home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



X. «НАС ЗАГНАЛИ В УГОЛ»

Четыре скутера представляли собой устаревшую модель, и их максимальная скорость не превышала двухсот миль в час. Они шли впереди, задавая темп. Приблизительно в полночь у одного из них забарахлил двигатель, и всей колонне пришлось сбавить ход. Примерно в три скутер совсем встал, пришлось остановиться и размещать его пассажиров по другим скутерам — занятие весьма рискованное.

Макрей и Марлоу снова забрались в штабную машину, шедшую последней. Доктор взглянул на часы:

—  — Думаешь остановиться в Гесперидуме, командир? — спросил он, когда скутер тронулся.

Станцию Циния они проследовали без остановки, до Гесперидума оставалось совсем немного, а за ним, примерно в семистах милях, находился Малый Сертис.

Марлоу нахмурился:

—  — Я бы не хотел. Если мы задержимся в Гесперидуме, то придется ждать до заката, чтобы укрепился лед, и мы потеряем почти сутки. Крюгер опережает нас, и в распоряжении Бичера окажется целый день, чтобы найти способ нас остановить. Если бы я был уверен, что после восхода лед будет держать достаточно долго и мы успеем добраться туда… — он остановился и закусил губу.

В Южной колонии была ранняя зима, и канал встал подо льдом до самой весны. Но они уже почти достигли экватора. По ночам покрытые льдом, утром здесь каналы оттаивали из-за ежедневных резких перепадов температуры, которые происходили вследствие разреженности марсианской атмосферы. К северу от экватора, куда они направлялись, весенние воды уже побежали с тающей полярной шапки. Вода замерзала в канале ночью, но это был плавучий лед, двигавшийся вместе с потоком, а ночные облака помогали сохранить дневную жару.

—  — В случае, если проскочим без остановки, что думаешь делать, командир? — настаивал Макрей.

—  — Сразу к пристани, поднимем скутеры и загрузим все имеющиеся там лодки. Как только лед станет достаточно слабым для того, чтобы лодки могли разбить его, отправляемся на север. Было бы неплохо, если бы примерно сотни полторы наших уже двинулись из Малого Сертиса еще до того, как Бичер придет в себя. У меня нет никакого конкретного плана — только желание действовать быстро и решительно, чтобы у него тоже не осталось времени рассчитывать свои шаги. Я хочу поставить его перед уже свершившимися фактами. Макрей кивнул.

—  — Дерзость — ключ к победе. Действуй.

—  — Я хочу, но боюсь за лед. Если скутер провалится, будут жертвы — по моей вине.

—  — У тебя достаточно толковые водители, чтобы выстроить машины эшелоном, как только взойдет Солнце. Джеймс, я давно усвоил, что в этой жизни иногда необходимо рисковать. Иначе ты просто растение, цель которого — попасть в суп, — он умолк и стал вглядываться куда-то через плечо водителя. — Там впереди свет — это, должно быть, Гесперидум. Решайся, Джеймс.

Марлоу не ответил. Спустя некоторое время свет остался позади. Когда Солнце взошло, Марлоу велел своему водителю выбраться из колонны и возглавить ее. Около девяти они миновали стоянку скутеров Малого Сертиса, затем космопорт и оказались прямо у бухты, которая являлась конечной станцией на главном канале, если двигаться с севера. Водитель вырулил на откос и еще больше снизил обороты, не обращая внимания на полозья. Головная машина проползла вдоль откоса и остановилась; остальные затормозили следом.

Из штабной машины выбрались Марлоу, Келли и Макрей, за ними, с Виллисом на руках, последовал Джим. Двери других скутеров открылись, и люди начали выходить.

—  — Келли, скажи им вернуться в машины, — мистер Марлоу говорил отрывисто.

Услышав это, Джим спрятался за его спину и попытался не привлекать к себе внимания.

Марлоу сердито смотрел на бухту. В ней не было ни одной лодки. На противоположном берегу, вытащенный на ростры, стоял один маленький катер со снятым мотором. Наконец Марлоу повернулся к Макрею.

—  — Да, док, я влип и не знаю, как выкрутиться.

—  — Если бы ты остановился в Гесперидуме, было бы не лучше.

—  — И не хуже.

Какой-то человек вышел из складского помещения и направился к ним.

—  — Что это там? — спросил он, глядя на стоящие скутеры. — Цирк?

—  — Это ежегодная миграция.

