home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5 ПУТЕШЕСТВИЕ ИНФОРМСЕРФЕРА

Такси доставило Седрика, Мэйлора и обоих йойодинов в другой квартал города Гига и высадило их на маленькой площади с футуристскими фонтанами, по-видимому бездействующими уже несколько лет. Эта часть города тоже удручала своей неухоженностью, запущенностью, но не так, как в Йойотауне, – по-другому.

И здесь фасады домов нуждались в ремонте, но зато были покрыты яркими граффити, выполненными самосветящимися красками. Улицы были полны в первую очередь молодых людей, подростков и детей, небольшими группами слоняющихся без дела. Это были дети, потерявшие родителей или убежавшие от них, – пестрая смесь представителей самых разных народов, кроме йойодинов и фагонов, что было вовсе не удивительно. Йойодины в силу полученного воспитания и своей системы ценностей не смешивались с другими народами, а с фагонами, колдующими на генной кухне, никто не хотел иметь ничего общего. Их боялись из-за их явной ненормальности, поскольку они не останавливались даже перед экспериментами на собственном теле.

Одним из продуктов их генной инженерии, поставляемым ими за определенную плату другим фракциям, были такие, как Омо, «хумши», которых использовали в первую очередь йойодины. Глядя на великана, состоящего из мускулов, Седрик не раз задумывался, кем он был до генетической мутации? Убийцей? Неудобным диссидентом из собственных рядов? Или военнопленным? А может быть/подданным Империи Сардэя? Может, Седрик учился с ним когда-то в военной академии, а теперь не может узнать его? Но кем бы Омо когда-то ни был, генная операция изгладила из его сознания все воспоминания раз и навсегда.

– Вот мы и на месте, – сообщил Мэйлор, которого Седрик посвятил во все детали во время полета. – А где мы найдем твоего информсерфера?

Рука Седрика описала полукруг.

– Спросим кого-нибудь из ребят, – предложил он. – Не думаю, что это будет так уж сложно. Они, пожалуй, будут рады заработать пару кредиток:

Они прошли несколько шагов и остановились около группы пятнадцати-шестнадцатилетних ребят – судя по виду, сардайкинов.

– Эй, парень! – обратился Седрик к одному из них. – Не скажешь ли, где...

– Отвали, старикан!

И они мигом исчезли. Седрик в замешательстве смотрел им вслед. Ему пришлось, конечно, проглотить улыбку Мэйлора.

Они повторили попытку несколько раз, но с тем же успехом – подростки проворно уносились, не обращая на них никакого внимания. Другие же, заметил, что с ними сейчас попытаются заговорить, предусмотрительно обходили их стороной. Седрик оставил бесполезные попытки.

– Надо отловить одного из них. И поговорить с ним, иначе мы не продвинемся ни на шаг, – предложил он.

– Ты что, побежишь за ними? – иронически поинтересовался Мэйлор. – Во-первых, они намного проворнее тебя, во-вторых, они заманят тебя в укромный уголок и снимут с тебя скальп. Если уж ты решился на подобное предприятие, дай мне бираний на хранение.

Седрику пришло в голову, что в магазине оружия им нужно было купить пистолет, отключающий сознание жертвы электрошоком.

– Но у нас есть Омо, – вспомнил он, – который все и сделает…

Он повернулся к гиганту:

– Ты понял, что я имею в виду? Тот что-то проворчал.

Случаю было угодно, чтобы в следующее мгновение на них на высоте двух-трех метров понеслась группа юных кибертеков на летающих досках. Один из них из озорства направил свою доску прямо на Омо, чтобы в последний момент резко свернуть.

– Эй, с дороги-и-н-и-и! Предостережение перешло в удивленный вскрик, когда рука Омо молниеносно взмыла вверх и сдернула шалуна с доски.

Доска, оставшаяся без управления, полетела дальше, причудливо петляя, а Омо держал незадачливого кибертека за шиворот, так что их головы были на одном уровне.

– Очень мило, – похвалил Седрик. – Теперь наконец можно спокойно поговорить.

– Эй ты, козел, я вообще не знаю, чего ты от меня хочешь! – запротестовал серфер и начал так дико брыкаться, что серебряные очки, закрывавшие почти все его лицо, грохнулись оземь, Рыжие косички отчаянно трепыхались в воздухе.

– Э-э-э, да это девчонка! – удивленно констатировал Седрик.

– Конечно, а ты как думал? – ругалась она. – Вам обязательно нужен был маленький мальчик? Очень жаль, что вынуждена вас разочаровать.

Седрик приказал Омо поставить ее на землю, но пока еще крепко держать за шиворот. Как девчонка ни изворачивалась и ни извивалась, ей не удалось ослабить железную хватку Омо.

Ей было на вид лет тринадцать, На ее тощем теле, спрятанном под пятнистым комбинезоном, не было заметно никаких женственных округлостей.

– Эй, что вам от меня надо? – крикнула она и бросила на Седрика такой яростный взгляд, какого не было в арсенале самой Шерил. – Вы же не думаете, что мои приятели оставят меня в беде? Они укокошат вас, если вы только захотите похитить меня.

