home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 42

Стащив верхнюю простыню с кровати, Джоуди скомкала ее и прижала к груди. Затем взяла подушку и прокралась на цыпочках к двери.

В коридоре было темно.

Джоуди медленно пошла. Босые ноги беззвучно ступали по ковру. Через несколько шагов стала видна дверь в спальню отца. Она была распахнута. Отец ушел к себе вскоре после нее и Энди, так что теперь, вероятно, уже спал.

Не страшно, если не спит и все слышит, подумала она. В конце концов, просто скажу, что решила перелечь на диван. Ведь он с самого начала это предложил.

Поравнявшись с открытой дверью, Джоуди услышала раскаты храпа.

Превосходно. Не надо ничего объяснять.

Но, крадучись мимо его спальни, Джоуди все же почему-то надеялась, что он проснется. Хотя она была рада избегнуть расспросов, в глубине души было неприятно, что отец спит. Словно куда-то ушел и бросил ее.

Теперь она была абсолютно уверена в том, что и Энди спит.

"Вроде как их и вовсе здесь нет.

Глупо, — возразила она сама себе. — Им и положено спать. Для чего тогда ночь? Не их вина, что я такая издерганная и у меня бессонница".

Вскоре она добрела до гостиной и остановилась на пороге, изучая обстановку. Тусклый свет, просачивавшийся сквозь гардины — блеклая молочно-серая смесь уличного освещения со светом луны, — едва обозначал очертания кресел, тумбочек, дивана и журнального столика.

Все казалось черным.

Черным или почти черным.

"Что, если я подойду к дивану, а на нем кто-то лежит?

Прекрати, — приказала она себе. — На диване никого нет. Во всем доме нет никого, кроме меня, Энди и папы".

— А насчет их я даже не совсем уверена, — прошептала Джоуди.

"Интересно, кто мог меня услышать, — неожиданно мелькнуло в голове. — Может, тот, кто растянулся на диване? Или тот, кто сидит в папином кресле?

Глупости, — упрекнула она себя. — Я ведь уже не маленькая девочка, чтобы нагонять на себя страху подобной чепухой. Никого здесь нет".

Но, чтобы лишний раз убедиться, она перехватила повыше сверток и освободила правую руку. Затем шагнула к столу, протянула руку и включила лампу.

Яркий свет резанул по глазам.

Щурясь, она обошла всю комнату по кругу. Дважды.

«Видишь? Что я тебе говорила? Никого нет».

Когда она выключила лампу и зашла в проход между диваном и столиком, под босой ногой что-то хрустнуло. Что-то маленькое и хрупкое, вроде хлебной корки.

"Здесь он ел!

А я здесь собираюсь спать?

Не смогу. Никак. — И она отошла от дивана, наморщив нос. — Скверно, подумала она. И что теперь, обходить стороной все те места, куда ступала его нога? Только те, о которых я знаю наверняка".

Безумие.

"Нет, не безумие! Он был грязным дегенератом и головорезом! Не говоря уже о том, что кончил на мою кровать. Кто знает, где еще он мог...

Интересно, и где же ты собираешься спать?"

Что-то остановило ее. Может, неожиданно громкий стук сердца?

"Успокойся наконец, — приказала она себе. — Это несправедливо! Он испортил все! Мою кровать Диван. Весь дом, черт побери! Никогда уже не будет как прежде. Никогда здесь не будет ни чисто, ни безопасно, ни... "

— Прекрати, — пробормотала она. Неприятно было слышать собственный голос в тишине, но она решила, что все равно будет с собой разговаривать. — О'кей? Просто успокойся. Все прекрасно. А сейчас подумай. Где можно лечь спать? Где его не было?

В машине.

«Нет, в машине я спать не буду, — решила она. — Должно быть еще какое-нибудь место. Ну же, где?»

Следы его присутствия были обнаружены лаборантами здесь, в гостиной, на кухне, в ванной комнате, в спальне отца, в ее собственной и даже в гараже.

