home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2 ПРЯМОЙ ЭФИР НА ПЕ TV

Когда Седрик пришел в себя, спасательная капсула была уже совсем низко над землей. Он потряс головой, чтобы она прояснилась, и медленно выпрямился, насколько это позволяла теснота капсулы. Потерев поврежденный подбородок, он бросил угрожающий взгляд на Мэйлора.

– Ты не оставил мне выбора, – начал защищаться Мэйлор, прежде чем Седрик приготовился обрушить на него канонаду ругательств. – И поделом тебе. Я ведь не забыл, что совсем недавно ты обошелся со мной подобным же образом. И вовсе не для того, чтобы спасти мне жизнь.

– Спасти жизнь, – передразнил Седрик с горечью. – Ты отнял у меня не что иное, как самое большое сокровище, каким я когда-либо владел.

– Радуйся еще, что он это сделал, – резко оборвала его Шерил. – «Фимбул» взорвался, едва капсула катапультировалась. Ты бы ни за что не успел в оба конца.

– Даже в один, – добавил Набтаал с саркастической улыбкой.

Седрик с большим удовольствием дал бы им всем хорошую взбучку. Для него было мучительным сознание их правоты. Если бы он хоть не понимал, что они правы, у него была бы причина возмущаться. Атак ему не оставалось ничего другого, как сердиться на себя за невнимательность. Как говорил Дейли Лама, один из его преподавателей в военной академии, «две вещи бесконечны: Вселенная и человеческая глупость».

– Только не думайте, что я вас за это еще и благодарить буду, – прошипел он.

– Почему бы и нет, – сказал Мэйлор, – Услышать что-то приятное из твоих уст не так уж и плохо. Для разнообразия.

Седрик отвернулся и посмотрел в иллюминатор. Капсула быстро снижалась, но, благодаря тормозным двигателям, не быстрее парашюта. Они находились на высоте не более ста метров над равниной, поросшей лесом, похожим на реликтовый и простирающимся до самого горизонта._ Но что-то не видно было мегаполисов этой планеты.

– Где мы? – спросил он.

– Над необитаемым южным полушарием Санкт-Петербурга II, – ответил Мэйлор.

– Да, верно, – вспомнил Седрик. – Все мегаполисы без исключения, занимающие сотни квадратных километров, находятся в северном полушарии, в то время как южная часть планеты практически необитаемая. Он раньше не думал, почему так получилось. А зачем, собственно? Отпуск он получил всего на пару дней, и интересовали его, как, впрочем, и его приятелей, в первую очередь бесчисленные бары, с которыми он постарался познакомиться довольно близко.

– А где же другие? – спросил он.

– Где-то там, внизу, – дал Мэйлор исчерпывающую информацию. – Автоматическое управление позаботится о том, чтобы обе капсулы приземлились на не слишком большом расстоянии друг от друга.

Седрик смотрел вниз, но вторую капсулу не увидел. Она или была далеко от них, или же исчезла под зеленым пологом леса.

– Что значит – на не слишком большом расстоянии друг от друга? —спросила Шерил тоном, не предвещающим ничего хорошего.

– Два-три километра, не больше, – пожал плечами Мэйлор. – Ну, может быть, четыре.

– Четыре? – Шерил вытаращила глаза. – Прошагать четыре километра по этому лесу? Благодарю покорно. Это действительно та самая ювелирная работа, которой так славятся сардайкины?

– Во-первых, в спасательных капсулах есть пеленгаторы, во-вторых, обе капсулы приземлились бы точно рядом друг с другом, если бы мы стартовали вместе с остальными, а не задерживались из-за пустой болтовни.

«Короче говоря, – подумал Седрик, – виноват во всем опять я». – Он подавил вздох. У него было отчетливое чувство, что сегодня явно не его день.

– Надеюсь, когда ты в следующий раз захочешь свести счеты с жизнью, то постараешься сделать это не в нашем присутствии, – заявила Седрику Шерил. И вдруг чудесные безмолвные часы, проведенные ими на Луне Хадриана, показались ему бесконечно далекими.

– Но, Шерил, – неожиданно вмешался Набтаал, хотя его никто не просил об этом, – ты несправедлива к Седрику. Без него нам бы вообще не удалось добраться сюда. Как же ты можешь так грубо...

Седрик застонал. Набтаал в качестве заступника – только этого ему не хватало!

– Знаешь, что ты можешь для меня сделать? – прервал он партизана.

Набтаал озадаченно замолчал.

– Догадываюсь, – пробормотал он.

– Внимание! – скомандовал Мэйлор. – Всем держаться за опору!

Последнего слова уже никто не услышал: оно потонуло в скрежете и грохоте. Капсула пробила зеленую крышу леса и грохнулась на землю с высоты пятьдесят метров...

Всех растолкал Мэйлор. Седрик медленно выполз наружу. Было жарко, почти душно, но вполне возможно дышать. Воздух был напоен легким ароматом, напоминающим запах меда. Темно-коричневые стволы лесных великанов обхватом в несколько метров вонзались в небо, как гигантские винтовые лестницы. Все было окутано странным, зыбким полумраком. Красноватое солнце Санкт-Петербурга II лишь местами проникало сквозь густую зеленую крышу леса, и его свет тянулся нежными длинными пальцами лучей к земле. Здесь, внизу, растительность была скудна. Растительный мир леса в основном ограничивался великолепными красавцами-деревьями.

Седрик обратил внимание на почти полную тишину. Лишь иногда слышался легкий шелест или дальний треск, но причиной этих звуков вполне мог быть легкий ветер, играющий кронами деревьев Сначала он подумал, что падение их капсулы могло распугать все лесное зверье Но и спустя некоторое время ничто не нарушало тишины Или животные этой планеты необычайно пугливы, или же их просто нет. Ни щебетанья, ни трелей, ни рева – никаких других звуков, издаваемых птицами или зверьем. Тишина. Даже насекомые не кружились над пришельцами.

