home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



72

Сёго снова поиграл на манке. Уже в третий раз. Дождь стал заметно слабее, и с лиственной крыши падали лишь редкие капли. Шел шестой час вечера.

Прослушав такое же птичье чириканье четырежды, Сюя сумел объединиться с Сёго и Норико, но благодаря тому, что он примерно представлял себе их местоположение. Поскольку у Хироки этой информации не имелось, ему могло потребоваться куда больше времени, чтобы их найти.

Сёго вернулся под крышу и закурил очередную «дикую семерку».

Выдув струю дыма, он вдруг ни с того ни с сего спросил:

— А куда бы вам хотелось отправиться?

Сюя взглянул на Сёго, сидящего рядом с Норико. Тот повернул к нему голову.

— Забыл об этом упомянуть, но у меня есть один человек, — сказал Сёго. — Как только мы отсюда выберемся, мы сможем на какое-то время остаться у него.

— А кто это? — спросил Сюя, и Сёго кивнул.

— Один друг моего отца, — пояснил он. — Он позаботится о том, чтобы вы выбрались из этой страны... если вы, разумеется, захотите это сделать. Если вы здесь останетесь, вас просто убьют. На вас будут охотиться, как на крыс.

— Сбежать из страны... — удивленно сказала Норико. — Мы правда можем это сделать?

— А кто этот друг твоего отца? — спросил Сюя.

Сёго посмотрел на них, словно бы что-то обдумывая, левой рукой придерживая сигарету. Затем он вынул сигарету изо рта и сказал:

— Сейчас не время вам об этом рассказывать. — Затем Сёго продолжил: — В том случае, если нас поймают во время нашего бегства и мы в итоге расколемся, будет очень скверно, если власти узнают о наших планах. Не то чтобы я вам не доверял. Но когда вас станут пытать, вы в конечном итоге все выложите. Так что я буду ответственным за то, чтобы доставить вас куда надо.

Сюя немного подумал, затем кивнул. Казалось, Сёго опять делал правильный выбор.

— Хотя... погодите-ка, — продолжил Сёго. Прикусив сигарету, он вытащил из кармана клочок бумаги.

Эта бумажка очень напоминала ту, на которой все они писали: «Мы будем убивать друг друга». Сёго разорвал ее на две половинки, после чего на каждой из них что-то накарябал. Затем аккуратно сложил обе половинки и отдал одну Сюе, а другую Норико.

— Что это? — спросил Сюя и начал было разворачивать свою бумажку.

Но Сёго его остановил.

— Погоди, — сказал он. — Не надо пока смотреть. Это наш способ войти в контакт. Просто на всякий случай. Там написаны время и место. Каждый день в указанное время ходите в указанное место. Я тоже постараюсь туда прибыть.

— А сейчас нельзя посмотреть? — спросила Норико.

— Не-а, — сказал Сёго. — Посмотрите только в том случае, если нам придется расстаться. Другими словами, в твоей записке и в записке Сюи разная информация. Лучше пусть каждый из вас не знает, что в записке у другого. Это просто на случай, если одного из нас поймают.

Сюя и Норико переглянулись. Затем Сюя повернулся к Сёго.

— Я собираюсь оставаться с Норико. Что бы ни случилось.

— Да знаю я, знаю. — Сёго криво усмехнулся. — Но мы все равно не можем исключить вероятности того, что вы снова разделитесь. Как получилось, когда на нас напал Кадзуо.

Сюя сжал губы и посмотрел на Сёго... но в конце концов кивнул. Обменявшись взглядом с Норико, он убрал записку.

Действительно. Все могло случиться. Прежде всего, побег с этого острова наверняка будет невероятно трудным. Но если дело обстояло так, разве им с Норико не следовало тоже придумать свое место для встречи? Не говоря о нем Сёго? С другой стороны, если власти все-таки поймают Сёго, их положение в любом случае станет безнадежным.

— Так... куда бы вам хотелось отправиться? — спросил Сёго.

Тут Сюя вспомнил, как Сёго хотел узнать, куда они с большей охотой сбежали бы из страны. Сложив руки на груди, он хорошенько об этом подумал.

— Наверняка в Америку, — наконец сказал он. — Ведь именно оттуда пришел рок. Я всегда мечтал там побывать, хотя бы один разок. — «Хотя я всегда сильно сомневался, — подумал Сюя, — что мне удастся туда сбежать».

— Понятно, — кивнул Сёго. — А ты, Норико?

— Честно говоря, мне в голову ничего не приходит, но я... — Тут она взглянула на Сюю.

Сюя кивнул в ответ.

— Давай вместе. Ладно?

