотя Джоуди знала, что ноги у Шарон стоят так же крепко, как стволы дерева.

У нее действительно потрясный вид, подумала Джоуди. Не удивительно, что ребята пялятся на нее, как пара недоумков. Наверное, хотели бы находиться по другую сторону, чтобы видеть, что творится с ее грудями.

Стрельба прекратилась. Наступившая тишина показалась мертвой. Опустив винтовку, Шарон, прищурившись, стала всматриваться в даль.

— Мы будем называть тебя Рэмбо, — восхищенно произнес отец.

— Кажется, я прилично его изрешетила.

— Да от него и следа не осталось! — воскликнул Энди. Голос у него был возбужденный. — Можно мне попробовать?

— Может, позднее, — осадила его Шарон. — Сейчас тебе надо потренироваться с пистолетом.

— Шаг за шагом, — добавил отец.

— Но мне хочется что-нибудь разнести.

— Мы сотворили чудовище, — покачала головой Джоуди.


Глава 37 | Ночь без конца | Глава 39