– Кто знает, – Шерил невольно понизила голос до шепота, – есть ли здесь опасные звери?

Седрик пожал плечами. Во время его первого визита на планету у него были дела поинтересней, чем изучать особенности местной фауны.

– Кажется, здесь вообще нет животных, – предположил он – Но если бы даже и… – он ощупал свое лазерное ружье. Это было единственное оружие на всю компанию То, что Мэйлор оставил его у Седрика, доказывало, что он все еще доверяет ему. – У меня есть еще кое-что, чем мы можем убедить любую скотину, что ей лучше полакомиться кем-то другим.

– Надеюсь.

– Я слышал, – подал голос Набтаал, – что здесь есть крылатые змеи, драконы, хорошо приспособившиеся к окружающей среде Говорят, они так быстро летают, что их можно заметить, лишь когда это уже слишком поздно.

– В самом деле? – с сомнением покачал головой Седрик.

– Да, действительно – подтвердил Набтаал, подкрепив свою убежденность соответствующим жестом. Движение отдаленно напоминало первые попытки цыпленка взлететь.

– И где ты только такого наслушался? – Шерил попыталась принять независимый вид, но се глаза беспокойно ощупывали лес, как будто каждую секунду могло появиться такое чудовище и наброситься на нее.

– Теперь уже точно не помню. На каком-нибудь телеканале, наверное. Но, пожалуйста, не спрашивайте меня, на какой планете это было. С тех пор прошло много лет.

Седрик покачал головой. Кто мог знать, что этот Набтаал когда-то наслушался такой ерунды!

– Но здесь нет никаких животных, а драконам ведь надо чем-то питаться, – резонно заметил он.

– А откуда ты знаешь, что их нет? Только потому, что мы их не видим? – возразил Набтаал. – Может быть, они прячутся. Почему? Да потому, что здесь действительно есть драконы, а бедные животные не хотят быть съеденными.

Седрик досадливо взмахнул рукой.

– А если мы все будем хорошо вести себя, добрый дядя расскажет нам завтра еще одну сказку.

Да почему он вообще слушает этого болтуна? А впрочем... Седрик поймал себя на том, что и он нервно оглядывается по сторонам. Он издал негодующий звук и направился к капсуле, из которой только что выбрался Мэйлор.

– Что ты там делал так долго? – спросил он

– Выяснял, в каком направлении приземлилась другая капсула.

Седрик вспомнил, что в капсуле есть пеленгатор. Ему бы полагалось знать это по роду своего образования. Но все его воспоминания настолько потускнели, пока он работал в рудниках, что иногда у него появлялось чувство, что ничего этого и не было в его жизни, что это лишь красивая мечта о прошлом, которая подпитывала его, когда он был близок к отчаянию.

Но теперь, после удачного побега из этого ада, воспоминания понемногу, шаг за шагом, возвращались, а с ними и знания, полученные им в академии.

– И где же они?

– Примерно там, – Мэйлор показал направление рукой. – Если, верить силе сигналов пеленгаторной установки, их капсула где-то в километре от нас. Так что это не так уж плохо.

– Что будем делать?

– У нас два варианта: или ждать, пока они нас найдут, или отправляться самим на поиски. Но что бы мы ни решили, мы не застрахованы от того, что остальные не будут делать то же самое и что мы не будем вечно ждать или искать друг друга.

– Но почему в капсулах нет рации? – спросил Набтаал. – Тогда бы и проблемы не было.

– При первом удобном случае ты можешь подать соответствующую заявку командованию флота, – предложил Мэйлор, даже не повернувшись к партизану. – Что ты думаешь, Седрик? Ты ведь лучше знаешь остальных.

– Давайте подождем, – решил Седрик, – Кара-Сек и Омо преданы мне. Во всяком случае, они попытаются найти нас.

– А если нет? – спросила Шерил. Седрик пожал плечами. Ну и что, если он потеряет двоих йойодинов? Правда, в этом случае он лишится двоих соратников, беспрекословно подчиняющихся ему. Но он никогда и не думал о том, что эти отношения будут длиться вечно. Кара-Сек и Омо принадлежат к другой фракции, с совершенно другой культурой и менталитетом, которые Седрик не сможет принять. Собственно, обе группировки враждуют друг с другом. Что же касается Дункана, то Седрик не ощущает потребности и дальше быть нянькой кибертека, стоящего на пороге слабоумия, если не безумия.

Шерил, по-видимому, поняла, что он хотел сказать.

– Хорошо, – согласилась она, и это прозвучало как понимание его позиции. – Они придут или не придут. Ну а потом, потом что мы будем делать? Как мы выберемся отсюда? И насколько далеко отсюда, ближайший мегаполис?

– У меня не было времени для точного определения нашего местонахождения! – пожал плечами Мэйлор, – Но примерно я могу сказать: около двух тысяч километров.

– А эту штуковину нельзя запустить снова? – Набтаал показал на капсулу.

Мэйлор покачал головой.

– Никаких шансов. Но все же не стоит слишком волноваться. Орбитальный контроль, конечно же, зарегистрировал наше приземление, это доказывает запрос по рации. Наверняка они засекли и место нашего приземления. Я полагаю, рано или поздно кто-нибудь здесь обязательно появится. Эта мысль не привела Седрика в восторг.

– Конечно, вопрос лишь в том, кто, – мрачно заметил он. – Вряд ли останется незамеченным, что «Фимбул» – военный корабль сардайкинов, которому здесь нечего делать. Особенно интересно это будет нашим людям. А если они появятся здесь... – он взглянул на Шерил и Набтаала, по-прежнему одетых, как и он сам, в изорванную одежду заключенных с Луны Хадриана. – В этой одежке нас вряд ли примут за коммивояжеров.

