home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 43

Джоуди успела только увидеть его.

Мужчину примерно ее роста, с макушкой, поросшей короткой щетиной, со сверкающими от ликования глазами на лице, которое напоминало женское и было бы очень красивым, если бы одна его сторона не была так изуродована синяками и свежими ранами.

Впечатление было такое, что он нагой.

Еще до того, как это мимолетное впечатление успело запечатлеться в ее сознании, Джоуди хотела позвать на помощь и выстрелить.

Но она не успела ни того, ни другого, потому что получила сильный удар в живот, который согнул ее пополам.

Опускаясь на колени, она увидела на нем мини-юбку. Она была почти одного цвета с его телом. На поясе в чехле болтался охотничий нож, а на ногах были белые носки и синие теннисные туфли.

Он наступил ей на левую руку, прижав к полу пистолет вместе с пальцами. От дикой боли отвалилась челюсть, но дыхание перехватило, и не было сил закричать.

Присев рядом, он схватил ее за волосы и вздернул вверх голову.

— Привет, Джоуди, — шепнул он. — Я — Саймон, помнишь меня?

Она даже не попыталась ответить — ей никак не удавалось набрать в легкие воздуху.

Но поняла, кто перед ней.

— Мы с тобой чудесно проведем время, — шепотом добавил он.

Убрав ногу с ее руки, он выбил носком пистолет из пульсирующих от боли пальцев. Затем встал, поднимая ее за волосы.

Повернувшись на каблуках, он протащил ее через коридор и спиной втолкнул в комнату отца.

— Па! — захлебываясь от слез, вскрикнула она.

Вспыхнул свет, и она увидела вытянутую руку Саймона и лежащий на выключателе ствол пистолета, который стал опускаться дугой в ее сторону.

Затем он отпихнул ее.

Отлетая в сторону и падая, она успела заметить, что он целился куда-то над ее головой.

Бам-бам-бам-бам! Бам-бам!

Среди грохота выстрелов она услышала крики отца.

Затем ударилась об пол — задом, затем спиною, затем головой.

Саймон стоял у ее ног и больше не стрелял. Из дула клубился белый дым Ползунок пистолета сдвинулся до упора.

«Кончились патроны?»

Могло быть еще два. Энди последним набивал обойму. Должно быть, остановился на шести.

«Он выстрелил в отца шесть раз, о Боже, о Господи, нет!»

Саймон бросил пистолет и вытащил из чехла нож.

— Уноси готовенького, кто на новенького?

«Новенького? Он имеет в виду меня или Энди? Может, об Энди не знает?»

Саймон взмахнул над ней ножом.

— Вставай.

Поднимаясь на ноги, она обернулась посмотреть на отца. Тот лежал без движения на матраце, разметав в стороны руки и ноги. Пижамная рубашка распахнута, всюду кровь.

— Нет!

Сделав пируэт, Джоуди бросилась на Саймона.

Навстречу торчавшему ножу.

Но ей было наплевать.

Она ждала, что нож глубоко войдет в живот, и прокручивала в голове возможные ощущения.

В последний момент она чуть пригнулась и врезалась в него плечом. Саймон хрюкнул и, вылетев через двери, с грохотом рухнул в коридоре на пол, а Джоуди на него. От удара встряхнуло, но она не почувствовала ни ужасной отвратительной боли, ни погруженного в какую-либо часть тела лезвия.

Лежа под ней, Саймон хихикал от удовольствия.

— Я знал, что ты будешь такой, — фыркнул от смеха он. — Бесподобно. Настоящий боец. Обожаю таких.

Джоуди попробовала отпихнуть его, но он обхватил ее рукой и сильно прижал к себе. Когда она попыталась брыкнуться, то обнаружила, что нога зажата между его ног.

Затем она почувствовала натяжение вдоль левого бедра, и послышался звук распарываемой ткани.

«Так вот где его нож. Где Энди? Давай, давай, можешь изрезать эту тряпку на ленточки, ублюдок».

— ЭНДИ! ЭНДИ! БЕГИ!

— Заткнись!

— ВЫБЕГАЙ ИЗ ДОМА! ОН ЗДЕСЬ! ЗДЕСЬ! ЙААА!

— Заткнись, или я тебя снова порежу. — Саймон перевернулся на бок и отшвырнул ее в сторону. Затем быстро подхватился и стремглав понесся по коридору по направлению к комнате для гостей.