Седрик взглянул на остальных серферов из ее группы, которые притормозили и парили на почтительном расстоянии от них. Они скептически следили за ходом событий. Было видно, что фигура Омо внушает им слишком большие опасения, чтобы они попытались предпринять что-нибудь.

– Да? – саркастически поддел ее Седрик. – Ты действительно так считаешь?

Девочка поняла, что от приятелей помощи не дождешься, и попробовала постоять за себя собственными силами, ударив Омо несколько раз по берцовой кости. Но тот и глазом не моргнул.

– Ну успокойся наконец, – мягко сказал Седрик. – Мы не хотим тебе ничего плохого.

– Ничего плохого? Ну тогда лишение личности ее свободы – это благодеяние? Очень жаль, но я чего-то не понимаю.

– Все, чего мы от. тебя хотим, – это информация, – пояснил Седрик. – И мы готовы заплатить за нее.

Он достал из кармана кредитную карточку, которой уже оплатил такси. На ней светился остаток: 467 кредиток. Седрик держал карточку перед самым носом девочки, чтобы она могла увидеть цифру. То, что она не сразу схватила ее, говорило в ее пользу. Да и что она могла сделать с кредитной карточкой, пока находилась в тисках Омо?

– Ну? – он улыбнулся. – Как тебе это нравится?

Она смотрела на соблазнительную сумму, светящуюся на карточке, и не нужно было быть психоаналитиком, чтобы заметить, что она начала размышлять. Получить вот так, сразу,: столько денег, сколько большинство ее приятелей не получает и за год!

– И что я должна за это сделать? – спросила она. – Сказать вам, где вы можете подать заявку на участие в нелегальных соревнованиях? Или укокошить какого-нибудь дилера? Он вам должен товар?

Седрик с досадой покачал головой и опустил карточку.

– Нет, – ответил он, – ты отведешь нас туда, где есть информсерфер. Нам нужен кто-нибудь, кто может незаметно кое-что для нас узнать.

– Какой-то определенный серфер?

– Любой, главное – хороший.

– Я знаю, где находятся самые лучшие, – оскорбилась она и сразу же недоверчиво добавила: – И это все? Вы готовы отдать мне такую кучу денег только за то, что я отведу вас туда, где есть серфер? Можете рассказать эти сказки кому-нибудь другому, но не мне.

– Деньги не только за то, что ты отведешь нас туда, но и за то, что он добудет для нас информацию. Потом карточка твоя. А как вы будете разбираться между собой – это ваше дело.

Она молча смотрела на него.

– Ну подумай, – сказал Седрик и равнодушно пожал плечами. – Конечно, тебе решать, ведь только сама ты знаешь, нужны тебе деньги или нет. Омо! Отпусти ее!

«Хумш» повиновался. Но едва он отпустил ее, как девчонка подскочила к Седрику и так сильно протаранила его плечом, что он замахал руками, едва удержав равновесие.

Секундой позже она выхватила из его руки кредитную карточку и пустилась наутек.

– Хочу ли я получить деньги? – издеваясь, крикнула она на бегу одураченной компании и весело смеясь, показала Седрику поднятый средний палец – универсальный жест. – Вот я их и получила. Большое спасибо, идиоты!

Ее приятели уже летели ей навстречу, один из них – с ее доской, которую он держал наготове.

– Хорошо сработано, Би-Боп! – одобрил он. Она элегантным прыжком взлетела на доску и стайка унеслась.

– Ну и дерьмо! – заорал Мэйлор. Он выхватил бластер и прицелился ей вслед.

Седрик отвел его руку вниз.

– Мэйлор, ты спятил? Хочешь убить се?

– Но эта тварь...

– Я знаю, что она сделала, – разозлился Седрик. – Но это еще не причина стрелять девочке в спину!

Мэйлор опустил голову.

– Ладно, – согласился он, – конечно, ты прав. У меня отказали тормоза, – он спрятал оружие.

– И потом, я, конечно же, стрелял бы в се доску, а не в нее.

– Ясно, – поддакнул Седрик, – и при этом расплавил бы ей ноги.

– И все равно она мерзкая воровка, – настаивал Мэйлор. – Оглянись вокруг. Что нам теперь делать? Или ты думаешь, что мы найдем здесь еще кого-нибудь, кто нам поможет?

Между тем в ближайшей боковой улице исчезла не только девочка со своими спутниками, но испарились и все остальные подростки.

Улица будто вымерла, за исключением нескольких совершенно, опустившихся типов, которые слонялись без всякой видимой цели. Но они были настолько одурманены наркотиками, что вряд ли могли бы сказать что-то вразумительное.

Седрик обдумывал дальнейшие действия. А не прекратить ли им действительно все это? Но ведь его наставник Дейли Лама, пытался научить его: «Тот, кто сегодня, подобно страусу, прячет голову в песок, завтра будет скрипеть зубами».

– Пошли! – сказал он. – Пройдем еще немного. Может быть, и найдем кого-нибудь, кто нам поможет.

Он пошли дальше, на перекрестке повернули на другую улицу. Постепенно улицы становились оживленнее. Сюда еще, казалось, не дошла весть о том, что четыре идиота направляются в это место, чтобы приставать к подросткам.