– Ты не поверишь, но я уже обратил внимание на то, что вы одеты не совсем для парадного приема! – как ни странно, Мэйлор смеялся и был в хорошем настроении. – Но ты забыл, Седрик, где мы находимся. Это Санкт-Петербург II. Пока весть о нас дойдет до посольства Сардэя, пройдет время. И ребята там не обязательно будут знать, что мы с тобой представляем. Пока кто-нибудь из опереточных офицеров соизволит пожаловать сюда, духу нашего здесь уже не будет. Поверь мне, первыми здесь появятся люди из коммерческой службы спасения и оказания помощи, так как они будут надеяться хорошо заработать на нас. Наш флот хорошо умеет считать и, чтобы не ставить под удар отношения с местными торговыми кланами, предпочтет оставить все как есть.

Седрик перевел дух. Все это звучало вполне логично, но чувство неуверенности все-таки осталось. В конце концов, на Мэйлоре был мундир командира корабля. И если люди Сардэя все-таки появятся, у него единственного будет возможность отговориться и исчезнуть. Со времени инцидентов на Луне Хадриана и в форте «Гадес» он тоже был отвержен и гоним. Правда, ему не и чем упрекнуть себя (разве только в том, что в решающий момент он недостаточно быстро открыл огонь по «Марвину», но, как Седрик уже имел возможность почувствовать на собственной шкуре, начальство вряд ли обратит на это вин мание Мэйлор изменил, и только это было важно, а частично фальсифицированный обвинительный материал, переданный Крофтом в космический флот, мог вполне послужить основанием для приговора.

– Будем надеяться что ты прав сказал он – Ведь все мы в одной лодке.

– Верно, – заметил Мэйлор из-за тебя я к сижу в ней.

По его лицу промелькнула тень, будто последствия их удавшегося побега стали ясны ему лишь сейчас. Последствия, превратившие все, чего он достиг и что до сих пор составляло его жизнь в ничто. Он прогнал эти мысли Нет, он не сдастся без сопротивления, хотя Дейли Лама, один из его наставников, сказал однажды: «Как ни жаль, все общая судьба не может считаться с судьбами от дельных индивидуумов». Но впереди еще была возможность найти организаторов нападения и отмыться таким образом от обвинений.

Мэйлор повернулся и пошел к капсуле.

– Посмотрю, как себя чувствуют наши НЗ – объяснил он, влезая внутрь. – Я не прочь бы по перекусить.

– Неплохая мысль. – При одном лишь упоминании о еде в животе Седрика забурчало. Он последовал за Мэйлором в капсулу, не переставая ощупывать лес взглядом. И сейчас ему все еще было жутковато.

Мысль о том, что с наступлением темноты скорее всего придется остаться здесь, не улучшала его настроения. Тишина удручала и пугала его – его, бывшего элитного терминатора, принимавшего участие в военных действиях на добром десятке планет, где все было враждебно человеку, где был кромешный ад! Но тогда все было по-другому. На нем было боевое оснащение, надежно защищавшее его с головы до ног, он был до зубов вооружен и окружен легионом своих товарищей в такой же экипировке.

Сейчас и здесь единственное, чем они могли в случае необходимости отражать нападение, был простенький бластер, не производящий никакого впечатления.

То, что Мэйлор достал из маленького отсека, тоже не могло произвести особенного впечатления. В НЗ входил хлеб из водорослей и немного натурального мяса. Судя по всему, чиновник, который составлял этот рацион, руководствовался принципом: тот, кто спасается в этой капсуле, или что-то неправильно сделал, или же трус, и уже поэтому нечего его баловать всякими вкусными вещами. Но как бы то не было, желудок удалось наполнить, а после двух лет на бираниевых рудниках такое ощущение было верхом блаженства.

Через полчаса они вскочили, услышав треск и шуршание.

Седрик предусмотрительно положил руку на бластер, но узнал в приближающихся фигурах Кара-Сека и Омо. Немного позади нетвердой походкой шел, казалось, без всякой видимой цели, Дункан, напоминая порхающую бабочку. Как это ни странно, но кибертеку как-то удавалось все последние дни не отставать от них. Седрик спросил себя: «Что же с ним будет дальше?»

Вдруг он увидел, что Омо несет под мышкой его серебристый чемоданчик с биранием! Так он не забыл взять его с собой!

На Седрика накатила волна облегчения. Если бы «хумш» не был так безнадежно безобразен, Седрик бросился бы ему на шею и расцеловал.

– Браво! – воскликнула Шерил, увидевшая чемоданчик. – Так ты из-за этого чуть не погубил нас? Из-за такого пустяка?

Седрик проглотил ядовитое замечание, которой вертелось у него на языке, проверив вместо этого, на месте ли бираний.

Да, его прекрасный удлиненный самородок был на месте. Он испускал нежное зеленоватое сияние, которое усиливалось из-за полумрака, царившего в лесу, и выглядел вполне мирно, даже уютно, но никого из присутствующих это не могло ввести в заблуждение. Этот камень – казалось, совершенно безжизненный – во мгновение ока мог превратиться в монстра, который убивал ближайшую к нему неосторожную жертву острыми как бритва зубами или колючими шипами. Любой осколок бирания, превысивший определенную критическую массу, способен время от времени на такие неожиданные реакции. Эта опасность постоянно таилась в глубинах бираниевых рудников, но постепенно у любого заключенного появлялось чутье, позволявшее ему уберечься от внезапных смертоносных выбросов энергии камня. Этот самородок будет вести себя вполне, мирно еще несколько недель, возможно, месяцев. Прошло не более половины суток с тех пор, как его последняя спонтанная реакция убила Крофта и спасла им всем жизнь.

И удивительно ли было, что Седрик испытывал к камню почти нежное чувство?

Тем более нежное, чем больше он думал о его невероятной ценности. Космический корабль! Его корабль!

Внезапно и коварно, как удар из-за утла, его ошеломила пугающая мысль: «Что, если и другие уже давно положили глаз на этот чемодан?» Ведь искушения большего, чем его содержимое, никто из них, пожалуй, не знал в своей жизни, Искушение было столь велико, что противостоять ему было весьма и весьма трудно.