"Откуда он знает?.. "

— ОН БЕЖИТ К ТЕБЕ! — кричала изо всех сил Джоуди. — ПРЫГАЙ ИЗ ОКНА! СКОРЕЕ!

Саймон зарычал на нее через плечо.

Джоуди приподнялась на локте и взглянула на себя, чтобы оценить свое состояние.

Света было много — с обеих сторон в коридор были открыты двери.

Сбоку ночная рубашка была распорота почти до подмышки. Нож Саймона вошел в бедро чуть ниже пояса. Кровь из полудюймовой раны текла в обе стороны — в пах и по ягодице.

Собрав все свои силы, Джоуди стала подниматься и, когда Саймон ногой распахнул дверь в комнату для гостей, была уже на коленях.

Спустя мгновение и та часть коридора залилась светом.

— Ах ты маленькое дерьмо, — услышала она голос Саймона.

Не сводя глаз с дверей комнаты для гостей, Джоуди поднялась на ноги.

«Я могла бы убежать!»

Но вместо этого она бросилась к комнате для гостей, сама удивляясь своей прыти. Левая нога, обнажавшаяся при каждом шаге, выглядела на удивление здоровой и неестественно гладкой, но боль из колотой раны пронзала от пятки до затылка.

"Насколько будет больнее, если он начнет резать меня по-настоящему?

Если?

Скорее когда.

Так и что?"

Когда она уже подбегала к двери злополучной комнаты, ее чуть не сшиб с ног выскочивший навстречу Саймон.

И он не был забрызган кровью.

Схватив Джоуди за рубашку, он с силой отшвырнул ее к стене.

— Ловко, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Но это тебе не поможет.

— Он убежал?

— Не имеет значения. У меня есть ты. Ты — моя. — Саймон дернул ее на себя. Закрутив рубашку жгутом, он быстро потащил ее по коридору. Джоуди споткнулась и завалилась на бок. Хотя Саймон был не крупнее ее, он казался намного сильнее, и его, похоже, вовсе не волновали ее попытки сопротивления.

В спальне отца он бросил ее на пол.

Затем подошел к кровати, схватил отца за руку и потянул в сторону.

— Не трогай! — закричала Джоуди, встав на четвереньки.

Отец скатился с матраца и грохнулся на пол.

— Ах ты грязный гребаный ублюдок.

— Вот это по мне. Норов. Задай мне жару, милая. Джоуди начала отползать назад.

Тогда она увидела, что у Саймона была эрекция. Его член торчал прямо, задрав перед мини-юбки, — ужасно большой и толстый, с поблескивающим разрезом на головке.

"Он собирается воткнуть это в меня.

Эту огромную, ужасную дрянь".

— Копы, — задыхаясь, произнесла она. — Они будут здесь через минуту.

— О, я в этом сильно сомневаюсь. Уверен, у меня по крайней мере будет минут десять. И это только после звонка Энди. Но сначала ему нужно найти телефон, который работает. Думаешь, его кто-нибудь впустит в дом? У нас будет уйма времени.

Саймон зажал нож в зубах, чтобы освободить руки, подскочил к Джоуди, схватил за плечи и поднял. Развернув в воздухе, он понес ее назад и швырнул на кровать.

Подпрыгнув на матраце, Джоуди скользнула по теплой и липкой от крови отца простыне.

Саймон вынул нож изо рта и опустился на колени у торца кровати. Подавшись вперед, он схватил ее за лодыжки и потянул к себе, раздвигая ноги. Встав между ними на колени, потянул вниз замок застежки сбоку своей юбки. Затем бросил юбку на пол. На нем все еще висел кожаный пояс с чехлом для ножа.

Затем Саймон заполз ей между колен, отбросил болтавшийся перед рубашки в сторону, склонился и вновь принялся его резать.

Джоуди очень хотелось услышать завывание сирен.

Но ночь была мертва.

Только собственное неровное сердцебиение и тяжелое дыхание, да шелест ножа Саймона, распарывающего ткань у нее под рукой. Затем послышался мелкий смешок и вспышка боли, от которой Джоуди взбрыкнула и взвизгнула.

Удар ножа в подмышку.

— Тебе понравилось? — прошептал он.

— Козел траханый, — задыхаясь от боли, выдавила из себя Джоуди.