Седрик уже хотел приказать Омо поймать еще кого-нибудь, как где-то поверх их голов раздался тихий голое:

– Эй, идиоты!

Седрик поднял голову и узнал девочку, обокравшую их. На этот раз она была одна. Она стояла на высоте второго этажа на летающей доске, независимо скрестив ноги и опершись плечом на фасад, но Седрик чувствовал се готовность в случае необходимости исчезнуть в боковой улице.

– Чего тебе? – крикнул он. – Или ты рассчитываешь украсть еще одну кредитную карточку?

– Вас все еще интересует сделка?

– Теперь, когда за нес уже заплачено, конечно, – съязвил Седрик.

Она засмеялась.

– Ты в порядке. Чего не скажешь о твоем коллеге. Ведь он бы просто выстрелил мне в спину, если бы не ты.

– И вовсе нет, – запротестовал Мэйлор, по это прозвучало малоубедительно.

– О'кей, если ты гарантируешь, что он не пристрелит меня, я отводу вас туда, куда вам нужно.

– Нет проблем, – обрадовался Седрик. -Этот парень не так плох, как кажется. А пока я рядом с ним, ручаюсь, он не наделает глупостей, – он с удовлетворением отмстил кислую мину Мэйлора. – Можешь спокойно спускаться.

Девочка поколебалась и, изящно развернувшись, спустилась к ним, легко спрыгнула наземь и взяла доску под мышку заученным движением, которое говорило уже о его автоматизме. Седрик почему-то позавидовал ее ловкости. Он и пяти секунд не смог бы удержаться на такой доске.

– О’кей, – она очень естественно встала во главе процессии. – Пошли. Сначала сюда, – она повернула на боковую улицу.

– Твои друг назвал тебя Би-Боп, – попытался завязать разговор Седрик.

– Это не мои друг, – отрезала она, не оборачиваясь.

– Ну... А Би-Боп – это твое имя?

– Ты же слышал!

С ней действительно было очень непросто.

– Что же это за имя для девочки?

Она резко остановилась, повернулась и поднесла свой указательный палец к носу Седрика.

– Послушай, старик, если уж мы заключили сделку, придется выполнять правило: я не донимаю тебя своей болтовней, ты – меня. Усвоил? – она ткнула себя пальцем в грудь. – Я что, проела тебе плешь своими расспросами, как тебя зовут, откуда ты явился и так далее?

Седрик ошалело поморгал.

– Нет, – вынужден был признать он.

– Вот видишь! – торжествовала она. – И то же из этого для тебя следует?

– Уже дошло, – сказал Седрик.

– Ладно! Тогда пошли наконец. Малышка почему-то нравилась Седрику, и он ничего не мог с собой поделать. Казалось, она точно знает, чего хочет. И все-таки надо быть начеку. Не исключено, что она ведет их в какую-нибудь ловушку, чтобы напасть там на них вместе со своими друзьями. Седрик знал, насколько изобретательны могут быть такие подростки, и предусмотрительно держал руку так, чтобы в любой момент можно было выхватить оружие.

Би-Боп привела их к ветхому, покосившемуся дому.

– Это здесь.

На лестнице, по которой они взбирались, громоздились кучи мусора, не лучше выглядели и комнаты, в которые они попали. Повсюду валялись пустые банки из-под напитков., бутылки и упаковки от еды. Среди всего этого великолепия растянулось несколько спящих фигур, путешествующих в наркотическом опьянении по миру собственного «Я».

Би-Боп не обратила на них никакого внимания и целеустремленно повела свою свиту дальше. Всякий раз, когда они входили в новое помещение, Омо приходилось втягивать голову в плечи, чтобы не удариться головой о притолоку.

Наконец они добрались до относительно чистого помещения. Часть его занимал большой стеллаж, все полки которого были заставлены кибернетическими устройствами. Перед ним на лежанке расположился кибертек лет шестнадцати. Верхнюю часть его головы закрывал шлем, соединенный множеством проводов с какими-то приборами.

Би-Боп присела около парнишки и легонько похлопала его по щекам.

– Дункербекк, приди в себя, – тихо сказала она. – К тебе пришли.

Мальчик никак не отреагировал, но Би-Боп, казалось, восприняла это как должное. Она повернулась к Седрику и остальным.

– Пройдет еще какое-то время, прежде чем он вернется сюда, – пояснила она. – Придется подождать. Садитесь.

Седрик огляделся. Стульев в комнате не было. Он присел, как и Мэйлор, на какой-то ящик. Омо по-турецки уселся на пол. Теперь он был одинакового роста со стоящим за ним Кара-Секом. И то, что он сел лицом к двери, не было случайностью: так он мог видеть любого входящего.

Би-Боп поднялась с лежанки: когда она проходила мимо компании, Мэйлор схватил ее за руку.

– Ты останешься здесь! – сказал он, – Мы не хотим, чтобы ты уходила, пока мы не закончим дело. Иначе тебе, чего доброго, еще взбредет в голову привести сюда кого-нибудь и устроить нам сюрприз.