Что, если кто-то из них при нервом удобном случае вонзит ему в спину нож или придушит его во сне? А почему, собственно, он всегда думал, что никто из них не способен на это? Что из того, что они раньше не помышляли об этом? Теперь, когда они добрались до Санкт-Петербурга И, их пути неминуемо разойдутся, и почему бы им не запастись энной суммой на необходимые расходы?

Теперь Седрик повнимательней присмотрится к ним. К каждому из них. А кто из них нападет на него первым? Йойодины? Возможно. Правда, они связаны с ним клятвой верности, но кто знает, как долго эта клятва будет для них что-то значить? Не исключено, что какое-нибудь правило их кодекса чести, совершенно непонятного непосвященным, предписывает им снова считать их всех своими врагами, а его – в первую очередь. А как обстоит дело с Мэйлором? Однажды уже Седрик ошибся, считая, что может доверять ему.

– Если бы ты сейчас видел выражение своего лица, – критически заметил Мэйлор, – то сам бы испугался.

Седрик вздрогнул. Его бывший друг, с которым он долгие годы провел в военной академии, за последние два года, очевидно, не разучился читать его мысли. Нужно лучше владеть собой, чтобы лицо не выдавало его мыслей и чувств.

– Верно, Седрик, – промямлил Набтаал. Ну разве мог он не внести свою лепту! – Ты выглядишь так, будто боишься, что кто-то из нас стянет твой че...

– Набтаал! – заорал Седрик.

Ну ладно, Мэйлор понял, что с ним происходит. Это еще куда ни шло. Но чтобы еще и этот партизан читал его мысли, как открытую книгу, – нет уж, дудки!

– Да, да, – сказал партизан, – понимаю. Я должен заткнуться. Ничего лучшего, чем «Набтаал, успокойся!» или «Набтаал, заткнись!», вам не приходит в голову. Ну и ладно, – он скрестил руки на хилой груди и оскорблено отвернулся:

– Я молчу. Я нем как могила. Ни слова больше не услышите от меня. Ни одного, – он направился к капсуле, и его ворчание стало тише – Не заговорю, если даже и просить меня будете. Я ведь вам не какой-нибудь...

Седрик покачал головой. Он был достаточно честен по отношению к себе, чтобы признать, что. недостаточно контролировал свои эмоции. Во всяком случае, свои мысли. Как это называлось в древние времена, когда все человечество обитало лишь на одной планете? Золотая лихорадка! Точно, именно так это и называлось.

Он рывком закрыл чемодан и снова вручил его Омо. В его руках он находился в наибольшей безопасности. По крайней мере, пока.

– Одно ясно, – сказала Шерил, бросив взгляд на великана, – что касается чемодана, последнее слово еще не сказано.

«Вот вам, пожалуйста! – подумал Седрик. – Вот и первые притязания на владение биранием появились. Но Шерил, по крайней мере, хоть была честна, открыто заявив о них. Или просто она была достаточно умна и сделала так, чтобы я подумал, будто она играет в открытую, а она улучит удобный момент, ч...» – Седрик отогнал эту мысль, пока она не наделала беды.

– Что с тобой? – спросила Шерил. – Почему ты не отвечаешь?

– Потому что... – он прервал себя на полуслове и насторожился. Нахмурившись, он принялся оглядываться по сторонам.

– Что случилось? – удивленно спросила Шерил.

– Тихо! – прошипел Седрик.

Она удивленно посмотрела на него, на лес, опять на него.

– Но что..

Решительным жестом он приказал ей наконец замолчать и вытащил из-за пояса бластер. Он медленно поворачивался вокруг своей оси, напряженно вглядываясь в чащу, не зная пока, что он там увидит. Седрик не сомневался, что слышал хруст и треск. Совсем поблизости.

– Там кто-то есть, – прошептал он, подняв голову к вершинам деревьев. – Я думаю, звук шел оттуда.

Мэйлор тоже понизил голос до шепота и напрягся, что говорило о том, что он все еще доверяет звериному чутью Седрика.

– Но я ничего не ви...

Вдруг что-то снова затрещало. И это невозможно было не услышать. Звук, несомненно, шел из зеленой крыши над их головами. Казалось, кто-то силой пытается пробиться сквозь густую зелень. Все непроизвольно придвинулись к Седрику, единственному, у кого было оружие. Наверное, каждый из них в этот момент вспомнил о драконах Набтаала.

– Посмотрите! – воскликнула Шерил, указав вверх. – Там что-то есть. Какой-то металл.

Она была права. Седрик сразу понял это. Это была не крылатая змея, низринувшаяся на них, а шарообразное тело серебристого цвета, около полуметра в диаметре, Оно медленно спускалось. На его поверхности мигало несколько маленьких лампочек – как показалось Седрику, в зловещем ритме. У него руки чесались нажать на спуск, потому что он не знал, что приближалось к ним, и не любил плохих сюрпризов. Но он сдержался. Что-то не похоже это было на службу спасения и помощи.

– Проклятье, – прорычал он. – Что это?

– Похоже на зонд слежения, – предположил Мэйлор.

– Это бы я и сам мог сказать, – ответил Седрик, не спуская глаз с шара.

Он приближался – все ближе, ближе. Седрику казалось, что шар избрал своей мишенью именно его. Но эта штука слишком велика, чтобы быть только зондом слежения.

Любому было ясно, о чем он думал. Некоторые зонды слежения программировались как автоматы-убийцы. Или же в таком зонде могла находиться гигантская бомба. Но кому они были нужны здесь, на Санкт-Петербурге II?

Где-то в полуметре от головы Седрика шар завис, и в его верхней части сардайкин увидел линзу электронной камеры. В следующее мгновение отъехала маленькая круглая задвижка, и не успел Седрик глазом моргнуть, как перед его носом оказалась камера, Седрик рывком нацелил на нее опущенное было оружие, но его реакция была бы слишком запоздалой, будь у зонда дурные намерения. Вместо этого он сунул Седрику поднос нечто, отдаленно напоминающее старинный микрофон.