— Не-ет. Это ты сейчас будешь траханая. — Прекратив резать, он взял нож в зубы, схватил ворот двумя руками и рванул. Перед разорвался надвое. Затем он спустил рубашку с плеч и стащил до колен. Дальше мешало его собственное тело, и он начал отползать, пока не оказался за ее ступнями.

Теперь он был на самом краю матраса.

Джоуди приподняла голову и увидела, как Саймон стянул превратившуюся в лохмотья ночнушку и отшвырнул ее в сторону.

Тогда она расставила ноги, подняла колени и, приподнявшись на пятках над матрацем, сместилась на несколько дюймов ближе к изголовью кровати.

Как ей ни хотелось отодвинуться еще дальше, она удержалась.

Доставая изо рта нож, Саймон ухмыльнулся.

— И куда же мы убегаем? — произнес он и пополз к ней.

— Отстань от меня, — выпалила Джоуди.

— Ты такая красивая. Нам будет так хорошо.

Джоуди еще больше поджала колени и раздвинула ноги.

Саймон как завороженный уставился именно туда, куда нужно. Он застонал, облизал губы и стал клониться к ней.

— О, это даже лучше, чем...

Джоуди резко выкинула вперед ноги. Удар пришелся ему в плечи. Тявкнув, он завалился назад и исчез за кроватью. Послышались грохот и стоны.

Джоуди быстро перекатилась вправо, на ту сторону кровати, где не было отца. Даже спасая свою жизнь, она не хотела на него наступить. Ей не хотелось и видеть его, залитого кровью и мертвого.

Опустив ноги на пол, она встала и увидела лежавшего на спине за торцом кровати Саймона. Он опирался на локти и пристально смотрел на нее, разинув рот. В правой руке был нож.

— С чего ты хочешь начать, крошка? — Он встряхнул лезвием. — Это — или это? — И он подмахнул бедрами.

«Я не смогу пройти мимо!»

Тогда ей показалось, что она услышала голос отца: «Не падай духом, детка. Попробуй. Рискни».

И она попробовала. Бросилась вперед. Разбегаясь вдоль кровати, она скрипела зубами от боли старых и новых ран и набирала скорость, не сводя глаз с удивленного лица Саймона.

Удивленного и радостного.

Чтобы перехватить ее, он откатился в сторону.

Джоуди высоко подпрыгнула.

Нож воткнулся в ногу сзади, под сгиб колена.

Джоуди вскрикнула. При приземлении левая нога подвернулась, и, грохнувшись на пол, она какое-то время еще ползла по нему, обдирая кожу о коврик.

«Надо выдернуть нож!»

Изогнувшись, она завела назад руку, чтобы вытащить его из раны, но пальцы нащупали лишь глубокий свежий разрез.

Когда Джоуди повернула голову, она увидела ползущего к ней Саймона. Нож был у него в руке.

— ЗАМРИ! ЕСЛИ ХОТЬ ПАЛЬЦЕМ ПОШЕЛОХНЕШЬ, ТЫ ТРУП!

Энди!

Подняв голову, Джоуди увидела его в дверях всего в нескольких футах перед собой. На нем была бледно-голубая пижама, которую отец купил ему в Индио. В руках он держал ее пистолет, нацеленный ей за спину.

"Все же не выскочил в окно.

Должно быть, где-то спрятался.

Не смог убежать и отдать меня этому ублюдку.

Пришел мне на помощь".

«Смит-вессон» в руке Энди был тем же пистолетом, из которого Саймон стрелял в отца.

Саймон бросил его — почти на том же месте, где сейчас стоял Энди, — потому что кончились патроны.

Но его ползунок был впереди, словно он был заряжен и взведен.

Рука Энди напряглась.

— Я сказал, замри!.. И я не шучу. Сейчас выстрелю!

— Только не из этого. Не получится.

— Ты уверен?

— Стрельни в сторону.

— Хочешь, чтобы я напрасно тратил патроны, — покачал головой Энди.

— Да нету у тебя никаких патронов! — воскликнул Саймон. — А голую Джоуди ты когда-нибудь видел? Посмотри на нее. Взгляни, какие чудные ножки. — Его руки стиснули ее лодыжки. — Хотел бы с ней?..

Энди смотрел, округлив глаза и разинув рот.