—  — Никак не мог понять, когда ваши люди проедут на север. Здесь об этом — ни слова.

—  — А где лодки?

—  — Все еще разбросаны там и сям, главным образом у проектных объектов, я думаю. Я с этим не связан. Позвоните лучше в транспортное агентство. Марлоу опять нахмурился:

—  — Вы можете мне сказать, по крайней мере, где находится наше временное жилище?

Каждый раз, когда начиналась миграция, для поэтапно прибывавших колонистов отводился отдельный склад, предварительно переоборудованный в нечто, напоминающее казарму, так как единственная гостиница Компании — отель «Марсополис» — располагала только двадцатью номерами.

Человек растерялся:

—  — Теперь, когда вы упомянули об этом, я сообразил, что не слышал о проведении соответствующих работ. Похоже, весь график полетел к чертям, да?

Марлоу выругался, поняв, что его вопрос был неуместен. Бичер, естественно, не сделал никаких приготовлений для миграции, которую он вообще не собирался разрешать.

—  — Где-нибудь поблизости есть телефон?

—  — У меня в конторе — я здесь заведующий складом. К вашим услугам.

—  — Спасибо, — сказал Марлоу и пошел туда. Макрей направился следом.

—  — Что собираешься делать?

—  — Хочу позвонить Бичеру.

—  — Ты думаешь, это разумно?

—  — Черт возьми, должен же я выпустить людей из машин. Там ведь грудные дети — и женщины.

—  — Они в безопасности.

—  — Послушай, док, теперь, когда мы здесь, Бичер обязан что-то сделать.

Макрей пожал плечами:

—  — Тебе решать.

Переговорив сначала с несколькими секретарями, Марлоу, наконец, увидел на экране Бичера. Генеральный Представитель не узнал его:

—  — Да? Ну говори, дружище, какое там у тебя срочное дело?

—  — Моя фамилия Марлоу. Я исполняю обязанности председателя комитета жителей Южной колонии. Я хочу знать…

—  — Ах, да! Знаменитый мистер Марлоу. Мы видели, как прибыла твоя армия голодранцев, — Бичер отвернулся и сказал что-то в сторону. Ему ответил голос Крюгера.

—  — Теперь, когда мы здесь, что вы собираетесь с нами делать?

—  — Делать? А разве не ясно? Как только вечером застынет лед, вы все развернетесь и поедете назад — туда, откуда приехали.

Все, кроме тебя — ты останешься здесь до суда. И твой сын, если я правильно помню. Марлоу сдержался:

—  — Я говорю не об этом. Мне нужно помещение со столовой и туалетами на пятьсот человек. Бичер только отмахнулся:

—  — Пусть остаются, где есть. Один день не принесет им вреда. Это им наука.

Марлоу хотел было ответить, передумал и отсоединился:

—  — Ты был прав, док. Разговаривать с ним не имеет никакого смысла.

—  — Что ж, вреда это тоже не принесло. Они вышли на улицу и обнаружили, что Келли построил цепочку своих помощников вокруг скутеров.

—  — Я начал волноваться и поэтому решил расставить вокруг кое-кого из парней.

—  — Из тебя бы получился лучший командир, чем я, — сказал ему Марлоу. — Что-нибудь произошло?

—  — Один из бичеровских полицейских сунулся сюда, но затем опять ушел.

—  — Почему ты его не схватил? — спросил Макрей.

—  — Да я хотел, — ответил Келли, — но он не остановился, когда я крикнул ему. Его мог остановить только выстрел.

—  — Надо было слегка его зацепить, — сказал Макрей.

—  — Надо? — обратился Келли к Марлоу. — У меня было желание, но я не знал, в какой стадии сейчас наши отношения. Это — открытая война или просто ссора с Компанией?

—  — Ты поступил правильно, — заверил его Марлоу. — Стрельбы не будет, если только Бичер сам не начнет ее. Макрей хмыкнул, Марлоу повернулся к нему:

—  — Ты не согласен?

—  — Я вспомнил случай, с которым я столкнулся на американском Западе. Уважаемый гражданин застрелил в спину профессионального убийцу. Когда его спросили, почему он не дал противнику возможность защищаться, этот гражданин сказал: «Он — мертвый, а я — живой, все именно так, как я хотел». Джеймс, если ты будешь относиться к заведомому мерзавцу как к порядочному человеку, ты окажешься в жутко невыгодном положении.