— Ах... — Глаза Норико широко раскрылись. Затем она улыбнулась и кивнула. — Конечно, если тебе так хочется.

Сёго улыбнулся. И снова затянулся сигаретой.

— А что ты будешь делать, когда туда доберешься? — спросил он.

Сюя еще немного подумал. А затем ответил.

— Стану на улице на гитаре бренчать. Так, по крайней мере, можно какую-то мелочь наскрести.

Сёго усмехнулся.

— Тебе лучше стать рокером, — сказал он затем. — Ты талантлив. Насколько я слышал, в той стране талантливому человеку не так уж трудно пробиться, даже если он эмигрант или беженец.

Сюя глубоко вздохнул и скептически усмехнулся.

— Я не настолько талантлив. У меня нет того, что требуется, чтобы стать настоящим профи.

— Ну, не знаю, не знаю.

Сёго улыбнулся и покачал головой. Затем он взглянул на Норико.

— А ты, Норико? Чем бы ты хотела заняться?

Норико поджала губы.

— Я всегда хотела стать учительницей, — сказала она, помедлив.

Такой ответ застал Сюю врасплох. Ничего подобного он даже себе не представлял.

— Правда? — воскликнул он.

Повернувшись к Сюе, Норико кивнула.

— И ты, — продолжил Сюя, — хотела стать учительницей в нашей вшивой стране?

Норико недовольно поморщилась.

— Хорошие учителя есть везде. Я... — Тут она опустила глаза и продолжила: — Я думаю, господин Хаясида был хорошим учителем.

Сюя уже давно не вспоминал о трупе господина Хаясиды, у которого было снесено полголовы. Да, Стрекоза погиб ради них.

— ...Ты права, — согласился Сюя.

— Беженке, вероятно, сложно сразу стать учительницей, — заметил Сёго. — Но ты могла бы заниматься исследованиями в каком-нибудь университете. Это какая-то ирония, но весь остальной мир, похоже, очень заинтересован в нашей стране. В дальнейшем ты наверняка сможешь и преподавать. — Продолжая смотреть вперед, он бросил окурок в лужу у себя перед ногами. Затем вставил себе в рот еще одну сигарету, закурил ее и продолжил: — Так что вам обоим следует туда отправиться. Быть там теми, кем вы хотите быть. Следовать велению сердца и отдать своему делу все силы.

Сказанное Сёго Сюю порядком потрясло. Следовать велению сердца. Отдать все силы. Примерно так мог бы выразиться покойный Синдзи Мимура.

Затем Сюя подумал еще кое о чем.

— А ты? — тревожно спросил он. — Что ты собираешься делать?

Сёго пожал плечами:

— Я уже тебе сказал. Для этого режима настало время расплаты. Хотя нет... дело не в этом. Эти люди мне кое-что задолжали, и они должны передо мной расплатиться. Что бы там ни было. Так что к вам, ребята, я присоединиться не могу.

— Нет... — с болью выговорила Норико.

Отклик Сюи, однако, оказался неожиданным.

— Позволь мне к тебе присоединиться, — сказал он, стиснув зубы.

Сёго глянул на Сюю... а потом опустил глаза и пренебрежительно махнул рукой:

— Брось валять дурака.

— Но почему?

— Ты не единственный, кто затаил злобу на этот проклятый режим, — убедительно сказал Сёго.

— Это правда, — решительно вмешалась Норико, удивляя Сюю такой реакцией. Взглянув на Сёго, Норико продолжила: — Мы сделаем это вместе.

Сёго взглянул поочередно на каждого из них и глубоко вздохнул.

— Послушай, — сказал он, обращаясь к Сюе. — По-моему, я уже тебе говорил, что наша страна может быть до предела взбаламучена, но ею отлично управляют. Свалить этот режим почти невозможно. Больше того. Я бы сказал, что прямо сейчас свалить его абсолютно невозможно. И все же я... — Сёго повернулся и снова посмотрел на небо, светлеющее по мере уменьшения дождя. — Если пользоваться метафорами, то я просто хочу его уколоть. Я отплачу кое-кому из этих людей. И то, что я делаю это только ради себя, совсем не так плохо. — Сёго немного помолчал, затем добавил: — Нет, это совсем не так плохо.

— Но тогда... — начал было Сюя, однако Сёго, подняв руку, его остановил.

— Я еще не закончил.

Сюя умолк, позволяя ему говорить.