«Никуда не денешься, — подумала она, — он побывал везде».

Только в комнате для гостей все осталось на своих местах, по крайней мере на первый взгляд. Разумеется, это еще ничего не доказывало, а означало лишь то, что он ничего не переставлял и ничего не брал оттуда, и не перевернул комнату вверх дном.

"Очень жаль, что там Энди.

Впрочем, кто сказал, что кровать в комнате для гостей чем-то лучше моей? Кому известно, где этот ублюдок?..

Роликовая кровать!

Да!"

И Джоуди направилась к комнате для гостей, окрыленная удачным решением проблемы подходящего места для сна. Эта низкая кровать на роликах стояла под большой кроватью и была прикрыта свисавшим почти до пола покрывалом, поэтому ее совсем не было видно.

«Этот грязный негодяй никак не мог ее осквернить. Да!»

Теперь она уже с радостью слушала храп отца, остановившись на секунду недалеко от его открытой двери.

«Сложновато будет объяснить, почему я крадусь в комнату Энди посреди ночи».

Отойдя от двери, Джоуди заглянула в ванную комнату, раздумывая, стоит ли заходить. Нет, можно потерпеть.

«Нет, лучше не откладывать», — подсказал ей другой голос.

И она проскользнула внутрь, тихонько прикрыв за собой дверь. Раковина подсвечивалась слабеньким ночничком, и можно было не включать освещение. Положив простыню и подушку на полку, Джоуди задрала рубашку и села на унитаз.

"Хорошо, что зашла, — похвалила она себя через несколько секунд. — Наверное, это от пепси.

Когда подошло время сливать унитаз, она задумалась. Шум мог разбудить отца. Можно просто опустить крышку...

Если папа услышит его, то будет знать, почему я шатаюсь по дому. Йо-хо-хо! Подумает, что я уже возвращаюсь к себе, и не заподозрит неладного!"

Улыбаясь своей находчивости, Джоуди спустила воду. Затем взяла подушку и простыню, вышла из ванной комнаты и смело зашагала по коридору к своей спальне.

Однако у двери спальни остановилась, вдруг вспомнив, что не обратила внимание, храпел ли отец, когда она выходила из туалета.

«Уже не важно», — сказала она себе.

Войдя к себе, она нащупала дверную ручку и потянула дверь на себя.

Но полностью прикрывать не стала — это могло вызвать подозрения. Но и оставлять ее открытой настежь ей тоже не хотелось. К тому же позднее должна была прийти Шарон. Она или отец могли случайно заглянуть и увидеть пустую кровать.

Оставив дверь слегка приоткрытой, Джоуди направилась к комнате для гостей. Шла медленно, перекатываясь с пятки на носок, хотя иногда это было довольно болезненно из-за полученных в пятницу повреждений.

Каждые несколько шагов она останавливалась и прислушивалась.

В доме было очень тихо.

Самыми громкими звуками были ее дыхание и стук сердца.

В этом конце коридора было ужасно темно.

Хотя ей редко доводилось вставать среди ночи, она не помнила, чтобы здесь было так темно раньше.

«Должно быть, закрыта дверь комнаты для гостей», — подумала она.

Обычно ее оставляли открытой, и в коридор попадал через ее окна свет с улицы. Теперь, когда дверь была закрыта и в коридор к тому же не проникал свет из гаража, Джоуди совершенно ничего перед собой не видела.

Она попробовала закрыть глаза.

Никакой разницы.

«Удивительно», — подумала она и вновь их открыла.

Мрак.

Она остановилась и сделала несколько мелких шажков вправо, пока рука не наткнулась на стену.

"Идти недалеко, — успокаивала она себя. — Не следует пугаться небольшой темноты.

Эта совсем не небольшая... "

— Пустяки, — сказала она сама себе. — Просто обернись и снова сможешь видеть.

