home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 41

Джоуди беспокойно металась в постели, время от времени постанывая. Хотя она прекрасно помнила, что легла всего сорок пять минут назад, казалось, прошли долгие часы.

А надеялась, что уснет моментально. Ведь была такая уставшая — как выжатый лимон, — а тут не какой-то вшивый мотель с шумным кондиционером и жесткой подушкой. Это был ее дом.

В открытое окно врывались знакомые, мирные звуки. А вместе с ними легкий ветерок, не то чтобы такой уж прохладный, но тем не менее заставивший ее сесть и потянуться к ногам за простыней. Но если укрыться, будет жарко Нет, достаточно и ночной рубашки, надо только принять более удобное положение.

Может, если бы она так не перекручивалась, становясь тесной и раздражая незажившие болячки, нарушая кровообращение...

Джоуди вновь села и начала одергивать и расправлять сорочку. Справившись, она прилегла и положила руки под голову. Задняя часть ночной рубашки подкатилась к пояснице, полностью обнажив ягодицы, а передний край остановился лишь чуть ниже пупка.

Вот так совсем неплохо.

Но это не годится. Хотя бы потому, что в комнате для гостей Энди. Вряд ли он встанет среди ночи и прокрадется в ее комнату подсматривать.

«Хотя он довольно непредсказуем».

Упершись пятками в матрац, Джоуди приподняла зад, оттянула сорочку на несколько дюймов вниз и опустилась.

Так лучше.

Не так прохладно и удобно, но, по крайней мере, не так остро чувствуется обнаженность и уязвимость.

Это не из-за Энди она не спала, поняла Джоуди. Это из-за Него.

"Он был здесь. Прямо в моей комнате. Все разглядывал, рылся в ящиках, изучал мои личные вещи, трогал руками. Спал в моей кровати, словно в искаженной больным воображением версии «Белоснежки».

И даже брал мою одежду и надевал ее!

Одному Богу известно, что еще".

У нее было такое чувство, будто отец что-то недоговаривает. И многое. Как бы ей хотелось самой послушать те записи.

— Благодари судьбу, что ты не обязана это делать, — сказал ей отец. — Не хочу, чтобы ты их когда-нибудь услышала. Это и тебя касается, Энди.

— А как насчет меня? — поинтересовалась Шарон.

— На твоем месте я бы сам не стал этого делать. Лучше бы и мне их не слышать, но тут у меня фактически не было выбора. Боже, я знал, что вокруг множество больных, злых людей, но... эти — настоящие монстры. Слава Богу, все они мертвы.

Но Джоуди все же чертовски хотелось послушать пленки. Папа с Ником Райеном тогда полдня просидели в участке. Хотя никто ничего не говорил, по всей видимости, тот ненормальный успел надиктовать часов пять или шесть записей.

Вернувшись домой, отец передал их содержание в очень кратком изложении.

Ему удалось втиснуть всю историю в рамки одного часа, так, чтобы Шарон успела услышать ее до начала своей смены.

Закрыв глаза, Джоуди представила его за кухонным столом. Он сидел верхом на развернутом стуле, налегши на спинку и сложив поверх нее скрещенные руки. Большая часть истории была рассказана тихим и ровным, почти скучным голосом. Но к концу завернутый вверх уголок губ стал время от времени подергиваться.

Тик начался, когда он рассказывал, как Саймон выбил челюсть девочке прикладом винтовки.

— Он это сделал, чтобы Карен не смогла никому сказать, что ее звали не (тик) Джоуди. После этого он положил ее в багажник и отвез к Тому. Там он перестал записывать свою историю на пленку. Бросив магнитофон и пленки в бардачок «Кадиллака», он, по всей видимости (тик), вытащил Карен из багажника, и они направились в гараж.

Ему хотелось, чтобы все выглядело так, словно выполняются все их требования, но в то же время он был вооружен до зубов. У него были армейский «кольт» 45-го калибра, к тому же двухзарядный «дерринджер» того же калибра и револьвер «смит-вессон магнум» 357-го. Об этом оружии он рассказывает на пленках, и его сегодня утром достали из-под обломков.