— Я говорю о том, что ты погибнешь, если ко мне присоединишься. Ты только что сказал, что собираешься быть с Норико. А это значит... — Сёго посмотрел на Норико. Затем снова на Сюю. — У тебя все еще есть Норико. Так защищай ее, Сюя. Если она окажется в опасности, сражайся за нее. Неважно, кто будет ей угрожать — грабитель, проклятая Народная Республика Дальневосточная Азия или пришелец со звезд. — Затем он повернулся к Норико и ласково сказал: — Ты тоже, Норико. У тебя все еще есть Сюя. Так защищай его. Глупо умирать без толку. — Сёго снова посмотрел на Сюю. — Понимаешь, о чем я? У меня уже ничего не осталось. Так что я просто делаю это ради себя самого. Но с вами, ребята, дело обстоит совсем иначе. — Последнее заявление прозвучало чертовски категорично. Сёго взглянул на часы и швырнул в лужу очередной окурок. Затем встал и вышел из-под крыши. Послышалось щебетание манка.

Слушая Сёго, Сюя вспомнил песню одного китайского рокера с материка: «Ты говоришь, что любишь / Пусть даже у меня совсем ничего нет».

Но что имел в виду Сёго, когда сказал, что у него уже ничего не осталось?..

После того как манок прощебетал ровно пятнадцать секунд, Сёго вернулся под крышу и сел.

— Разве тебе совсем не о ком заботиться? — нежно спросила у него Норико.

Да, все верно. Сюя тоже хотел об этом спросить.

Сёго удивленно раскрыл глаза, а затем усмехнулся.

— Вообще-то я не собирался вам рассказывать, но раз уж так получилось... — сказал он и глубоко вздохнул. — Нет, пожалуй, я просто не хотел вам рассказывать. — Сунув руку в задний карман брюк, Сёго достал оттуда бумажник и вынул из него фотографию с обтрепанными краями.

Норико взяла у него фотографию. Они с Сюей на нее посмотрели.

На фотографии был запечатлен Сёго. Школьная форма, волосы длинные, как у Сюи. Такой застенчивой улыбки у него теперь невозможно было себе не представить. А рядом с Сёго стояла девочка в матроске и плиссированной юбке. Ее черные волосы были небрежно заброшены за правое плечо. Девочка выглядела удивительно уверенной в себе, однако ее улыбка была совершенно чарующей. Они стояли на фоне дерева гинкго и щита с рекламой виски.

— Какая красивая! — воскликнула Норико.

Сёго потер кончик носа.

— Правда? Вообще-то, образчиком красоты она мне не казалась, но я всегда считал ее симпатичной.

Норико покачала головой:

— По-моему, она очень симпатичная и очень... очень взрослая на вид. Вы с ней одного возраста?

Сёго вдруг расплылся такой же застенчивой улыбкой, как на фотографии:

— Ага. Спасибо.

Глядя на два улыбающихся лица на фотографии, Сюя думал: «Черт, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что у тебя уже ничего не осталось?» Но Сюя упустил из вида кое-что предельно существенное.

— Значит, она сейчас в Кобе? — спросил Сюя.

Сёго поморщился. Затем покачал головой.

— Разве ты забыл? — спросил он. — Я уже один раз играл в эту проклятую игру. И стал «победителем».

Только тут до Сюи дошло. И до Норико, судя по всему, тоже. Лицо девочки застыло.

— Мы учились в одном классе, — продолжил Сёго. — Я не смог спасти Кэйко.

На какое-то время все погрузились в молчание. Наконец-то Сюя почувствовал, что может по-настоящему понять весь гнев Сёго, всю глубину этого гнева.

— Теперь ты понимаешь, — сказал Сёго, — что у меня действительно ничего не осталось. И для этого режима настало время расплаты, потому что он убил Кэйко. — Сёго сунул в рот еще одну сигарету и закурил. Дым поплыл в сторону.

— Значит, ее звали Кэйко, — наконец сказал Сюя.

— Угу. — Сёго несколько раз кивнул. — Иероглиф «кэй» означает радость.

Тут Сюя понял, что тот же самый иероглиф стоял первым и в имени Еситоки.

— И ты... — нежно спросила Норико, — был с ней до самого конца?

Сёго молча курил. Заговорил он нескоро.

— На это сложно ответить. — Он опять помолчал. — Фамилия Кэйко была Онуки. В той игре ученики начали выходить с номера семнадцатого. Так уж получилось. В любом случае номер Кэйко шел раньше моего, и между нами были еще три номера.

Сюя и Норико молча слушали.

— Я подумал... подумал, она станет ждать меня где-то неподалеку от выхода. Она вполне могла бы меня ждать. Но ее там не было. Я хочу сказать, ничего тут было не поделать. Как и в этой игре. Болтаться у выхода было очень опасно. — Сёго затянулся сигаретой и выдохнул струю дыма. — Но в конце концов я ее нашел. Та игра происходила на острове вроде этого, но я все-таки ее нашел. — Он еще раз затянулся и выдохнул. А потом сказал: — Но она от меня убежала.