Девочка скорчила презрительную гримаску.

– Спокойно, парень, спокойно, – она указала в угол комнаты, где стоял холодильник, – Я только хотела принести что-нибудь выпить. Если уж вы щедро отвалили такую кучу денег, то вам полагаются бесплатные напитки, соображаешь? – а, поскольку Мэйлор все еще не отпускал ее, она раздраженно бросила Седрику: – Эй, большой мальчик! Разве ты не обещал мне держать этого клоуна в послушании?

Большим мальчиком Седрика еще не называли никогда. Прежде чем он собрался сказать что-то, Мэйлор уже отпустил ее. Неподражаемым жестом, содержащим упрек, Би-Боп потерла руку и бросила неприветливый взгляд на Мэйлора.

– Где ты научился так грубо вести себя? – спросила она. – Ты что, один из этих тупых офицеров космического флота сардайкинов?

Теперь была очередь Седрика смеяться. Би-Боп попала в точку.

Она подошла к холодильнику и достала три удлиненных банки с напитками – одну для себя, а две других бросила Седрику и Мэйлору.

– Думаю, это они не пьют, – сказала она, указав на Кара-Сека и Омо.

Седрик скептически посмотрел на банку с высоты своего роста. Она поблескивала серебристой зеркальной поверхностью, на которой был изображен стилизованный красный бык и не было никакой надписи.

– Что это? – спросил он.

– Моки-кола, – ответила она, снова устроилась на лежанке, и, когда он вопросительно посмотрел на нее, добавила: – Выпьешь, и становится так хорошо! Разве ты не слышал выражения: «Подцепляет, но остужает»?

Она, улыбаясь, открыла банку и отхлебнула залпом половину содержимого, будто желая доказать, что не собирается их отравить, затем взглянула на Седрика заблестевшими вдруг глазами.

– Знаешь, ты стал намного меньше, – сказала она. – И прозрачнее.

Седрик взглянул на спою банку. Некоторое время он подумывал, не выпить ли ему и в самом деле этого пойла. То, от чего окосела двенадцатилетняя девчонка, вряд ли свалит с ног экс-терминатора. Но он отказался от этой мысли. Это успеется и потом, когда все уже будет позади.

А он очень хорошо понимал, что значит это «все».

Мальчик на лежанке потихоньку начал шевелиться. Прошла еще минута, и он снял шлем с головы.

– Вау, – выдохнул он. – Знали бы вы, откуда я сейчас вернулся! Из коммуникационных сетей гильдии наемников. Потрясная штуковина. Дальше некуда.

Его взгляд постепенно прояснился.

– Привет, Би-Боп, – ласково приветствовал он девочку, сидевшую возле него. В следующий момент он увидел чужих людей и испугался. Особенно напугал его вид Омо.

– Что это за люди? Охотники?

– Нет, это... – начала было девочка, но потом пожала плечами. – Кто они, я и сама толком не знаю, но...

– И тем не менее ты привела их сюда? – в ужасе спросил он.

– Спокойно, Дункербекк, спокойно, – сказал Седрик, – мы пришли сюда, чтобы...

– Минутку! – юный кибертек выпрямился. Его взгляд отчаянно блуждал по комнате, будто в поисках возможного бегства. – Откуда вам известно мое имя?

– Да успокойся ты! – зашипела Би-Боп. – Твое имя они услышали от меня.

– Да, и для волнения нет причины, – добавил Седрик. Этот парень действительно гипертрофированно нервный. Возможно, это последствия его путешествий в мир информации. – Мы пришли, чтобы заключить с тобой сделку.

«Сделка» – это, казалось, волшебное слово. Он с интересом посмотрел на них, и страх как рукой сняло.

– Сделка? Что за сделка?

– Это я объясню тебе позже, – заторопилась Би-Боп. – Ты должен отправиться для них в маленькое путешествие в коммуникационные сети, – она обещающе улыбнулась. – И, поверь мне, оно стоит того.

– Путешествие? Ну конечно! Ведь именно этим я и занимаюсь. О чем идет речь? Это агенты секретной службы?

– Что-то в этом роде, – почти одновременно ответили Би-Боп и Седрик.

Девочка удивленно взглянула на него и прыснула. А он снова почувствовал симпатию к ней. Что же могло привести такую сообразительную девочку в столь безотрадное место?

– О'кей, – важно сказал Дункербекк. – Я готов. Какая информация вам требуется?

Седрик достал маленькую компьютерную распечатку. На ней были данные контейнеровоза, участвовавшего в нападении на Луну Хадриана. Он передал се юному кибертеку.

– Я хотел бы, чтобы ты сообщил нам все, что сможешь узнать об этом корабле, – сказал он, – и особенно о событиях самого последнего времени, в которых он принимал участие. Регистрационный номер и имя его последнего владельца ты найдешь и распечатке.

Дункербекк разочарованно посмотрел на листок.

– Регистрационный номер! – простонал он. – О Боже, а я уже подумал, что будет что-то захватывающее!

– Во всяком случае, дело стоит того, – подчеркнула Би-Боп.

Дункербекк вздохнул.

– Ну что ж, пожалуй, – великодушно согласился он, – но сначала мне потребуется немного горючего.