Есть основания полагать, что, входя в гараж, он держал Карен перед собой. Говорил, что хочет использовать (тик) ее в качестве щита. Но что-то, видно, пошло не так. Ей как-то удалось освободиться. А может, он сам отпустил ее, чтобы освободить руки для стрельбы. Или она неожиданно сделала что-то такое, чего он не ожидал, и смогла вырваться. А может, это случилось уже после того, как его ранили в перестрелке. Если она выкарабкается, то, наверное, расскажет о происшедшем подробнее. Во всяком случае, то, что видела.

Потом, похоже, началась бойня, и Карен ранили в спину (тик) из сорок пятого, вероятно, стрелял Саймон. Она (тик) упала на подъездной аллее на довольно приличном расстоянии от гаража и поэтому (тик) не сгорела со всеми остальными.

Для освещения гаража они использовали свечи и керосиновые лампы. Наверное, для создания необходимой обстановки. Это и явилось причиной пожара. Считается, что в одну из ламп попала шальная пуля.

— Когда прибыла пожарная команда, гараж был объят пламенем, и никого нельзя было послать внутрь, пока не погасили огонь. К тому времени все уже были мертвы. Внутри нашли подвешенную на цепях к балке (тик) женщину. Скорее всего это была Лиза. Была ли она еще жива к моменту появления Саймона... — Он пожал плечами. — Так или иначе, но ему не удалось ее спасти.

Одному Богу известно, что там происходило. Но ясно одно — Саймон не успел уложить всех до того, как его схватили. Началась рукопашная схватка, и его прилично изрубили саблей. Его тело нашли под двумя другими — они сплелись в единый клубок и обуглились. Рядом нашли трупы еще двоих. Похоже, Саймон убил тех двоих, после чего на него накинулась та, другая пара, которую обнаружили в одной с ним куче. Если в это время Карен еще была в гараже, быть может, она сможет поведать нам что-нибудь о финальных (тик) сценах. Дополнительные сведения мы получим также после вскрытия Саймона и остальных.

После этих слов Шарон отодвинула назад стул и встала.

— Мне пора отчаливать. Может, ты сообщишь мне еще кое-какие подробности...

— Ты вернешься сюда после окончания смены? — спросил тогда отец.

Несколько секунд они пристально смотрели друг другу в глаза.

— А ты этого хочешь?

— Да, конечно, хочу.

Шарон глубоко вздохнула и насупила брови.

— А вы, сержант, отдаете себе отчет, в какое время это, по всей вероятности, произойдет?

— Наверное, мне лучше дать тебе запасной ключ от дома.

И они вместе вышли из кухни.

Когда они вышли, Джоуди перевела взгляд на Энди, ожидая от него неприличных взглядов или непристойных шуток в адрес своего отца и Шарон. Но мальчишка словно застыл на стуле и только хмурился.

Вскоре отец вернулся и сел на место.

— Думаю, самое время подумать об обеде. Ты любишь пиццу, Энди?

— А?

— Пиццу.

— Давай не будем торопить события, — прервала их разговор Джоуди. — Я хочу, чтобы ты рассказал нам, что еще он говорил на пленке. Там должно было быть гораздо больше, чем ты нам передал. Вы ведь полдня их прослушивали.

— Я считаю, что упомянул все, что вам необходимо знать.

— А я хочу знать все, что он сказал.

— Нет, не хочешь. А теперь давай сменим тему и...

— Но он был в нашем доме, па. В моей спальне. В моей одежде.

— Знаю. И понимаю, как это, должно быть, тебе неприятно.

— Он сумасшедший К тому же извращенец.

— Знаю, милая, знаю. Послушай, если ты не можешь спать сегодня в своей спальне, постели на диване.

— Диван бугристый.

— Знаю, но...