– Добро пожаловать на нашу планету! – оглушительно загремел оптимистичный голос из громкоговорителей зонда. – Вы участники прямого эфира из студии ПЕ TV, станции номер 1 на Санкт-Петербурге !!! Развлекательная программа, музыка, информация круглые сутки. Мы уже проинформировали наших зрителей о падении вашего корабля, и даже смогли показать им, как его пылающие обломки рухнули на полностью, автоматизированную ферму водорослей в Южном море – благодаря установленным там камерам слежения, это был прямой показ. Мы рады тому, что смогли найти вас, оставшихся в живых, и надеемся на вашу готовность поделиться с нами своими впечатлениями.

Седрик разинул рот. У него было такое чувство, как будто его сбила лошадь! Нет, будто по нему прошелся целый табун лошадей!

– Ну давайте же! Нашим зрителям будет особенно интересно услышать о падении корабля, увиденном вашими глазами.

Седрик закатил глаза, потом посмотрел на Мэйлора, но тот лишь беспомощно пожал плечами.

– Мы, конечно же, хорошо понимаем, что вы все еще находитесь под впечатлением катастрофы. Но, пожалуйста, подумайте о том, что нашим зрителям было бы очень интересно услышать все из уст живого свидетеля этих событий. Итак, не могли бы вы нам рассказать о них?

Седрик всерьез подумывал о том, а не сбить ли ему этот зонд. Но аппарат, а точнее тот, кто направлял его из далекой студии, казалось, понял, о чем думает Седрик.

– Спасибо, спасибо. Чуть позже мы еще вернемся к вам. А сейчас, дорогие зрители, посмотрим, не найдем ли мы более общительного собеседника. Ага, да вот он, – шар подплыл к Мэйлору и сунул подобие микрофона ему под нос. – Судя по вашему мундиру, именно вы, скорее всего, сможете компетентно рассказать нам об обстоятельствах дела. Сотрудники службы орбитального контроля, пожелавшие остаться неназванными, проинформировали нас о том, что речь -идет о военном корабле, который вошел в атмосферу нашей планеты непосредственно из гиперпространства. Можете ли вы подтвердить эти данные, и если да, то скажите, предпринят ли ваш полет с целью испытания нового сверхсветового двигателя?

Мэйлор глядел на микрофон, как на осиное гнездо. Седрик не мог скрыть злорадства. Все правильно: это ведь был корабль Мэйлора – вот пусть и разбирается с шаром сам.

– Комментариев не будет, – выдавил из себя Мэйлор. Ему явно не пришло в голову ничего более умного.

– Итак, секретная военная акция! – это была констатация. – Нас, конечно, интересует, согласована ли эта акция с ведущими торговыми кланами нашей планеты. Или спросим по-другому: вы не опасаетесь политических последствий явного нарушения воздушного пространства планеты?

– В настоящее время нарушается лишь одно воздушное пространство, – рассердился Мэйлор, – мое!

Он сделал движение рукой, чтобы отодвинуть камеру, но та молниеносно увернулась, и не успел Мэйлор глазом моргнуть, как она снова оказалась перед его носом.

– Другие голоса из службы орбитального контроля утверждают, конечно же, неофициально, что ваш корабль еще до столкновения с нашей атмосферой уже имел значительные повреждения. Они возникли в ходе боевых действий, в которые вы оказались вовлеченными?

– Исчезни! Оставь меня в покос! От меня ты не услышишь ни слова! – Мэйлор бросил на Седрика взгляд, который должен был означать: «Ну что ты возишься? До сих пор не сбил эту фиговину!»

– Скажите, что здесь происходит? – удивленно воскликнул Набтаал, который как раз вернулся. – Что это за...

– Дорогие зрители, я вижу еще одного члена группы, потерпевшей кораблекрушение, которого до сих пор еще не было в нашем поле зрения, – зонд отстал от Мэйлора и с удвоенной энергией набросился на Набтаала. Партизан испуганно отпрянул, когда перед его носом внезапно появился микрофон. – Не могли бы вы рассказать о событиях, связанных с падением вашего корабля?

– Что? Как? – Набтаал был совершенно сбит с толку.

– Вы участник прямого эфира из студии ПЕ TV, станции номер 1 на Санкт-Петербурге... Развлекательная программа, музыка, информация круглые сутки, – это звучало как заученный, заезженный текст. – Разрешите узнать, в каком качестве вы находились на борту корабля?

До Набтаала наконец дошло, что все это значит. Он гордо приосанился, попытался разгладить свой костюм, что имело не так уж много смысла – такой он был грязный и рваный.

– Я партизан, – сказал он, гордо выпятив грудь в сознании того, что сейчас его изображением любуются на бесчисленных теле– и голоэкранах. – И я хотел бы использовать эту возможность для того, чтобы заявить о вопиющих и невыносимых условиях на планете штрафников Звездной Империи Сардэя. Там постоянно нарушаются многие положения конвенции о нравах человека, там...

– Партизан? – балаганный энтузиазм ведущего как ветром сдуло

Набтаал был сбит с толку и остановился.

– Конечно, партизан, – подтвердил он. – На чем это я остановился? – секунду он размышлял.

– Ах да! Как я уже сказал, я рад предоставленной мне возможности при таком стечении народа привлечь к насущным вопросам...

– Э-э-э, большое спасибо, – прозвучало из громкоговорителя, – это было очень поучительно.

Мы уверены, что наши зрители поняли, что вы имели в виду.

Шар оставил озадаченного Набтаала в покое. Седрик хотел рассмеяться, если бы ему вдруг не стало ясно, как мало в их ситуации забавного Напротив, зонд слежения невероятно усложнил их положение, и теперь они находились в смертельной опасности. Ведь беглецы прибыли на планету, чтобы незаметно влиться в ее жизнь, что теперь из-за этой фиговины становилось проблематичным. За время передачи их лица стали известны всей планете. Пусть даже пройдет несколько дней, прежде чем командование флота вышлет в свое здешнее представительство предписание об их розыске и аресте, вся эта история с зондом значительно облегчит их поиски...