Би-Боп сочла, что кола Седрику не нужна, и отдала ее мальчику.

После того, как Дункербекк выпил се, он снова улыбнулся и надел шлем. Насколько Седрик знал, шлем этот функционировал согласно тому же принципу, что и трансформер-шлем женщин-«навигаторш», с той лишь разницей, что человеческий дух соединялся в этом случае не с выключателями генератора Леграна-Уорринготона, а с густой сетью датчиков.

– О'кей, – сказал Дункербекк. – Я готов, начнем. Итак, первое: регистрационный номер. Посмотрим, какие официальные сведения имеются о нем в банках данных.

Его дыхание стало поверхностным и равномерным, будто он заснул.

– Не бойтесь, – сказала Би-Боп, – Дункербекк – лучший информационный серфер, которого я знаю.

– А это кое-что, да значит, – ехидно заметил Мэйлор.

Би-Боп одарила его кислым взглядом, который должен был означать, что ей приходится мириться с дурацкими высказываниями некоторых. Потом она допила остатки мока-колы.

– Первая станция, – прошептал Дункербекк. – Боже! Структура регистрационного номера до тошноты примитивна, как черная дыра. Номер сейчас увидим. Где же он? Ах, вот он. «Скряга» – Торговый корабль класса контейнеровозов. Принадлежал фирме «Системы Сандала». Владелец – Реджинальд Рейган.

– Точно! – воскликнул Седрик, не зная даже слышит ли его юный кибертек. – Это он. Что есть еще о нем?

– Технические данные, – продолжал Дункербекк, из чего явствовало, что он их понимает Минимальный состав экипажа – б человек. Дли на рывка через гиперпространство – 38,4 световых лет. Вместимость...

– Оставь всю эту техническую дребедень, – прервал его Мэйлор. Он слегка наклонился к мальчику. – Для нас гораздо важнее люди, связанные с ним.

– И, конечно, даты проведения последних операций, – добавил Седрик. – Есть ли что-нибудь о полетах «Скряги» за последние недели и месяцы?

Прошло несколько секунд, прежде чем они услышали ответ:

– Совсем ничего нет. Нет уже на протяжении более полутора лет. То есть в течение этого времени корабль больше не существует. Согласно данным, он погиб.

Седрик и Мэйлор вопросительно посмотрели друг на друга.

– Но это – прошептал Седрик и остановился.

«Невозможно», – это он хотел сказать. Но нет, это вовсе не было невозможным: Вероятно, код корабля, участвовавшего в нападении, был фальсифицирован А может быть, были фальсифицированы эти записи...

– Есть ли что-либо об обстоятельствах гибели корабля? – поинтересовался Мэйлор.

– Посмотрим, – прошептал Дункербекк и через некоторое время продолжил: – Да, пот эта информация. Текст заключения страховой компании. Согласно данным экспертизы, во время рывка через гиперпространство отказал генератор Леграна-Уоррингтона. Это привело к ядерному возгоранию и пожару. Корабль взорвался, прежде чем команда успела пересесть в спасательные шлюпки. Это следует из записей в судовом журнале. Капсула с журналом была подобрана патрульным кораблем, прибывшим неделей позже. Экспертиза остаточных молекул облака, возникшего в результате взрыва, тоже говорит в пользу того, что погибший корабль – именно «Скряга».

Из этого вовсе не следовало, что результат экспертизы или официальная информация подтасованы. Вполне можно было, если располагаешь соответствующими возможностями, имитировать возникшие в результате взрыва облака, о которых идет речь. А организаторы нападения на Луну Хадриана ими располагают, в этом нет никаких сомнений.

– Что с владельцем корабля этим Реджинальдом Рейганом? – спросил Седрик

– Во время взрыва он тоже находился на борту, – ответил Дункербекк

– Ну ладно, – решил Седрик – Тогда по смотрим еще, что там есть о фирме «Системы Сандала», которая владела кораблем. Кто владельцы, чем занимаются сегодня и нет ли чего-нибудь, что обращает на себя особое внимание?

Опять прошло некоторое время, прежде чем последовал ответ Дункербекка. К сожалению, и на этот раз он не мог найти ничего особенного. Деловая активность фирмы была прекращена через несколько месяцев после несчастного случая со «Скрягой». Единственный владелец, торговец по имени О'Брайан, закрыл дело и, судя по всему собирался за счет полученной страховки приятно провести закат своей жизни. Но всего через две недели по дороге в космический порт отказал двигатель летающего такси, в котором он находился. При падении он погиб. По крайней мере, такова была информация в банке данных.

Седрик сжал кулаки. Он так надеялся добраться до организаторов нападения с помощью информсерфера!

Данные о «Скряге» – единственная ниточка, которой они располагали. И если она вдруг оборвется, можно прекращать поиски.

– Это все, что ты смог найти?

– Да, – ответил Дункербекк, – но я пока обследовал только главные линии. Пройдусь-ка я по всем каналам. Посмотрим, не найдется ли здесь чего-нибудь интересного.