— Я хочу спать в своей кровати Несправедливо, чтобы он отнимал ее у меня... лишал меня моей спальни. — Еще произнося эти слова, она поняла, как эгоистично и мелочно они звучали. Канючит о какой-то спальне, когда Саймон и эта ужасная банда вырезали всю семью Энди, погубили столько народу, что невозможно и представить... — Все нормально, — поправилась она. — Просто надо свыкнуться с мыслью и...

— Может, есть смысл отправиться всем вместе в твою комнату и сделать там генеральную уборку...

— Мы уже все там убрали, пока ты слушал кассеты, — пояснила она. — Убрали во всем доме, ты разве не заметил?

— Не совсем.

Впервые за долгое время улыбка вернулась на лицо Джоуди.

— Вот бы Шарон обрадовалась, услышав, что ты даже не заметил. А она из кожи лезла вон.

— Я тоже помогал, — отозвался Энди.

— Эти лаборанты оставили все в большем беспорядке, чем... тот.

— Саймон.

— Да. Он. — Ей не надо было напоминать его имя. Похоже, она его теперь никогда не забудет. Но ей не хотелось произносить его вслух. — Во всяком случае, — продолжала она, — они везде насыпали дактилоскопического порошка.

— Скажи мне вот что, Джек. Зачем им нужно было искать здесь его отпечатки, если он мертв? — моргая, словно спросонья, спросил Энди.

— Потому что предстоит серьезное расследование... всех преступлений. Даже его проникновения в ваш дом. И нужно знать все о нем и его друзьях. Нужно точно установить, кто в чем участвовал, что делал и когда.

— Разве ты не говорил, что он назвал имена всех остальных? — наседал Энди.

— Это так, но он мог кого-то и не упомянуть. Или мог назвать имена людей, которые не входили в банду.

— Чтобы у них были неприятности? — предположил мальчик.

— По многим причинам. Насколько нам известно, половина из того, что он наговорил на пленку, может оказаться ложью.

— Только половина?

— То, что многое из сказанного им правда, не вызывает сомнений. Это совпадает с тем, что нам известно о... например, событиях в доме Энди в пятницу ночью. И о Хиллари Западон и ее муже. О бездомном бродяге, которого он сбил в переулке в субботу вечером. И двоих мужчинах, которых застрелил в Голливуде, когда ему понадобилась собака. О его... посещении нашего дома. Также о том, что он сделал с родителями Карен. — Он снова пожал плечами. — У нас нет подтверждения о его тройном убийстве в Индио, но, возможно, это просто дело времени. Может быть, этот парень — Генри — жил один и выдумал историю о том, что его мать на работе, которую рассказал Саймону. Если это так, то их тела найдут еще очень не скоро.

— Если уж на то пошло, дети, у нас нет никаких оснований вообще подозревать его во лжи. Поэтому каждое слово на пленках вполне может оказаться правдой. Но есть огромные пробелы, и их все нужно заполнить, чтобы получить полную картину преступлений этой банды.

Джоуди ерзала на кровати.

"Меня совсем не интересуют остальные. Я хочу знать только об этом извращенце, который побывал здесь. Что он говорил и что делал. Что было такого, о чем узнал отец из этих записей. Должно быть, что-то страшное, иначе бы он нам рассказал.

Но сейчас все в порядке, — успокаивала она себя. — Он мертв. Они все мертвы. Они не могут больше причинить боль ни мне, ни кому-нибудь другому. И даже не имеет значения, что Саймон находился вот здесь, в моей комнате, рылся в моих вещах и спал на моей кровати. Мы все хорошенько прибрали. И я не надену ничего, к чему он мог прикасаться, не пропустив предварительно через стиральную машину К тому же Шарон уже поменяла постельное белье".

От этого воспоминания Джоуди почему-то вся съежилась.

Что-то странное было связано с простынями.

В то время она была настолько расстроена и озабочена, что даже не заметила этой странности Суть была в том, что возникло ощущение, что где-то в доме мог притаиться чужой, убийца.

Когда отец отпер входную дверь и только шагнул в гостиную, в руке у него оказался «браунинг».

— Гости, — шепнул он тогда.

«Продолжение следует», — подумала в тот момент Джоуди.