Сюя был в шоке. Он посмотрел на Сёго. Заросшее щетиной лицо парня оставалось спокойным. Однако похоже было, что он изо всех сил старался сдержать свои чувства.

— Я попытался ее догнать... но на меня напали. Я убил того ученика... но опять потерял ее из вида.

Сёго сделал еще затяжку, а затем выдохнул.

— Кэйко не смогла мне довериться.

Лицо его по-прежнему оставалось невозмутимым, но в глазах было видно большое напряжение.

— И все же я продолжал ее искать, — сказал Сёго. — Когда я в следующий раз ее нашел... Кэйко была мертва.

Сюя кое-что понял. Снова оказавшись с Сёго и Норико, он рассказал им про группу Юкиэ Уцуми и заметил: «Так трудно... кому-то доверять». На это Сёго откликнулся с необычными для его речи запинками: «Да, это правда... доверять... очень трудно». Теперь Сюя понял, почему Сёго тогда испытывал такую неловкость. Еще он понял, почему Сёго сказал, что Хироки вполне мог найти Котохики уже мертвой или что она совсем не обязательно стала бы ему доверять.

— Ты, Сюя, кое о чем меня спросил, — вдруг сказал Сёго. Сюя поднял взгляд. — Почему я стал доверять вам, ребята, когда мы впервые встретились, верно?

— Да, — кивнул Сюя. — Спросил.

— А я, по-моему, сказал, что из вас двоих такая славная парочка получается, — продолжил Сёго, глядя на импровизированную крышу. К тому времени, как он опустил глаза, напряжение уже ушло из них. — Это сущая правда. Именно так вы смотрелись. И тогда я решил, что помогу вам отсюда выбраться — несмотря ни на что.

— Угу, — кивнул Сюя.

Они еще немного помолчали.

— Уверена... — начала Норико, и Сюя на нее взглянул. — Кэйко просто была напугана... и сбита с толку.

— Нет. — Сёго покачал головой. — Я... я правда любил Кэйко. Но что-то не то, по-видимому, было в манере... в том, как я обращался с ней, когда мы встречались. Вот к чему, по-моему, все сводилось.

— Это неправда, — уверенно возразил Сюя.

Сёго внимательно на него посмотрел. Руки его были сложены на подтянутых к груди коленях. От сигареты в его руке поднимался нежный, будто шелковый, дым.

— Уверен, возникло простое недопонимание. Совсем маленькое недопонимание. Особенно если вспомнить, как эта игра все запутывает. Здесь все против тебя. Ведь именно к этому все сводится, разве не так?

Сёго криво усмехнулся.

— Не знаю, — ответил он. — И уже никогда не узнаю. — Затем Сёго снова достал из кармана манок. — Вот эта штуковина, — сказал он, — досталась мне от нее. В отличие от большинства городских девочек, Кэйко любила походы в горы. В воскресенье, через неделю после начала той проклятой игры, мы должны были вместе пойти понаблюдать за птицами. — Ухватив манок большим и указательным пальцами правой руки и подняв его к самым глазам, Сёго стал изучать его, точно самоцвет. — Она дала мне этот манок... — Он с улыбкой посмотрел на Сюю и Норико. — Больше у меня от нее ничего не осталось. Пожалуй, это мой талисман... хотя особого счастья он мне не приносит.

Когда Сёго убрал манок в карман, Норико вернула ему фотографию. Положив снимок на место, Сёго снова сунул бумажник в задний карман брюк.

— Послушай, Сёго... — вдруг сказала Норико. Сёго повернулся к ней. — Не знаю, как Кэйко тогда себя чувствовала. Но... — Девочке пришлось провести языком по вдруг пересохшим губам. — Но я думаю, по-своему Кэйко тебя любила. Она просто была вынуждена... я хочу сказать... на этой фотографии она выглядит такой счастливой. Ты так не думаешь?

— Правда?

— Конечно, — кивнула Норико. — Она именно так выглядит. И на месте Кэйко... я бы хотела, чтобы ты жил. Я бы не захотела, чтобы ты за меня умер.

Сёго усмехнулся и покачал головой:

— Ну, это просто различие во взглядах.

— И все-таки, — настаивала Норико, — пожалуйста, учитывай и мой взгляд. Хорошо? Пожалуйста.

Губы Сёго слегка шевельнулись, словно он собирался что-то сказать, но затем он просто пожал плечами и улыбнулся. Очень-очень грустно.

Сверившись с часами, Сёго вышел из-под лиственной крыши, чтобы еще раз прочирикать.

Осталось 4 ученика


предыдущая глава | Королевская битва | cледующая глава