—  — Доктор, сейчас не время рассказывать истории. Я должен немедленно добыть для этих людей безопасное жилье.

—  — Я остаюсь при своем мнении, — настаивал Макрей, — поиски жилья — не самое срочное дело.

—  — Что же тогда самое срочное?

—  — Создай оперативную группу из своих лучших стрелков и пошли их сцапать Бичера и других чиновников Компании. Я берусь руководить.

Марлоу сердито отмахнулся.

—  — Вне обсуждения. Пока мы — группа граждан, действующих в соответствии с законом. Один такой шаг — и мы все вне закона. Макрей покачал головой.

—  — Ты не понимаешь значения уже совершенных тобой поступков. Ты знаешь, что вода течет вниз по склону, но думаешь, что она никогда не достигнет дна. С точки зрения Бичера, ты уже вне закона. Мы все.

—  — Ерунда. Мы просто добиваемся выполнения контракта. И если Бичер что-то себе позволяет, мы действуем соответственно.

—  — Говорю тебе, сынок, — за дело надо браться твердой рукой.

—  — Доктор Макрей, если вы так хорошо во всем разбираетесь, почему вы отказались стать председателем? Макрей покраснел:

—  — Простите, сэр. Каковы будут ваши распоряжения?

—  — Вы знаете Сертис лучше меня. Где здесь здание, которое мы могли бы реквизировать в качестве временного пристанища? Джим решил, что настал удачный момент.

—  — Пап, — сказал он, выходя из-за его спины, — я знаю, где мы сейчас, а колледж находится…

—  — Джим, у меня нет времени на болтовню. Иди в машину.

—  — Но, папа, туда идти всего десять минут!

—  — Я думаю, его предложение не лишено смысла, — вмешался доктор. — В колледже есть настоящие кровати для детей и кухня.

—  — Хммм — хорошо. Может быть, нам стоит использовать оба здания и устроить женщин и маленьких детей в женском колледже?

—  — Джеймс, — посоветовал доктор, — рискуя снова выслушать отповедь, я говорю «нет». Не разделяй свои силы.

—  — Я, собственно говоря, и не собирался. Келли!

—  — Да, сэр.

—  — Выводите всех. И пошлите к машинам по человеку из числа ваших помощников — пусть отвечают за каждую группу и не дают им разбрестись.

—  — Есть.

На улицах заселенной землянами территории Малого Сертиса пешеходов почти не было — они предпочитали пользоваться туннелями. Те несколько человек, которых колонисты все-таки повстречали, казалось, были удивлены, но ни один из них не доставил им хлопот.

Пневматический замок на входной двери колледжа отличался сверхпрочностью. Когда, после повторного усилия, внешняя дверь наконец открылась, Хоу шагнул вперед. Он был рассержен.

—  — Что все это значит? — спросил он. Едва завидев его, Виллис свернулся шаром. Джим спрятался за спину отца. Марлоу шагнул вперед:

—  — Сожалеем, но мы вынуждены использовать помещение колледжа в качестве временного приюта.

—  — Этого делать нельзя. И вообще, кто вы такой?

—  — Моя фамилия Марлоу. Я отвечаю за миграцию.

—  — Но… — внезапно Хоу повернулся, пробрался сквозь толпу и исчез.

Спустя почти тридцать минут Марлоу, Макрей и Келли зашли в колледж вместе с последней группой. Марлоу приказал Келли поставить по часовому за каждой дверью. Макрей хотел было предложить выстроить цепочку вооруженных охранников снаружи здания, но смолчал.

Мистер Саттон ждал Марлоу в прихожей:

—  — Экстренное сообщение от миссис Палмер, шеф, — она просила передать вам, что еда будет готова примерно через двадцать минут.

—  — Отлично! Я сам не прочь слегка перекусить.

—  — А штатная повариха колледжа сидит, надувшись, в столовой. Она хочет поговорить с тобой.

—  — Объяснись с ней сам. Где Хоу?

—  — Черт его знает. Он пронесся здесь, как ангел-истребитель. Человек протискивался вперед сквозь толпу — прихожая была переполнена не только колонистами, но и студентами. Повсюду происходили встречи родителей с их сыновьями. Келли хлопал по спине своего отпрыска, и тот не оставался в долгу. Стоял гул. Человек, наконец, пробрался, наклонился к уху Марлоу и сказал:

—  — Мистер Хоу у себя в кабинете. Он там заперся, я только что пытался зайти к нему.