Седрик тихо выругался. Будто для объявления розыска недостаточно уже одного факта их прилета сюда на крейсере сардайкинского флота и того, что все они, за исключением Мэйлора, были в одежде заключенных!

Почти с облегчением он увидел, что зонд пролетел мимо йойодинов, как явно недостойных интервью. Их новой жертвой стал Дункан. Ну и ладно. Вряд ли им удастся выудить из полоумного кибертека хоть одно разумное слово.

– Не могли бы вы сказать нашим зрителям несколько слов о том, откуда вы прилетели? – прозвучало из динамиков.

Седрик придвинулся к Мэйлору.

– Ну уж теперь-то мы избавимся наконец от этой треклятой фиговины, – прошептал он своему бывшему другу. – Эта передача задаст нам жизни.

Мэйлор понял, что Седрик имел в виду.

– С у...удовольствием, – заговорил Дункан. – Мы заключенные, бежавшие с Луны Хадриана, одного из крупнейших бираниевых рудников Звездной Империи Сардэя. Только таким образом нам удалось спастись от подлого нападения, стоившего жизни команде охранников и всем остальным заключенным.

Кто бы ни вел передачу в студии, ему понадобилось некоторое время, чтобы переварить новость.

А Седрику для этого понадобилось еще больше времени. «Постойте, – билось в его черепе, – как же это возможно, что Дункан, который в последнее время двух слов не мог связать, вдруг заговорил – и совершенно нормально? Но что он говорит!..

– Это чрезвычайно интересно. А у вас есть какие-то предположения, кто бы мог стоять за этим нападением?

– Ну конечно же! – с готовностью откликнулся Дункан. – У нас есть вполне обоснованное подозрение, что организаторы нападения, скорее всего, – высокие чины космического флота Сардэя.

От ужаса у Седрика поползли мурашки но спине. Кибертек приговорил их всех! С таким же успехом можно было пустить по улицам мегаполисов автомобили с громкоговорителями, чтобы ознакомить публику с этой историей.

– Это действительно сенсационные новости. Не могли бы вы более подробно рассказать нам и нашим зрителям о тех, кто стоит за нападением?

– Больше мы и сами ничего не знаем, но мы прибыли сюда, чтобы найти их и позаботиться о том, чтобы они предстали перед командованием флота.

– Итак, вы считаете, что организаторы нападения здесь, на Санкт-Петер…

Голос в динамике превратился и резкий визг и скрежет, когда лазерный луч, выпущенный из оружия Седрика, попал в зонд. Летящий шар запылал, внутри что-то взорвалось, затем он перешел в штопор. Двигаясь неверными рывками, как пьяная пчела, он исчез между мощными винтовыми деревьями и превратился в яркую вспышку.

Седрик опустил оружие и с мрачным видом поспешил к кибертеку.

– Дункан, что взбрело тебе в голову, черт возьми, что это ты раскричался на весь свет о наших делах?

Кибертек посмотрел на него большими чистыми глазами.

– Н-н-на... лах... – просветил он Седрика относительно мотивов своих действий.

Такой ответ никак не мог удовлетворить Седрика. Если Дункан рассчитывает и дальше надувать их всех, разыгрывая из себя безмозглого идиота, то он глубоко ошибается!

Седрик собирался схватить его за воротник и трясти до тех пор, пока разум Дункана не вернется в его голову, как вдруг голос за спиной заставил его похолодеть от ужаса.

– Дорогие-зрители, только что вы были свидетелями того, как ретрансляционный зонд был уничтожен пришельцами. К счастью, мы предусмотрели подобный эксцесс и приняли меры предосторожности. Наш второй...

Седрик молниеносно повернулся и выстрелил с бедра. Но автоматика была готова к этому, и зонд немедленно сманеврировал, уклонившись от раскаленного луча, энергия которого ударила куда-то в верхушки деревьев, в результате чего возник еще один, просвет.

Второй выстрел тоже не попал в цель, но убедил зонд в том, что ему лучше убраться подобру-поздорову. Зигзагами, чтобы Седрик не попал в него, шар помчался прочь и забрал с собой голос, звучащий из динамиков:

– На этом, дорогие зрители, мы заканчиваем наш прямой эфир по причине особых обстоятельств. После краткой рекламной паузы вы увидите уже объявленную серию нашего шоу «Уйди от буэрпа» с пломбоянским шоумастером.

На поляне наступила тишина.

– Проклятье! – произнес Седрик, В этот момент ему действительно ничего больше не пришло в голову.

– Проклятье! – повторил Дункан с такой блаженной физиономией, будто его похвалили и он радуется этому.

Седрик резко обернулся, но не успел взяться за него как следует, потому что появился еще один зонд. Но на этот раз, к счастью, не ретранслятор.

– Служба спасения и оказания помощи «Счастливой аварии» рада возможности предложить вам свои услуги, – разнеслось по лесу. – Вы можете положиться на наш более чем двухсотлетний опыт оказания помощи в подобных случаях. Мы обслужим вас быстро, корректно и абсолютно надежно. Мы были бы рады получить от вас заказ на хранение ваших спасательных капсул. С этой целью нужно лишь ввести код вашего корабля в предусмотренный для этого приемник нашего зонда...

– У нас, спасательной службы «Катастрофа – за наш счет», – вмешались внезапно динамики еще одного зонда поменьше, незаметно появившегося откуда-то из-за дерева, – В случае первой аварии на планете свободной торговли Вы можете получить на этой неделе услуги по специальному льготному тарифу для Военных служб...