Повернув голову, Джоуди увидела, как стоявший на коленях Саймон припал к ее левой ноге и поцеловал в икру. После поцелуя он начал слизывать с ноги кровь. Он продвигался все выше и выше, выскакивающий изо рта язык короткими мазками скользил по ее коже. Какой склизкий. Такое ощущение, наверное, от ползущей улитки. Или слизняка. Пиявка, кровосос.

Дойдя до сгиба колена, он присосался к разрезу.

Джоуди вздрогнула и, повернув голову, взглянула на Энди.

Казалось, мальчишку приковали к месту.

— Не позволяй ему! — выпалила Джоуди. — Стреляй в него!

«Верно! Стреляй в него из пустого пистолета».

— Тебе ведь тоже хотелось бы это сделать, не так ли? — произнес Саймон тихим певучим голосом. — Посмотри, какая славненькая попочка. Ммм.

Джоуди почувствовала, как он поцеловал сначала одну ягодицу, затем другую. Затем язык его скользнул между ними.

— Бога ради, Энди!

Пижамные штаны Энди оттопыривались.

— Не позволяй ему, пожалуйста.

— Стой, — произнес Энди. Но голос, тихий и монотонный, звучал малоубедительно. — Лучше прекратите, мистер.

Саймон укусил ее за правую ягодицу.

Боль была странно знакомой. Словно она вновь катилась под откос. Такая, от которой, несмотря ни на что, хотелось захихикать. К горлу подступил комок, и глаза затуманились от слез. Джоуди опустила голову и заплакала.

Зубы Саймона легли на другую ягодицу.

Бам!

Она вздрогнула. Зубы Саймона разжались, так и не укусив.

Джоуди смахнула слезы ресницами и подняла голову. Пистолет Энди был направлен на Саймона. Она повернула голову назад.

Саймон, стоявший на коленях у нее между ног, выпрямил верхнюю часть туловища. Руки его лежали по швам, нож торчал в чехле, свисавшем с пояса. В глазах — удивление, лицо окровавленное — кончик носа, губы и щеки. Кровь даже капала с подбородка.

"Он попал ему в рот!

Погоди, — подумала она. — Нет. В рот ему нельзя было попасть Во рту была моя ягодица. Тогда куда?.. Никуда, вот куда.

Если бы в него попала пуля, наверное, он бы не ухмылялся".

Передние зубы тоже были все в крови.

— Я предупреждал, что он заряженный, — тихо промолвил Энди. Теперь его голос звучал уже не так странно. Почти как обычный, но не совсем. — Я уже здесь был. Когда ты бросил Джоуди на кровать. Тогда я поднял пистолет Но он был пустой, так что я сходил в комнату Джоуди за запасной обоймой.

— Очень умно, — заметил Саймон. — Знаешь, я как раз ищу такого сообразительного молодого человека. Мы могли бы стать партнерами. Как тебе мое предложение? Ты только представь себе.

— Пристрели его, черт побери! Ты что, сделал предупредительный выстрел? Да тебе надо было отстрелить ему башку!

— Я испугался, что зацепит тебя, — промямлил Энди.

— Сейчас ты не попадешь в меня! Стреляй в него! Он убил моего папу! Убил твоих маму и папу. И Ивлин. Он...

— Это неправда, Энди. За ее старика какую-то часть вины я, разумеется, признаю, но он сам не оставил мне никаких шансов Это была чистейшей воды самооборона. А что касается твоей семьи, то я здесь совершенно ни при чем.

— Ложь! — выкрикнула Джоуди. — Мы тебя видели. Ты один из тех, кто нас преследовал. Это ты схватил меня, когда я упала на лужайке.

— Я не отрицаю, что там был, — начал выкручиваться Саймон. — Но был там, чтобы остановить остальных. Я хотел им помешать...

— Лжец! — Она вскинула голову и взглянула на Энди. Его пистолет был все еще направлен на Саймона. Но он хмурился и выглядел озадаченным. Штаны все еще оттопыривались, но уже не так сильно. — Не слушай его, Энди. Он хочет запудрить тебе мозги.

— На самом деле я убил тех, кто вырезал твою семью. Ты этого не знал?

— И ты знаешь, почему он убил их, — вставила Джоуди. — Он сделал это не ради тебя. Это никак не связано.

— Но я убил их, Энди. Заставил их заплатить. Убил всех до единого.

— Стреляй в него, черт побери!

— Я хочу вначале узнать, куда он дел тела, — покачал головой Энди.

— Чьи тела?

— Мамы, папы и моей сестры.