—  — Пусть сидит, — решил Марлоу. — Вы кто?

—  — Ян ван дер Линден, здешний преподаватель естественнонаучных дисциплин. А вы, если позволите?

—  — Фамилия — Марлоу. Я отвечаю за этот сумасшедший дом. Послушайте, мы собираемся пробыть здесь по крайней мере день или два. Вы могли бы отправить домой ребят из города — и учителей тоже.

Преподаватель колебался:

—  — Мистеру Хоу не понравится, если я поступлю так без его согласия.

—  — Я в любом случае намерен сделать это, но вы можете ускорить этот процесс. Я беру на себя полную ответственность. Джим сквозь толпу увидел маму и не стал дожидаться конца разговора. Она прислонилась к стене, держа Оливера; ее внешний вид свидетельствовал о крайней усталости. Филлис стояла рядом. Джим скользнул в толпу.

—  — Мама!

Она обернулась:

—  — Что, Джимми?

—  — Пойдем со мной.

—  — Ох, Джимми, я слишком устала.

—  — Пошли! Я знаю место, где ты сможешь прилечь. Через несколько минут он привел их в комнату, в которой когда-то жили они с Фрэнком. Мама опустилась на его койку.

—  — Джимми, ты ангел.

—  — Не волнуйся. Фил принесет тебе что-нибудь поесть. Я пойду назад и посмотрю, что происходит. Он пошел было, но задержался.

—  — Фил, ты не могла бы позаботиться о Виллисе?

—  — Почему? Я тоже хочу посмотреть, что происходит.

—  — Ты девочка, тебе лучше не путаться под ногами.

—  — Но мне нравится! Я думаю, что все это имеет ко мне такое же отношение…

—  — Перестаньте, дети. Джимми, мы позаботимся о Виллисе. Скажи отцу, где мы находимся.

Джим передал сообщение и стал в конец длинной очереди за едой. Когда очередь наконец подошла, и завтрак был съеден, он обнаружил, что большинство колонистов собралось в огромной аудитории колледжа. Он вошел туда, отыскал взглядом доктора Макрея с Фрэнком и пробрался к ним.

Его отец призывал к порядку, используя рукоятку своего пистолета в качестве председательского молотка.

—  — Слово мистеру Линтикуму.

Выступавшему было около тридцати лет, он говорил в раздражающе агрессивной манере:

—  — Доктор Макрей прав: нечего нам валять дурака. Мы должны раздобыть лодки, чтобы добраться до Копайса, верно? Бичер нам их не дает, верно? Все, чем он располагает, — это наряд полиции, верно? Даже если он мобилизует каждого в Сертисе мужчину, у него будет где-то сто пятьдесят ружей, верно? У нас вдвое больше. Кроме того, Бичер не сможет заставить всех местных работников воевать с нами. Так что нам делать? Пойдем туда, возьмем его за шкирку и сами заставим сделать то, что нужно. Верно? — он уселся с довольным видом.

—  — Храни Господь меня от моих друзей, — пробормотал Макрей.

Несколько человек хотели говорить, Марлоу выбрал одного из них:

—  — Слово мистеру Гиббсу.

—  — Господин председатель… соседи… Мне редко доводилось

слышать более непродуманное и провокационное выступление.

Вы, мистер Марлоу, склонили нас к этой опрометчивой авантюре,

которую я никогда не одобрял…

—  — Вы же согласились! — крикнул кто-то.

—  — Тихо! — сказал Марлоу. — Переходите к делу, мистер Гиббс.

—  — … но предпочел подчиниться воле большинства, а не выступить против. Сейчас нервозность и спешка могут привести нас к прямому насилию. Но теперь, когда мы находимся здесь, рядом с резиденцией правительства, совершенно очевидно, что надо подать прошение и попытаться искупить вину.

—  — Если вы хотите этим сказать, что нужно попросить у Бичера транспорт до Копайса, мистер Гиббс, то я уже это сделал.

Гиббс слегка улыбнулся:

—  — Простите меня, мистер Марлоу, но личность просителя иногда влияет на результат принимаемого решения. Насколько я понимаю, среди нас находится мистер Хоу, директор этого колледжа и человек, пользующийся авторитетом у Генерального Представителя. Не будет ли разумно обратиться к нему за помощью в ведении переговоров с Представителем?