– Выбирая нас, вы выбираете зарегистрированного партнера космического флота Сардэя, заключившего с ним договор о помощи потерпевшим аварии в зонах свободной торговли, – попытался вытеснить эти аргументы внезапно появившийся третий зонд. – Наш спецсервис включает в себя также покрытие ущерба, нанесенного ферме водорослей в Южном море вследствие ее полного разрушения.

Седрик Сайпер в отчаянии оглянулся. Все больше зондов шаров и рекламных щитов появлялось и кружилось над ними, как стервятники, почуявшие добычу. Некоторые из них были посредниками фирм, предлагающих товары и услуги, и без конца крутили рекламные ролики своих работодателей. Представлены были не только службы спасения и оказания помощи.

– В отеле Interplanetarial и Вашим услугам прекрасный сервис, счета оплачиваются флотом. Вы найдете здесь также...

– ... мы предлагаем законченную концепцию продажи по сниженной цене падения вашего корабля, а также координации сроков дачи интервью и охраны в дальнейшем ваших имущественных прав, касающихся вашего...

– ... самый крутой ночной клуб Санкт-Петербурга II – нет, всей галактики, который исполнит все…

Скоро поляна представляла собой неразбериху из множества десятков металлических ярмарочных зазывал, пытавшихся перекричать друг друга Это была настоящая какафония, невозможно было разобрать ни одного предложения. Измученный Седрик беспомощно оглянулся на друзей по не счастью. Его лазерного заряда не хватило бы на то, чтобы распугать всех этих летающих мучителей. Правда, он пальнул пару раз в воздух, но это ни на кого не произвело особенного впечатления. Перспектива хорошего бизнеса была достаточно убедительным аргументом, заставляющим их продолжать этот бедлам

– Вон отсюда! Все вон! – закричала Шерил, держась за голову – Иначе у меня крыша поедет!

– У меня тоже, – сообщил Мэйлор.

– Но почему же? – поинтересовался Набтаал. – Некоторые предложения достаточно информативны. Разве вы знали, что здесь всего за сто шестьдесят кредиток в день можно..

– Набтаал! – одновременно взревели Седрик, Шерил и Мэйлор

– Ладно, понял, – партизан поднял руки и поник головой. – Я уже молчу. Я только..

Летающее тело удлиненной обтекаемой формы, размером с маленькую спасательную лодку пробило зеленую крышу и начало снижаться.

– Летающее такси не желаете? – раздался автоматический голос.

Седрик сначала не понял. Обычное летающее такси. Именно то, что им сейчас и нужно.

– Еще как! – облегченно воскликнул он и показал знаком, чтобы такси спустилось к ним.

Летающее тело послушно приземлилось. Переборка призывно поднялась.

– Быстрее! – крикнул он остальным, – Садитесь в такси. Надо смываться отсюда.

Все с радостью подчинились приказу и забрались внутрь. Зонды подплыли поближе, и Седрик вспомнило стервятниках, кружащихся над добычей.

– Прежде чем бы улетите, необходимо сделать нам заказ на...

– ... последами шанс, небывалая скидка...

– Но вы не можете просто так исчезнуть, не поручив нам хранение ваших... 1

– Делайте с этими капсулами что хотите! – крикнул Седрик, поднялся в такси, и переборка плавно закрылась. Хаос ярмарочных голосов прекратился, как по мановению волшебной палочки.. Он огляделся. В продолговатом салоне стояло несколько рядов удобных кресел. Их было вполне достаточно, чтобы все могли удобно разместиться. Габариты некоторых кресел и угол наклона спинки по желанию пассажира регулировались, так что сесть смог даже Омо. Все говорило о том, что на этой планете считаются с гостями со всех концов этого витка спирали.

– Авиакомпаниями города приветствовать вас на борту нашего таксы, – зазвучал голос компьютера, приятно контрастирующий своей мягкостью с громкими, назойливыми криками ярмарочных зазывал снаружи. – Вставьте, пожалуйста, лоту идентификационную или кредитную карточку л предназначенное для этого отверстие.

Парящая голографическая стрелка указала на отверстие на средней консоли.

– Нашу кредитную карточку? – протянула Шерил, и по ней было видно, как ей неприятна перспектива покинуть такси. Она демонстративно обвела взглядом свою одежду штрафника, одежду других, – А что, кто-то из нас выглядит так, будто у него с собой кредитная карточка?

Ее взгляд остановился на Мэйлоре, затем на него обратили внимание и все остальные. Он все еще был в мундире, и у него единственного из всей кампании были с собой документы.

– Минутку, минутку! – он протестующее поднял руки. – Вы же не думаете, что я буду финансировать наш побег своими накоплениями, заработанными тяжелым трудом?

– Не валяй дурака! – рассердился Седрик. – Или ты хочешь, чтобы такси исчезло без нас?

– Вставьте, пожалуйста, вашу идентификационную или кредитную карточку в специальное отверстие, – настаивал компьютерный голос. На этот раз он звучал требовательно, а голографическая стрелка начала мигать, будто считая их недотепами, неспособными без се помощи найти отверстие для карты.

Подавленный Мэйлор вздохнул, покоряясь судьбе. Ему пришлось понять, что факты – вещь упрямая – куда сильнее его сомнений: читай: если он не подчинится, они не смогут выбраться отсюда. Он достал из кармана кредитную карточку и вставил се в отверстие.

– Кредитная карточка принята. Куда вас доставить?

Седрик оглянулся. Никто не имел об этом ни малейшего представления.

– Гостиница «Эскападам», Мотаун-Сити, – распорядился он. Это был тот самый мегаполис, в котором он когда-то так приятно провел время.

– Принято. Д&Г желает вам приятного полета.

– Гостиница «Эскападам?! – запротестовал Мэйлор: – Но... но это же самый дорогой отель в городе! Что тебе там нужно? Моего жалованья за целый год не хватит, чтобы провести там одну-единственную ночь!

Седрик остановил его, предостерегающе подняв указательный палец.

– Доверься мне, я знаю, что делаю.

– Сказал лемминг перед тем, как прыгнуть в пропасть, – добавил со вздохом Мэйлор.