Да, пожалуйста, сказал Седрик, уже не очень веря в успех предприятия

Би-Боп зевнула, давая попять, что она обо всем этом думает и открыла вторую банку мока-колы.

Ты без этого не можешь обойтись? – озабоченно спросил Седрик

Послушай-ка, большой мальчик, разве я тебе ничего не говорила?

Да ладно, ясно, – упавшим голосом ответил он. Ты не донимаешь меня своей болтовней, я… – он не договорил.

Через некоторое время снова раздался голос Дункербекка.

– Эй, кажется я нашел то, что надо! Взволнованный Седрик вскочил.

– Да? – выдохнул он

Держитесь за что-нибудь. Похоже на то, что «Скряга» перед своим последним полетом был продан. Есть записи движения счетов, из которых следует что деньги за корабль приняты на счет. Таким образом, владельцы фирмы получили двойной куш.

Кто покупатель? – настаивал Седрик. – Что ты можешь сказать о нем?

Я как раз распутываю это, – Дункербекк ухмыльнулся и ликуя закричал. – Ух ты!

Седрик Сайпер попытался представить себе впечатления Дункербекка в его путешествии по системе данных. Он ждал молча, чтобы не мешать кибертеку.

Так, вот оно! – воскликнул Дункербекк. – Подождите, подождите, мне нужно немного оглядеться. Ага, это маленькая фирма-инвестор. Уже неоднократно принимала участие в подобных покупках кораблей. Именно она перевела деньги «Системам Сандала».

– Где резиденция этой фирмы? – спросил Седрик.

– Здесь, на Санкт-Петербурге II. У вас есть чем писать? Я продиктую вам данные.

Мэйлор достал записную книжку и карандаш и записал адрес, названный Дункербекком.

– Тоже здесь, только это владелец. Сардайкин по имени Лонгиус, – Дункербекк назвал и его адрес.

Мэйлор прилежно записывал.

– Очень хорошо, – похвалил Седрик, – а ты не мог бы...

– Эй, постойте-ка! – воскликнул мальчик. – Есть еще кое-что. Эти деньги – лишь промежуточная станция. Фирма-инвестор – подставная. Она перевела деньги вместо кого-то другого. Да, да, несомненно! Конечно, они попытались затемнить дело. Подождите, подождите... А, я так и думал. Ничего не скажешь, здесь работали профессионалы. Тройной узел крестной матери. Неглупо. Действительно, очень неглупо. Но недостаточно умно для меня. Я и не такие загадки разгадывал.

По голосу кибертека было заметно, что ему вдруг стало намного интереснее работать, чем в начале его путешествия по системам данных. Усложнение задачи, казалось, пробудило его интерес и честолюбие.

Прошло не меньше минуты, пока они не услышали опять его голос.

– Я все понял. Сейчас я как раз узнаю об источнике денег. Вот это система, с ума можно сойти!

– Где ты находишься сейчас?

– Гм, посмотрим. Очень сложно, не просматривается. Минутку, сейчас я в одном из главных каналов. Это банк «К & К»!

Седрик и Мэйлор опять обменялись многозначительными взглядами. Они оба уже слышали это название. Это был один из крупнейших банков в сфере свободной торговли, и, насколько Седрик знал, он преимущественно работал в сфере торговли драгоценными камнями и украшениями.

– Это значит, что покупатель «Скряги» провернул свое дельце через банк, – заключил Мэйлор – Ты не мог бы добраться до его счета и выяснить имя?

Дункербекк застонал. Казалось, у него возникали проблемы. Его дыхание участилось.

– Нет, – выдавил он из себя, – счета клиента в банке нет. Это внутрибанковское дело. Я посмотрю, не... – он вздрогнул: – О проклятье!

Кибертек беспокойно заерзал. Казалось, он боролся с незримой опасностью.

– Дункербекк! – забеспокоилась Би-Боп. – Что с тобой? Скажи же!

Он не отвечал и не отреагировал, когда она легонько потрясла его за плечо. Она бросила взгляд на Седрика, ища у него помощи. Но тот только пожал плечами, не зная, что здесь делать.

– Может быть, снять с него шлем? – предложил Мэйлор.

– Ты спятил? – Би-Боп так напустилась на него, что он вздрогнул и отпрянул. – С таким же успехом из него можно вынуть мозг! Он сам должен справиться с проблемой. Иначе он погиб.

– Хорошо... хорошо, – заговорил, наконец, Дункербекк, – не... не волнуйтесь. Все опять нормально.

– Что это было? – спросила Би-Боп.

– Внутренняя система защиты. Я пару раз чуть не попал в лапы убийц-пожирателей программ. Пока я отступил. Но это не значит, что я сдался. Я уже знаю, как разгадать программу защиты.

– Ты обязательно возвращайся в случае опасности, – попросила Би-Боп.

– Еще не придумали программу, которая меня остановила бы. Я просто не рассчитывал в этом месте наткнуться на такую сложную двойную систему, вот и все.

– Ты узнал еще что-нибудь? – спросил Седрик.

– Дело обстоит так, как я уже сказал. Деньги переведены с внутрибанковского счета. А блокировка... Я смогу узнать, кто имеет доступ к счету, только после того, как управлюсь с ней, – он сделал глубокий вдох, как спортсмен, готовящийся прыгнуть с десятиметровой вышки. – Пошел! Вперед!