—  — Ему последнему из живущих на Марсе я позволю говорить от моего имени! — крикнул мистер Саттон.

—  — Соблюдай процедуру, Пэт, — сказал Марлоу. — Я тоже так считаю, но не буду возражать в случае, если это совпадет с желанием большинства. Но, — продолжал он, обращаясь к залу, — здесь ли еще Хоу? Я что-то его не вижу.

Келли поднялся с места:

—  — Он здесь, забился в свой кабинет. Я поговорил с ним через отдушину. Я пообещал, что здорово его вздую, — пусть выйдет оттуда и постоит за себя, как подобает мужчине.

—  — Ну это уж чересчур! — возмутился мистер Гиббс.

—  — У нас свои счеты — дело касается моего парня, — объяснил Келли.

Марлоу стукнул по столу.

—  — Я полагаю, мистер Келли откажется от этих претензий, если вы пожелаете, чтобы Хоу вел переговоры от вашего имени. Будет такое предложение?

Его сделал Гиббс, и в результате только он и Поттлы проголосовали «за». После голосования Джим сказал:

—  — Папа?

—  — Обращайся должным образом, сын. Что у тебя?

—  — Господин председатель, у меня идея. Я вот что думаю: если у нас нет лодок, может, мы сумеем добраться до Копайса тем же способом, каким Фрэнк и я вернулись в Чаракс — то есть с помощью марсиан? Если люди того захотят, — добавил он, — я думаю, мы с Фрэнком могли бы вернуться туда, найти Гекко и узнать, что можно сделать.

Некоторое время было тихо, затем послышалось бормотание: «О чем это он говорит?». Хотя почти все колонисты слышали рассказ двух мальчиков, было очевидно, что в него не поверили, либо просто не обратили на него внимания. Сообщение противоречило личному опыту, а большинство колонистов были привязаны к идее «здравого смысла» не меньше, чем их родственники на Земле.

Мистер Марлоу нахмурился:

—  — Мы не слышали о том, чтобы туземцы располагали подобными средствами коммуникации отсюда до Копайса…

—  — Ручаюсь, они у них есть!

—  — И мы не знаем, позволят ли они нам воспользоваться ими, даже если они здесь есть.

—  — Но, папа, Фрэнк и я…

—  — Процедурный вопрос, господин председатель! — это снова был Гиббс. — В соответствии с каким порядком вы позволяете выступать детям на совещании взрослых людей?

Мистер Марлоу смутился; слово взял доктор Макрей.

—  — Еще один процедурный вопрос, господин председатель. С каких пор этот тюфяк… — он показал на Гиббса.

—  — Доктор, держите себя в руках.

—  — Извините. Я хочу узнать, почему этот великолепный образец несгибаемого патриота и мужа, мистер Гиббс, пришел к заключению, что Фрэнк с Джимом и другие вооруженные люди их возраста не являются гражданами? Могу добавить, что я был взрослым мужчиной, когда достопочтенный Гиббс еще пускал слюни на свой передник.

—  — Я призываю вас к порядку!

—  — Простите. Я хочу сказать: в то время он даже не достиг нынешнего возраста мальчиков.

Мы живем в обществе первопоселенцев и любой юноша, достаточно взрослый для того, чтобы сражаться, — это мужчина и требует соответствующего к себе отношения. И любая девушка, способная готовить и ухаживать за детьми, — тоже взрослый человек. Понимаете вы это или нет. но наступает момент, когда вы должны будете бороться за свои права. Молодежь будет сражаться, и вам надлежит относиться к ней соответственно. Двадцать пять — может, хороший возраст для получения гражданских прав в отживающем свой век, одряхлевшем Земном обществе, но мы здесь не обязаны следовать обычаям, которые нам не подходят. Мистер Марлоу стукнул своим пистолетом:

—  — Я снимаю эту тему с обсуждения. Джим, потом подойди ко мне. У кого-нибудь есть предложения по проблемам текущего момента? Мы вступаем в переговоры или прибегаем к силе?

—  — Я одобряю, — сказал мистер Конски, — этот шаг, если возникнет необходимость, но она может и не возникнуть. Не согласитесь ли вы, мистер Марлоу, позвонить мистеру Бичеру еще раз? У нас достаточно сил — мы можем поступить так, как сочтем нужным. Не исключено, что это вразумит его. Вот моя мысль.