— Я в этом не участвовал. Меня оставили позаботиться о тебе и Джоуди. Но я знаю, что обычно делают с телами. Знаю, где мы хороним те части, которые больше не нужны. Могу отвезти тебя туда. Если ты меня, конечно, не пристрелишь.

— Стреляй, Энди, — взмолилась Джоуди.

— Я еще хочу узнать, как ему это удалось, — вновь покачал головой Энди.

— Как что удалось, амиго? — ухмыльнулся Саймон. Оттолкнувшись от пола, Джоуди попыталась подняться.

Саймон больно шлепнул ее по заду. Удар пришелся как раз по укусу. Вспышка боли судорогой свела все тело. Джоуди сделала огромный судорожный вздох и неожиданно для себя самой упала, обмякнув, на пол, тяжело дыша и всхлипывая.

«Боже, Энди! Энди! Почему ты позволяешь ему так со мной обращаться?»

— Ты зря это делаешь, — лишь пробормотал Энди.

— Она вмешивается в наш разговор. Иногда надо быть пожестче с этими сучками. Понимаешь? А знаешь еще что? Им это нравится. Они от этого возбуждаются. Ну, что еще я должен тебе объяснить?

— Тебя считали мертвым. Только поэтому мы вернулись Так вот, как... среди сгоревших тебя не оказалось, а?

— Среди пяти сгоревших меня действительно не было, — повеселел Саймон.

— Кто был тот, кого приняли за тебя?

— Догадайся.

— Я не хочу гадать. И я не хочу, чтобы ты еще хоть раз сделал Джоуди больно. Так что не двигайся. Говори, но стой смирно, или я тебя пристрелю.

— А ты не хочешь, чтобы Джоуди перевернулась на спину? Хочешь посмотреть на?..

— Заткнись. Как тебе удалось нас провести?

— А сколько вам известно?

— Сержант Фарго прослушивал пленки. Он все нам о них рассказал.

— Неужели? Я знал, что он нес какой-то вздор и говорил о разных пустяках, но...

— Что ты хочешь сказать? Ты здесь был?

— На чердаке. Сидел тихонечко, как мышь. Все это время... о, с самого рассвета.

— Ты был здесь весь день?

— О, да. В темноте и духоте, один-одинешенек, весь день и еще полночи.

— Как ты проник в дом?

Саймон хихикнул.

— Через кухонное окно. Так же, как при первом моем посещении. Очень остроумно, не находишь? Никому и в голову не могло прийти, что я могу оказаться сегодня в доме. Тебе ведь тоже?

— Все говорили, что тебя нет в живых.

— На что я и рассчитывал. Понимаешь, я специально несколько раз подчеркнул, что в гараже будет четверо. Но ты ведь не слышал пленок, верно?

— Верно.

— Если бы ты их слышал, ты, возможно, вспомнил то место вскоре после моего выезда из Индио — и до того, как я похитил свою подставную Джоуди, — когда я пожалел о том, что не прихватил бронежилет Праха.

— Об этом я ничего не слышал, — признался Энди.

— Ну и зря Здесь как раз и был один из моих маленьких фокусов. Внимательно слушаешь? Как раз после того, как я проговорился о своем сожалении насчет жилета Праха, выключаю магнитофон и на первом же разъезде поворачиваю и возвращаюсь в Индио. Прямо к тому дому, где убил Праха, Ковбоя и пацана.

— Генри? — переспросил Энди.

— Верно. Генри. Генри пацана, а не Генри пса. Так вот, все было в таком состоянии, как я оставил. Только стало еще жарче и появилась вонь. — Он хихикнул. — Но неважно. А сделал я вот что — стянул с Праха жилет, который потом надел под рубашку, перед тем как отправляться в гараж разбираться с Томом и прочими. Но это еще не все. Еще я прихватил с собой тело Генри и запер его в багажнике. Прямо среди бела дня. Очень рискованно и очень волнующе. Небольшой риск — все равно что приправа, понимаешь, — повышает аппетит. Риск — это горчица на колбасе нашей жизни.

Он пролежал в багажнике до самого Лос-Анджелеса. Но потом одиночество ему скрасила девчонка. Ты бы посмотрел на нее, Энди. Кажется, ей не очень понравилось лежать запертой в темном багажнике с мужчиной. Кстати, о потере самообладания! Слышал бы ты, как она верещала! Когда в пустыне я вытащил ее из багажника, чтобы трахнуть, она была вся измазана кровью и дерьмом того пацана. Но это было что-то. Если уж на то пошло, я лично присудил бы ей десятку.

