home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



«Триумфальный марш»

Русские самолеты сбрасывали над позициями горно-егерских войск листовки. Все егеря знали, что, имея такую листовку, можно было безбоязненно сдаваться в плен: листовка служила пропуском, в котором указывалось, где и когда можно сложить оружие.

Однажды пять солдат лейтенанта Вальдера подобрали такие пропуска, а вечером на позицию нагрянул наряд полевой жандармерии, и всех пятерых расстреляли на бруствере окопа. Пауль Нишец знал, что только Яунзен видел, как они прятали по карманам эти листовки, и, скрывая озлобление, сказал:

– Сознайся, Франц, это ты выдал пятерых своих товарищей, чтобы тебя отпустили в отпуск?

Худосочный егерь разволновался, стучал себя кулаком в грудь, клялся, что это не он.

– Неужели не веришь? – спрашивал.

В отпуск Франца Яунзена, впрочем, все равно не отпустили, и когда он напомнил об этом командиру взвода, Вальдер велел ему убираться ко всем чертям.

Немецкий солдат был издавна приучен, что независимо от того – наступаем или отступаем, – все равно: подошел срок – укладывай вещи и поезжай на родину. «Значит, плохи наши дела, – рассуждали в блиндажах солдаты, – если даже в отпуск ехать не разрешают...»

Однажды, после затяжного боя около норвежского поселка Лангфьюрботна, Франц Яунзен отвел Нишеца в сторону и сказал:

– Слушай, Пауль: ты солдат опытный, а я хитрый, – отличное содружество, не правда ли?.. Здесь, если смотреть на все трезвыми глазами, уже все кончено. Давай попытаемся перебраться на юг к англичанам. Они, конечно, не слишком заласкают нас за то, что мы бомбили их Лондон, но... Сам понимаешь, это все-таки не русские...

Ефрейтор с трудом повернул голову. Когда они отступали из Никеля, приходилось выскакивать из одного горящего дома через окно: Нишец выбил впопыхах оконную раму головой – вот с тех пор и болит шея.

– Нет, – ответил он, – я не пойду на юг!

– А что же ты решил делать?

– То же, что и ты. Только мне можно идти туда...

– Куда – туда? – не понял Франц.

– А вот в ту сторону, – и рукой ефрейтор показал на восток, где курились плоские фиельды.

– Ты хочешь сдаться красным?

– Да не все ли равно, – спокойно ответил Нишец.

С минуту Франц покачался на своих тонких ногах, потом внезапным прыжком отскочил в сторону и вскинул к плечу шмайсер. Его худое, синее от холода лицо исказилось гримасой той страшной жестокости, какой обладают в порыве отчаяния одни только трусы.

– Я тебя убью сейчас как предателя! – гневно выкрикнул он, дергая заедавший от густой смазки затвор автомата.

Но в то же мгновение полетел, задрав ноги, от крепкого удара кулаком в челюсть. Вырвав у Яунзена шмайсер, Пауль Нишец сказал:

– Довольно!.. Вы достаточно поиздевались над такими глупыми немцами, как я... Кончается ваше время! – И, деловито спустив затвор, ефрейтор высыпал на снег все патроны. – Подбирай, если хочешь! – и передал нацисту пустое, обезжаленное оружие...

А в окопах, куда вернулся Нишец, лейтенант Вальдер раздавал егерям Железные кресты.

– Дух Фридриха Великого, – говорил он, – этот дух воплощен в нашем гениальном фюрере, который по наитию свыше спасет Германию. Если не можете надеяться на себя, то надейтесь на чудо!..

Черно-красная ленточка креста Нишеца не обрадовала. Последнее время командование на кресты не скупилось. Достаточно было отбежать в сторонку от позиции и при этом не испугаться русских пуль, как уже можно было рассчитывать на повышение или награду. Лейтенант Вальдер, которого частенько стало покачивать от шнапса, тоже сделался кавалером Железного креста. Он держался благодаря шнапсу бодрее других командиров взводов, но однажды Нишец слышал, как лейтенант сказал:

– Черт возьми, неужели предстоит капитуляция?.. Русские стали неузнаваемы...


* * * | Океанский патруль. Том 2. Ветер с океана | * * *