Эта идея получила одобрение. Мистер Марлоу выдвинул предложение, чтобы кто-нибудь другой вел переговоры от имени колонистов, но оно было отклонено. Он сошел с трибуны и направился к переговорной кабинке. Замок, поставленный Хоу, пришлось взломать.

Казалось, Бичер был доволен собой:

—  — Ах, ну да — мой добрый друг Марлоу. Ты позвонил, чтобы сдаться?

Марлоу спокойно изложил Бичеру цель своего звонка.

—  — Лодки в Копайс? — засмеялся Бичер. — Вечером скутеры заберут вас назад в Южную колонию. Все, кто к тому времени будет готов к отправке, избегут последствий своих необдуманных решений. Кроме тебя, конечно.

—  — Позвольте заметить, что мы численностью значительно превышаем любые силы, которые вы способны собрать здесь, в Малом Сертисе. Мы намерены действовать в соответствии с контрактом. Но если вы вынудите нас прибегнуть к силе, мы сделаем это.

Бичер ухмыльнулся во весь телеэкран:

—  — Угрозы не страшат меня, Марлоу. Сдавайтесь. Выходить по одному, без оружия, с поднятыми руками.

—  — Это ваше последнее слово?

—  — Только одна деталь. Вы держите мистера Хоу под арестом. Немедленно отпустите его, или я обвиню тебя в захвате заложников.

—  — Хоу? Он не заключенный; он может уйти в любое время. Бичер пояснил сказанное.

—  — Это личное дело Келли и Хоу, — ответил Марлоу. — Можете Позвонить Хоу в кабинет и сказать ему об этом.

—  — Ты должен обеспечить ему личную безопасность, — настаивал Бичер.

Марлоу покачал головой:

—  — Я не собираюсь вмешиваться в частную ссору. У себя в кабинете Хоу в безопасности, и мне не о чем волноваться. Бичер, я даю тебе еще один шанс мирно предоставить нам лодки. Бичер посмотрел на него и отсоединился.

—  — Может быть, вам следовало бы скормить меня волкам шеф, — сказал Келли.

Марлоу почесал подбородок.

—  — Не думаю. Я не должен держать заложника — но в этом здании безопаснее, когда Хоу здесь. Насколько мне известно, в Сертисе нет бомб или другого мощного оружия — но хотел бы я знать, что вселяет в Бичера такую уверенность?

—  — Он блефует.

—  — Возможно, — Марлоу вернулся и сообщил результаты переговоров всем колонистам. Миссис Поттл встала:

—  — Что ж, мы немедленно принимаем великодушное предложение мистера Бичера! Вы только подумайте, — держать в заключении мистера Хоу! Я очень надеюсь, что вы понесете должное наказание, и этот грубиян мистер Келли — тоже. Пошли, дорогой! — вновь царственной походкой она направилась к выходу, а мистер Поттл засеменил следом.

—  — Есть еще желающие сдаться? — спросил Марлоу. Гиббс неуверенно огляделся и пошел за ними. В полной тишине они покинули зал. Затем Толанд сказал:

—  — Предлагаю приготовиться к действиям.

—  — Поддерживаю!

—  — Поддерживаю предложение!

Начинать дебаты никто не хотел; предложение было тут же принято. Марлоу избрали капитаном с полномочиями назначить офицеров.

Вдруг, с бледным лицом и дрожащими руками, спотыкаясь, вошел Гиббс.

—  — Они мертвы! Они мертвы! — кричал он. Восстановить порядок Марлоу не удалось. Тогда он протиснулся сквозь окружившую Гиббса толпу и спросил:

—  — Что случилось? Кто мертв?

—  — Поттлы. Меня тоже чуть не убили.

Он достаточно успокоился, чтобы рассказать о случившемся. Все трое надели маски и вышли за дверь. Миссис Поттл не стала озираться и сразу шагнула на улицу, ее муж шел сзади. Их сожгли, как только они миновали арку. Их тела лежат на улице перед колледжем.

—  — Это ваша вина, — взвизгнул Гиббс, глядя на Марлоу, — вы втравили нас в это дело.

—  — Секунду, — сказал Марлоу. — Они сделали все, что требовал Бичер? По одному, подняв руки и так далее? У Поттла не было оружия?

Гиббс покачал головой и отвернулся.

—  — Не в том дело, — горько сказал Макрей. — Пока мы вели дебаты, Бичер загнал нас в угол.


IX. ПОЛИТИКА | Красная планета | XI. ОСАЖДЕННЫЕ