Разумеется, с нашей Джоуди она и рядом не стояла. Ты вообще когда-нибудь видел более красивую девчонку, чем Джоуди?

— Не говори о ней в таком тоне.

— Но это же тебя возбуждает.

— Нет. Заткнись. Что случилось в гараже?

— О, это было нечто. Настоящий шедевр, Энди. Во-первых, я позаботился, чтобы пленки были то что надо, — действительно сыграл так, чтобы ни у кого не возникло сомнения, что я шел на верную смерть. И, разумеется, ни намека на то, что на мне был бронежилет Праха, а в багажнике — запасной труп. И все для того, чтобы заставить фараонов поверить, что я погиб вместе со всеми. И чтобы вы смогли вернуться в Лос-Анджелес. Не ты. Джоуди. Все это было для Джоуди.

Мне нужна была она, чистая и простая. Ну, может, и не такая уж чистая, а? Но она должна была стать моей, в этом все дело. Она особенная. Такая милая и прелестная... и невинная. Хотя знаешь что, Энди. Ты ведь хочешь ее ничуть не меньше, чем я, так ведь?

Энди ничего не ответил.

Но Джоуди знала ответ.

Энди ее хотел. И в этом у нее не было ни малейших сомнений.

«Да, хочет. Конечно, хочет. Но он не такой, как этот. Он просто ребенок, сексуально озабоченный ребенок. Он меня хочет, но никогда бы не пошел на такое. Только не Энди».

— Та девчонка была голой, так же как и Джоуди. Только каким-то неуклюжим подобием нашей красавицы. Не крокодил, нет, но и кисулей ее не назовешь, понимаешь? Что скажешь, если мы перевернем Джоуди? Знаю, ты очень хочешь посмотреть, что у нее спереди.

— Не надо, — проронила Джоуди. Она не только не подняла головы, но и не шелохнулась, просто лежала вытянувшись и уткнувшись лицом в скрещенные руки, и слово было произнесено в ковер.

Она надеялась, что этот тихий протест не спровоцирует Саймона на очередную грубость.

Но все же ждала удара.

— Ей не нужно переворачиваться, — буркнул Энди.

— Ладно, может, позднее.

— Итак, ты входишь в гараж и ведешь перед собой для прикрытия Карен?

— Ее так звали, Карен?

— Ну да.

— Гм. Ну что ж. Да. Они нас ждали. Митч открыл дверь и отступил в сторону, чтобы нас пропустить. Левая моя рука лежала на шее девчонки. Карен? Правая была за спиной, так чтобы мои бывшие дружки ее не видели, потому что в ней был автоматический пистолет сорок пятого калибра. А за поясом под рубашкой «магнум» Праха. И, как я уже говорил, девчонка была голой. Митчу и Куску это было по барабану, разумеется — жалкие педики, — но я знал, что на Клемента и Тома это подействует.

Как только мы вошли в гараж, я увидел Лизу. Свою невесту. Ее подвесили за руки. Сразу было видно, что они уже успели кое-что с ней сделать. Она была вся в рубцах и все такое... в сосках торчали булавки... Они полностью ее побрили и, похоже, гасили об нее окурки. В сущности, многое с ней сделали. Много разных безобразных вещей. И я разозлился. Но настоящих увечий не нанесли, понимаешь? С ней развлекались, но еще не затрахали до предела.

Когда она меня увидела, глаза ее сверкнули таким презрением. Словно я был во всем этом виноват, не иначе.

В общем, я сказал им, что привел Джоуди. Она не могла этого отрицать уже хотя бы потому, что я выбил ей челюсть в пустыне. Затем я сообщил, что в багажнике тело Энди.

— Мое? — пробормотал тот.

— Конечно, ты нужен был им мертвым. И я мог тебя убить, Энди. Была такая возможность. И тебя, и Джоуди я видел в прицеле своей винтовки, когда вы были в том мотеле в Индио.

— Неужели?