Такси поднялось, взмыло через кроны деревьев вверх, и им показалось, будто они вынырнули из мрачных океанских глубин на ярко освещенную поверхность. Полет начался, под ними проносился бесконечный зеленый лес. Некоторое время парочка смертельно надоевших им зондов еще летела рядом с ними, но потом они не смогли состязаться с такси в скорости и отстали.

– Предположительная длительность полета – два часа четырнадцать минут. Если вы желаете развлечься, к вашим услугам развлекательные программы. Выберите, пожалуйста, желаемое в меню.

Мэйлор возился с клавиатурой.

– Черт возьми! Эта штука не возвращает мою карточку, – он несколько раз без видимого успеха нажал на клавишу возврата.

– В данный момент возврат карточки невозможен по техническим причинам, – просветил его сладкий голос в динамике. – Но вы можете получить ее в любое время в пашем центральном офисе по предварительной договоренности адрес офиса вы найдете в нашей карточке.

Из отверстия, проглотившего кредитную карчу, высунулась маленькая пластиковая карточка. Мэйлор недовольно взял се. На ней были название и адрес фирмы и красовался броский девиз:

«Каждый наш клиент – довольный клиент!»

Седрик не мог сдержаться и захохотал во все горло.

Мэйлор осуждающе посмотрел на него.

– Нельзя ли узнать, что тебя так развеселило? – осведомился он. – Разреши обратить твое внимание на тот печальный факт, что мы но располагаем ни единым центом, если карту не удастся вернуть. А пойти за ней в центральный офис этой фирмы вряд ли разумно, лучше уж сразу добровольно явиться в посольство Сардэя и сдаться.

К сожалению, все это было именно так. Все транспортные и банковские системы на этой планете были тесно связаны друг с другом, и было бы наивным полагать, что представительство еще не обеспечило себе доступ к центральным компьютерам. Во время своего первого визита сюда Седрик был свидетелем того, как одного из его приятелей вычислили по маршруту летающего такси, которым он воспользовался. Тот застрял в квартале развлечений (а на Санкт-Петербурге II их было немало) и буквально проспал конец своего отпуска. Не прошло и двух часов, как его нашли.

Седрик кивнул, все еще улыбаясь.

– Именно по этой причине автомат и не отдает карточку, – объяснил он. – По нашей одежде несложно догадаться, что мы явились сюда отнюдь не с официальной миссией. Тот, кто возглавляет эту фирму, очень находчив. Если по истечении срока хранения карты ты не заберешь ее, он волен делать с ней все, что пожелает. Как ты считаешь, сколько он может получить за нее на черном рынке? Я знал с самого начала, что так получится.

– Что? Ты знал об этом и все же заставил меня сунуть карточку в эту проклятую щель?

– А разве ты сам не сделал бы этого и предпочел, чтобы мы остались в джунглях? – осведомился Седрик.

Мэйлор нахмурился. Его приводило и ярость, что Седрик и сейчас еще ухмыляется. Он снова повернулся к приборной доске.

– Эй, если ты думаешь, что я оставлю все как есть, – крикнул Мэйлор, будто приборная доска могла его понять, – то ты глубоко ошибаешься!

Он ударил ногой по обшивке.

– Внимание. – раздался приветливый голос бортового компьютера. – Умышленная порча оборудования может повлечь за собой случайное открытые переборки.

Любой из них знал, что это значит. Такси летело со скоростью не меньше пятисот километров в час. Их бы моментально вышнырнуло наружу. Не такая уж приятная перспектива!

Мэйлор тоже понял это и, подавленный, покорился судьбе. Он шлепнулся на сиденье.

– Это граничит с грабежом, – ругался он. – Да нет, это разбой среди бела дня!

– Так оно и есть, – согласился Седрик. – Но ты не можешь ничего изменить. Будь доволен, что такси хотя бы доставит нас до цели и не улетело без нас, пока мы препирались. Так что побереги свои нервы.

– Тебе хорошо говорить! Это ведь не твою кредитную карту сожрала эта тварь! А что же мне теперь делать без нее?

– То же, что бы ты делал, если бы она была у тебя, – посоветовал Седрик. – Ни в коем случае не пользоваться ею. А теперь помолчи, наконец. Мне нужно подумать.

Он отвернулся к окну, но его взгляд не задерживался на каких-то конкретных предметах, а скользил дальше, к горизонту. Седрик размышлял: «Какие же последствия может иметь феноменальный теледебют Дункана? Контейнеровоз «Скряга», участвовавший в нападении, был зарегистрирован здесь, на Санкт-Петербурге II. До сих пор это был его единственный след. Допустим он не ведет в тупик и организаторы нападения действительно находятся здесь – тогда они должны сейчас очень волноваться, опасаясь, что кто-то знает о них и их делишках слишком много.

Вывод напрашивался сам собой: они используют все средства, чтобы заставить их замолчать.

И нажмут они, конечно, на множество самых действенных рычагов. Судя по масштабам ограбления на руднике, за ним стояли очень богатые и влиятельные люди.

– Компьютер, – спроса он, – есть еще возможность использовать карту?

– Возможность есть.

– Значит, я могу отсюда сделать заказ? – дожал он.

– Положительно.

– Что у тебя на уме? – забеспокоился Мэйлор.

Седрик погладил подбородок.

– Представляю, сколько шума наделала эта передача, – заметил он. – Я бы хотел быть со всеоружии перед лицом возможных неприятных сюрпризов. Если уж тебе так или иначе приходится забыть о своей кредитной карточке, надо напоследок воспользоваться ею.

Мэйлор возвел очи горе.

– Но это же не твои деньги, – простонал он. Седрик улыбнулся.

– Будем считать это знаком согласия.


Глава 1 СЧАСТЬЕ ПРИХОДИТ, СЧАСТЬЕ УХОДИТ | Санкт-Петербург II | Глава 3 СПЯЩИЕ СОБАКИ