А какое она почувствовала облегчение, когда решила, что все уже позади.

Тот выпуск новостей они услышали по автомобильному приемнику, когда ехали завтракать. Загадочный пожар в районе Голливуд-Хиллз в особняке некоего Томаса Бэкстера. В гараже обнаружено шесть обгоревших трупов. Единственная уцелевшая, нагая девочка-подросток со следами тяжких телесных повреждений и сексуального насилия, найдена во дворе недалеко от гаража с пулей в спине. Высказываются подозрения, что этот случай может быть связан с пожарами в жилых домах и исчезновением людей, случившимися в пятницу ночью на Авалон-Хиллз в Лос-Анджелесе.

После этого никто в машине больше не интересовался поиском самого яркого и живописного ресторана в Блайзе. Они остановились в «Бёргер-Кинге», и отец бросился к таксофону.

К столику он вернулся с удовлетворением на лице.

— Ник говорит, все кончено, ребята. На подробностях он не останавливался, но сказал, что, по всей видимости, погибшие в гараже... были именно теми, кто убил твоих родных, Энди. Можно ехать домой.

Но в доме кто-то уже побывал до них.

Кто-то завтракал в гостиной и оставил на журнальном столике грязную тарелку с чашкой и столовые приборы.

Присев, Шарон обследовала остатки трапезы.

— Думаю, день или два назад, — произнесла она. Но почему-то сделала это шепотом.

— Если здесь кто-нибудь есть, — также шепотом промолвил отец, — мы его найдем.

И начался поиск. С пистолетами в руках.

В ее спальню Шарон вошла первой. Она вошла с пистолетом на изготовку, а отец, Джоуди и Энди остались в коридоре.

Оттуда она вышла со свернутыми в комок простынями в руках. Выражение лица у нее было мрачное, может, немного брезгливое.

— Он здесь был, он ушел. Начинаем уборку, да?

Схожу брошу их в стиральную машинку. На них осталась его кровь.

— Он ложился в мою постель? — вырвалось у Джоуди.

— Ты знаешь, где стиральная машина? — спросил отец у Шарон.

— В гараже, верно?

— Верно.

И он остался стоять на месте — они все остались стоять, — пока Шарон относила простыни в гараж.

После ее возвращения обход дома продолжился и вскоре завершился.

Затем отец позвонил Нику Райену и сообщил о факте проникновения в дом.

Затем прибыли следователи. Обменявшись с ними несколькими фразами, отец уехал в участок, чтобы выяснить, что было у Ника на убийц.

Позднее, когда все следователи покинули их дом, Джоуди и Энди помогали Шарон наводить порядок. И снова первой в ее спальню вошла Шарон. И первое, что она сделала, — застелила кровать чистыми простынями.

«Что же случилось с моими простынями, черт возьми? Кровь — это вещественная улика. Почему это Шарон бросила простыни с уликами в стиральную машинку, а не оставила их на кровати для лаборантов? Разве что она подвинулась на чистоте. Но отец ее не остановил. Наверняка была причина. Иначе он ни за что на свете не допустил бы такого уничтожения улик».

Внезапно Джоуди поняла, почему они так сделали. Со стоном она перекатилась на бок и схватилась за живот.

Кровь на простынях ублюдок действительно мог оставить, как утверждала Шарон. Но это было не все. Не могло этим ограничиться. Он должен был оставить и другие пятна.

Джоуди скорчилась, внутри все жгло.

"Можно ли так забеременеть?

Не будь идиоткой.

Тем более что эти простыни чистые.

Но Шарон не сменила подстилку на матрасе. Что, если это прошло через простыню? Тогда это все еще было подо мной в подстилке.

Глупости, — успокаивала она себя. — Между мной и этим чистая простыня.

Если они думают, что я собираюсь спать на этой кровати после того, как этот дегенеративный мясник облил все вокруг спермой, пусть себе думают", — возмутилась она.

Быстро передвинувшись к краю кровати, Джоуди опустила ноги на пол и встала.


Глава 40 | Ночь без конца | Глава 42