Она обернулась.

И действительно увидела свет. Тусклый, но все же значительно лучше, чем ничего. Светильник ванной комнаты давал очень приличный свет, если учесть, что в нем была такая крошечная лампочка и что он был подвешен так далеко от...

... от двери...

... которая закрывалась, сжимая свет...

... сжимая до тонкой полоски...

... погасив совсем.

— О Господи, — прошептала Джоуди.

Она попятилась, держась рукой за стену, пока пальцы не наткнулись на деревянный выступ.

Дверной косяк.

Еще шаг, и она оказалась у двери комнаты для гостей. Переложив простыню и подушку в правую руку, она взялась левой за дверную ручку.

Но поворачивать не стала.

Тяжело дыша, она напряженно вглядывалась в темноту коридора.

"Это не игра воображения, — сказала она себе. Дверь действительно закрылась.

Может, отец закрыл? Может, он сейчас там?

Наверняка так.

Он проснулся. Вероятно, я сама его разбудила, когда спускала воду. И решил пойти отлить, коль скоро все равно не спал.

А как иначе?"

В конце коридора появилась и стала медленно утолщаться тонкая полоска бледно-желтого света.

Джоуди повернула ручку, толкнула плечом дверь и шмыгнула в комнату, быстро притворив за собой дверь, но не дав ей хлопнуть Навалившись на нее с обратной стороны, она стала ловить ртом воздух.

«Там, в туалете, отец, — сказала она себе. — Ну а если нет?»

Джоуди всматривалась в темноту, пытаясь отыскать Энди. Шторы, которые обычно оставляли распахнутыми, были задвинуты. Просачивающегося света хватало ровно настолько, чтобы можно было различить смутные размытые очертания. Стоящая под окном кровать была едва заметна. Но Энди она не могла разглядеть, как ни силилась. Наконец, затаив на несколько секунд дыхание, она услышала, как он дышит.

"А что, если это не Энди?

Что, если Энди мертв, а на его месте этот грязный — Саймон — притворяется спящим?

Ублюдок не может быть ни здесь, ни в туалете, — сказала она себе. — Особенно, если учесть, что он МЕРТВ. Это наверняка Энди.

Проверь. Включи свет.

Но, если она включит свет, яркую полоску света под дверью будет видно из коридора.

И Саймон увидит ее".

Ледяной холод сковал все внутри.

Все это неожиданно до боли напомнило ночь пятницы. А в ту ночь, когда я вышла из комнаты с Энди, все уже были мертвы.

Там отец, прямо напротив туалета.

— Нет, только не это, — пробормотала она.

Бросив подушку и простыню на пол, Джоуди резко обернулась, рванула на себя дверь и выскочила в коридор. Ничего. Мрак. Все выглядело нормально. Вдалеке неясный, как туман, отблеск светильника. Комната отца темна.

Джоуди быстро побежала по коридору, стараясь как можно меньше шуметь. Так быстро, что ее обдало ветерком, а рубашку прижало к бедрам и животу.

«Пока все хорошо», — подумала она.

Вскочив в свою спальню, Джоуди зажгла свет. Жмурясь от яркого света, ей показалось, что она увидела безволосого полуголого психа, бросающегося на нее с охотничьим ножом.

Но этого не случилось.

Резко выдвинув ящик ночной тумбочки, Джоуди схватила свой «смит-вессон».

По пути к двери сняла его с предохранителя.

Затем пробежала по коридору к комнате отца. Остановившись у двери, она стала прислушиваться.

И услышала протяжный раскат храпа.

«Слава Богу!»

Скользнув в комнату, она привалилась к стене и локтем нажала на выключатель.

Никто не стоял над кроватью отца, занеся руку в смертельном ударе.

Более того, в комнате, кроме нее самой и отца, никого не было.

Он лежал на спине в своей любимой голубой пижаме, подложив руки под голову. Простыни сверху не было. Рубашка пижамы была расстегнута и распахнута.