– Смотри, береги себя, – напутствовала его Би-Боп.

– А, готово! – подал голос Дункербекк. На его лице блуждала отсутствующая улыбка. – Я прошел. Теперь все проясняется.

– Что проясняется? – подался вперед Мэйлор.

– Так! Слушайте! – воскликнул Дункербекк. – Доступ к секретному счету имеет одно лицо. Директор банка. Он распорядился перевести деньги. Его зовут... Черт побери!

– Что случилось?

– Они опять появились! – выдавил он, и часть лица, которую они видели, побледнела. Его дыхание участилось, будто ему угрожала страшная беда. – Убийцы программ! Я... я ошибся, это была не двойная система. Система с четырьмя степенями защиты. И...Н..!

Он громко закричал от мучительной боли, по телу прошла страшная конвульсия. Он извивался в муках, бил руками, смел Би-Боп с края лежанки.

С криком удивления и боли она приземлилась на пол, банка с остатками напитка вырвалась из се руки и пролетела по дуге через всю комнату.

Седрик вскочил, чтобы подбежать к Дункербекку и помочь ему – как, он и сам еще не знал. Но тут он ощутил едкий запах плавящихся проводов и кабелей. Едва он успел осознать это, как ему навстречу из приборов, стоящих на стеллаже, полыхнуло пламя. Один из приборов с грохотом взорвался, и крик мальчика оборвался.

Седрик заслонился руками от осколков, летящих в разные стороны. Его лишь задело в предплечье – он опять легко отделался.

Огонь охватил весь стеллаж и быстро продвигался по комнате. Все заволокло дымом.

– Огнетушитель! – кричал Мэйлор. – Нам нужен огнетушитель.

– Размечтался! – одернула его Би-Боп, которая уже пришла в себя и оценила обстановку. – Будто он здесь есть! Ты, наверное, воображаешь, что здесь кто-то думает о правилах пожарной безопасности?

Она вдруг замолчала: се взгляд упал на кибертека. Он лежал спокойно, шлем и кожа вокруг него были обуглены.

Седрику не нужно было проверять, пульсирует ли сонная артерия Дункербекка. Он и так видел, что тот мертв.

– Он?.. – спросила Би-Боп сдавленным голосом.

– Да, – тихо ответил Седрик. Он заставил себя собраться с духом и встать. – Нам нужно уходить. И нужно предупредить остальных жильцов, – он подошел к Би-Боп и хотел в утешение обнять ее за плечи, но она сделала сердитый жест.

– Не нужно мне твое сочувствие, – прошипела она. – Усвоил?

Она побежала в соседнюю комнату и начала поднимать спящих. Далеко не все реагировали на это, как полагается. Некоторые лишь сонно поднимали голову и поворачивались на другой бок, другие же вообще не обращали на девочку никакого внимания.

– Омо! – Седрик указал великану на них. – Разъясни им, что отсюда надо уходить. Тех же, кого не удастся разбудить, вынеси на улицу.

«Хумш» взялся за работу. Мэйлор, Кара-Сек и Седрик тоже принялись расталкивать спящих и блаженствующих в наркотическом забытьи.

– Пошли вон отсюда! – напустился Седрик на группку людей, которые непонимающе уставились на него, как бы спрашивая, что это значит.

Огонь разгулялся на славу и пожирал одну комнату за другой. Густые клубы едкого темного дыма окутали здание. На лестнице было настоящее столпотворение. Каждый заботился лишь о спасении собственной шкуры.

«Вот так хваленая солидарность молодых людей», – угрюмо подумал Седрик.

Он огляделся в поисках Би-Боп – тщетно. Рыжая девчонка исчезла где-то в суматохе. Но зато он увидел мальчика, которому, наверное, не было и тринадцати лет. Тот споткнулся, неудачно упал и не мог встать: мешало замутненное наркотиками сознание. Седрик не долго думая перекинул его через плечо и понесся вниз по лестнице. Мэйлор тоже нашел кого-то, кто не мог выбраться сам.

Когда они наконец очутились на улице и положили свою ношу на тротуар, огонь охватил уже весь этаж. Седрику оставалось только надеяться, что в здании больше никого не осталось, потому что теперь помочь уже было невозможно. Оставалась единственная возможность спасения оставшихся наверху – спасательный глайдер. Но, во-первых, такого глайдера нигде не было видно, и вряд ли он появится в ближайшие минуты. Да и кто в этом квартале может оплатить такую акцию?

«Я» – подумал Седрик, но в следующее мгновение он понял всю бессмысленность этой идеи. Прежде чем он сможет связаться со спасательной службой и спасательная команда появится здесь, дом давно уже сгорит дотла.

– Идем, – сказал подошедший Мэйлор. – Нам здесь больше нечего делать. То, что нам нужно было узнать, мы узнали. Пора возвращаться к остальным.

– Да, ты прав, – кивнул Седрик. Он все еще оглядывался, надеясь увидеть Би-Боп, которую они в этом водовороте потеряли из виду, но ее нигде не было видно. Он понимал, что она не пропадет.