— Конечно. Но я не выстрелил. Ты мне понравился, так что я решил отдать им тело Генри вместо твоего. Так или иначе, но все пока шло гладко, как по маслу. После того как я сказал, что ты в багажнике, Митч и Кусок сразу же захотели пойти за тобой. Проблема была в том, что они наверняка определили бы, что Генри — это не ты. Они вместе со мной гонялись за тобой и Джоуди в пятницу ночью. И хотя не видели тебя вблизи, все же вряд ли их можно было бы обмануть тем парнем в багажнике, который был довольно крупным детиной. Так что я решил начать действовать, пока они еще были в гараже.

Я так толкнул эту девчонку, Карен, что она полетела в сторону. Но не успела еще коснуться пола, как в обеих руках у меня были пистолеты. Да, этих сопляков я застал совершенно врасплох. Они даже не поняли, в чем дело. Никто не успел даже потянуться за оружием.

Это был класс, Энди. Всего две секунды, и на полу четыре трупа. Думаю, и Иствуду не удалось бы быстрее уложить этих жополизов.

Но затем эта сучка Карен решила сбежать от меня. А у меня кончились патроны. Так что я кинулся вдогонку, на ходу роясь в кармане рубашки, куда до этого сунул свой «дерринджер». Его я еще не использовал, так что у меня было еще два выстрела. С первого я промахнулся, но больше стрелять не стал, пока почти не догнал ее. К тому времени она уже успела выбежать на подъездную аллею, и я выстрелил ей в спину в упор. Батюшки! Какой кайф! Убивал когда-нибудь девчонок, Энди? Это просто отлет. Ни с чем не сравнимое удовольствие. Скоро сам убедишься.

— Ты ее не убил, — возразил Энди.

— Заткнись, — зашипела Джоуди.

— Что значит «ты ее не убил»?

Джоуди подняла голову. Пистолет Энди все еще был направлен в сторону Саймона. И на пижамных штанах все еще отдувался бугорок.

— Больше ни слова, Энди. Ты ведь не хочешь, чтобы он попытался закончить...

Саймон дал ей крепкий подзатыльник.

— Эй! — вскрикнул Энди.

— Ну же, давай ее трахнем! — Схватив Джоуди под мышки, он потянул вверх, отрывая от пола. Поставив на колени, он подтащил ее по ковру, а когда дотянул до себя, перехватил левой рукой за горло и рывком прижал к себе.

— Посмотри на нее, Энди. Посмотри.

Но тому и не надо было приглашения, потому что взгляд его уже прилип к груди Джоуди.

Саймон протянул правую руку вперед и дотянулся до левой груди. Затем обхватил ее снизу ладонью и стиснул.

Джоуди попыталась вырваться, но замерла, когда он сильнее сдавил горло.

— Я подержу ее для тебя, — сказал Саймон. — Подойди и пощупай ее. Ты когда-нибудь держался за грудь? Иди сюда. Смотри, какая она потная и блестящая. Иди скорее. Потрогай. Такая скользкая, горячая и упругая. — Саймон быстро стиснул ее еще несколько раз. — Тебе ведь хочется, правда? Хочешь поцеловать ее. А пососать? Ты мог бы втянуть эту крошку в рот, всю целиком, облизать сосок языком, пожевать его. Ну разве тебе не хочется пожевать его, Энди? Сосать и жевать, засовывая при этом свой член до самого...

— Ты ее задушишь. Прекрати.

Саймон слегка ослабил захват.

— Извини. Ты главный, Энди. Ты здесь самый главный. Я сделаю все, что скажешь. Считай меня своим рабом. Я буду держать ее, пока ты будешь делать с ней все что захочешь. О'кей?

Держа пистолет нацеленным в лицо Саймона, Энди тыльной стороной свободной руки вытер губы. Взгляд его был прикован к грудям Джоуди, и лишь несколько раз он опускал его ниже. С того момента, как ее поставили на колени, он так ни разу и не взглянул ей в лицо.

— Ну же, Энди, — настаивал Саймон. — Нет причин себя сдерживать. Об этом никто никогда не узнает. У тебя замечательная эрекция. Ты ведь не хочешь, чтобы она оказалась напрасной, нет? А как тебе понравится, если Джоуди у тебя отсосет? Проще пареной репы. Просто опусти штаны и сделай два широких шага вперед. Она будет так рада открыть для тебя свой ротик. Джоуди, покажи, как широко ты умеешь его открывать.

Джоуди сцепила зубы.

— Ну разве себя так ведут?

Саймон резко ущипнул сосок. Нижняя челюсть отскочила как на пружине.

Энди выстрелил.


Глава 42 | Ночь без конца | Глава 44