Вместо храпа послышался стон.

Погасив свет, Джоуди выскользнула из комнаты.

Она пересекла коридор и уже собиралась заглянуть в ванную комнату, когда дверь снова начала закрываться.

И закрывалась очень медленно, перекрывая бледный свет ночника.

«О, Боже мой!»

Сердце словно сорвалось в глубокую пропасть.

Но это не остановило ее.

Джоуди вытянула перед собой дрожавшую левую руку Дверь легонько ударила по ней.

С отцом они часто стреляли в доски, и опыт подсказывал, что ее двадцать второй калибр прошьет эту дверь насквозь.

«Не стреляй, пока не увидишь, кто там», — предостерег внутренний голос.

Джоуди ждала сильного толчка.

Несколько мгновений дверь легонько напирала на руку. Затем немного отошла, на миг замерла и стала двигаться в обратную сторону.

«Что за?..»

И она толкнула дверь ладошкой.

Та начала открываться.

Очень тихо и не встречая никакого сопротивления.

Джоуди хлопнула рукой по выключателю и вскочила в ванную комнату, готовая в любую секунду стрелять.

Упершись в дальнюю стенку, дверь остановилась, так что никто не мог за ней прятаться.

Со своего места Джоуди могла видеть ванну. Там тоже никого не было.

Неожиданное движение в стороне заставило ее вздрогнуть.

Охнув, она резко повернула голову в том направлении.

И увидела, как от открытого окна отходят раздуваемые ветром бледно-желтые шторки.

Ветер.

Сквозняк, а не маньяк все это время играл дверьми.

Чтобы проверить, она наполовину прикрыла дверь. Почувствовав спиной теплое дуновение, шагнула в сторону. Мгновение спустя дверь начала медленно закрываться, пока не ударилась о косяк.

«Злая шутка».

Но она была слишком потрясена, чтобы рассмеяться.

«Кстати о паранойе, — подумала она. — В любое другое время я бы сразу догадалась, в чем дело».

Вечером, после возвращения из пиццерии, она принимала душ, и в ванной комнате скопилось много пара. И, как обычно, открыла окно, чтобы впустить свежего воздуха.

И оно так и осталось открытым.

Чтобы окончательно развеять все сомнения, Джоуди подошла к окну и проверила сетку. Все было на месте, как и полагалось.

«Такая глупейшая ложная тревога».

И она большим пальцем сдвинула предохранитель на пистолете вверх, прикрывая красную точку.

Затем подошла к раковине.

Из зеркала на нее смотрела измученная и немного ошалевшая девчонка, вся в испарине. Короткие волосы беспорядочно перепутались, и влажные локоны прилипли ко лбу и вискам. Полубезумный и озадаченный взгляд. Под глазами полумесяцы блестящих крапинок. На верхней губе усы из сверкающих капелек. Широкий ворот рубашки сполз на правое плечо.

Надо было взять меньший размер, подумала она.

Рубашка была куплена в магазине в Индио, когда они подбирали одежду для Энди. Самая обычная. Ни героев из мультфильмов, ни надписей. Джоуди купила ее потому, что не захотела тогда, в субботу вечером, посылать отца снимать ее ночнушку с Пухом с веревки, и пришлось взять в поездку старую белую рубашку. Но та оказалась не очень приличной: слишком тесной, слишком короткой и слишком тонкой. Эта же доставала почти до колен и была розовой, так что не просвечивала.

Единственным слабым местом оказался ворот, подумала она. Великоват.

Джоуди перевела взгляд на обнаженное плечо.

«Роб уж точно не отказался бы взглянуть на меня в чем-нибудь подобном».

Она повела плечом. Ворот скользнул ниже по руке, и показалась правая грудь.

"С ума сошел бы.

Как знать? — подумала она. — Может, в один день... или год.

Позвоню ему завтра. Спрошу, не хочет ли он помочь мне помыть машину. И выйду к нему в купальнике...