Девочка была достаточно умна и ловка, чтобы спастись.

Он направился с Мэйлором и йойодинами к ближайшей большой площади, где можно было взять такси. Над этим кварталом глайдеров в воздухе почти не было.

Они почти уже добрались до места, как на них с высоты низринулась легкая фигурка с летящими рыжими косичками, остановилась и легко спрыгнула с доски.

– Би-Боп! – обрадовано воскликнул Седрик.

– Ну что? – осведомилась она. – Хотели исчезнуть не попрощавшись со мной?

Он хорошо понимал, что кроется за ее бравадой. Смерть Дункербекка была для нее ударом, пусть она даже старалась скрыть это.

– Мне очень жаль, что-так случилось с Дункербекком, – сказал Седрик.

– Он знал, на что идет. Большинство информ-серферов кончает рано или поздно именно таким образом. И потом, он явно предпочел бы умереть так, чем где-нибудь на улице, – странно было слышать эти рассуждения тринадцатилетней девочки о смерти. – Он рассказывал мне, что всегда мечтал окончить жизнь таким образом. Он говорил, что его дух рассеется по всей сети данных и в каждой операции будет его частица. Об этом же мечтали и другие серферы, которым не повезло раньше, чем ему, – она улыбнулась немного натужно. – Он говорил, чтобы я знала, что, если на каком-нибудь экране вдруг появятся губы и улыбнутся мне, это будет он.

Седрик не знал, что ответить ей, и потому промолчал.

– Знаете что? – продолжила Би-Боп. – Для вашего возраста вы в полном порядке. Эй, у вас нет случайно работы для сообразительной маленькой девочки, которая знает здесь все и всех?

Седрик покачал головой.

– Нет. Мы еще и сами не знаем, что с нами будет. Одно только знаем наверняка: это будет опасно. Слишком опасно для...

– ... для сообразительной маленькой девочки, такой, как я, – закончила она, – Понимаю, – Би-Боп поставила ногу на свою доску. – Ну ладно, приятно было встретить вас.

– Что ты теперь будешь делать? – спросил Седрик.

– А что мне делать? – иронически переспросила она. – То же, что я делала все последние годы. Как-то сводить концы с концами. Благодаря вашей кредитной карточке, у меня еще несколько недель не будет проблем.

– А потом? – спросил Седрик. – Чем ты займешься потом? Я имею в виду твое будущее.

Она недоверчиво посмотрела на него секунду-другую, а потом расхохоталась, будто услышала удачную шутку.

– Мое будущее? – она все еще хохотала. – Что, я принцесса какая-то, чтобы строить планы на будущее? Можешь мне поверить: если бы я могла выбирать сама, я не жила бы в этой жалкой дыре.

Рука Седрика сама собой полезла в карман, достала один из маленьких осколков бирания размером не больше ногтя – из тех, что остались у него после визита к Херкай-Сару, – и бросила его девочке.

– Лови! – крикнул он. – Теперь ты можешь выбирать сама.

Она грациозным жестом поймала осколок и начала разглядывать его на ладони. Когда она поняла, что это такое, глаза се расширились. Раскрыв рот, она уставилась на подарок.

– Но...но... это же, – бормотала она, – это же чистый бира...

– Ч-ш-ш! – Седрик предостерегающим жестом приложил палец к губам и улыбнулся. – Ты права, но об этом не должны знать все вокруг. Как ты считаешь?

Она вздрогнула, оторвалась от созерцания своего сокровища и опустила его в карман комбинезона.

– И это состояние ты мне хочешь просто подарить? – недоверчиво спросила она.

– Да, – просто сказал Седрик, – Это твое будущее. Распорядись им как следует.

– А не... – начала было она, но быстро осеклась. – Э-э-э, я хочу сказать, в этом ты можешь быть уверен, – Би-Боп вскочила на доску, потом передумала, подошла к Седрику, поднялась на цыпочки и быстро поцеловала его в щеку. – Спасибо, большой мальчик, – она заколебалась. – И вам действительно ничего...

– Нет, – твердо сказал Мэйлор. Она пожала плечами.

– Да, все иметь невозможно, – она вскочила на доску, поднялась в воздух, лихо развернулась и унеслась.

– Ах да, вот еще что! – крикнула она сверху. – Если вы опять очутитесь в этих краях, не ищите меня! С сегодняшнего дня я живу не здесь!

С этим она удалилась окончательно. Седрик глядел ей вслед, пока она не исчезла.

– Ну-ну, – пробурчал Мэйлор. – Совершай каждый день доброе дело. Главное – хорошо себя при этом чувствовать.

– Еще как хорошо! – воскликнул Седрик. – Я считаю, она заслужила это.

– Дело вкуса. Еще неизвестно, как она распорядится этим камнем: может, откроет торговлю наркотиками или мока-колой, —-он закашлялся. – Но как бы то ни было, Шерил заслужила, чтобы мы наконец вернулись в гостиницу.


Глава 4 ДЕЛО ЧЕСТИ | Санкт-Петербург II | Глава 6 ПОРАЖЕНИЯ