О да, как же. Можешь не сомневаться, вид твоих синяков и струпьев приведет его просто в экстаз.

Все равно позвоню. Может, он придет, и мы займемся чем-нибудь другим. С лицом у меня все в порядке. А рубашку пока придется не снимать"

И она измученно улыбнулась своему отражению.

Боже, сколько времени прошло. Должно быть, гадает, куда я могла подеваться Надеюсь, скучал по мне так же сильно, как и я по...

Неожиданно она поняла, что на самом деле особенно по нему и не тосковала.

"Нет, — строго сказала она себе, — скучала. И думала о нем часто. Ну и что, если не томилась и не чахла. Просто было о чем думать.

В том числе и об Энди.

Маленькая заноза в заднице"

Переложив пистолет в левую руку, Джоуди открыла холодную воду, склонилась над умывальником и правой рукой стала подносить воду ко рту.

И пока она пила, все ее мысли были заняты мальчишкой.

"Он наверняка проснется и начнет приставать.

Ну и пусть, все равно она ляжет на ту роликовую кровать. Даже если придется связать этого нахаленка, или... Прелестно. Значит, связать? Все его родные убиты, и у него никого нет, кроме меня. Но он наверняка отколет какой-нибудь номер. Захочет, чтобы я его обняла или еще чего. А если и обниму его, не умру же от этого. Хотя бы ненадолго, пока он не начнет меня лапать".

Она вспомнила, как обнимала его вчера утром в мотеле, пока он плакал.

Было действительно приятно. Утешать его, зная, как он в тебе нуждается, и даже чувствовать, как он от этого немного возбуждается.

Конечно же, она вовсе не стремилась его возбудить. Просто так складывались обстоятельства: на кровати, он прикрыт только простыней, я в одной ночной рубашке, потом еще его общее состояние.

Сегодня все это может повториться, но, кроме того, мы будем в темной комнате, и гораздо меньше вероятности, что кто-нибудь может неожиданно войти.

Боже!

Джоуди закрыла кран. Она стояла так, что в зеркале было видно все, что было под отвисшей рубашкой.

"Если я нагнусь, чтобы вытащить из-под его кровати свою, а Энди будет смотреть сверху... Просто притворюсь, что не замечаю, куда он смотрит.

Очень мило, Джоуди. Зачем играть в игры? Просто скинь ее, и черт с ней".

Скорчив рожу в зеркале, Джоуди выпрямилась.

Глубоко вздохнула. "Откуда этот озноб? Нет, — покачала она головой. — Как я вообще могла подумать о том, чтобы заниматься таким с Энди? Но ведь он тебе не брат, и ты это знаешь.

Да, знаю. Но, кроме того, что ему только двенадцать, он еще и страшный зануда. А часто просто невыносим. Тогда почему бы мне хотеть заводить с ним шашни?

Может, ты в него влюбилась?

Нет. Нет, только не это".

Джоуди так себе сказала. Но и сама не была уверена, что поверила этому.

Впрочем, неожиданно она уверилась в другом: она не вернется в комнату для гостей сегодня.

Но придется, поняла она, там моя простыня и подушка.

Ладно. Но только для этого. Просто войду и заберу свои вещи. Может, Энди даже не проснется. Затем я тихонько выскользну и найду какое-нибудь другое место, чтобы поспать. Может, у себя в спальне на полу. Можно достать спальный мешок из шкафа...

«Да? Ты брала его к Ивлин. И он сгорел».

Джоуди пожалела, что вспомнила об этом.

«Просто постелю на полу», — решила она.

Она открыла дверь ванной комнаты.

Стоявший в коридоре человек ухмыльнулся ей.

Она не успела шелохнуться.

Не успела не только выстрелить, но и снять пистолет с предохранителя.

Не успела даже вскрикнуть.


Глава 41 | Ночь без конца | Глава 43