home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7 ПОСРЕДНИКИ И ОРГАНИЗАТОРЫ

– Мы рады тому, что вы выбрали банк «К & К», – вкрадчиво шептал компьютерный голос. – Мы гарантируем вам, что, выбрав для открытия счета наше учреждение, вы сделали наилучший выбор. Наш сервис полностью удовлетворит вас. Если вы предварительно хотите получить подробную консультацию относительно широкого спектра наших услуг, назовите, пожалуйста, одну из интересующих вас тем.

Седрику Сайперу, сидевшему вместе с Мэйлором и Кара-Секом в маленькой кабине для консультаций, казалось, что при синтезировании компьютерного голоса за образец взяли ту же самую суперблондинку, несколько глуповатую секс-бомбочку, что и для голоса компьютера в такси. Возможно, это результат психологии восприятия рекламы, формировавшейся на протяжении десятилетий. Ему было интересно, какой голос на его месте слышала бы Шерил. Мужественный голос симпатичного богатыря?

Перед ним появились множество голограмм ящичков, в которых светились понятия, обозначенные словами из трехмерных букв, начиная с «Условия заключения сделки» и кончая «Порядком внесения сборов»

– Структура предприятия, – потребовал он.

– Ваш выбор говорит о большом интересе, проявляемом вами к нашему банку. Мы с удовольствием поможем вам интересующей вас информацией. Справочное меню предлагает вам большой объем информации.

Новые ящички-голограммы, новые понятия «Выполнение заказа», «Связь с филиалами банка» и наконец...

– Основание банка.

– Банк «К & К» с резиденцией на планете Санкт-Петербург II был основан в 3974 году от Рождества Христова кланом независящих торговцев О'Патриком первоначально как банк сферы торговли, затем...

– Владельцы банка в настоящее время, – прервал Седрик.

– Основным владельцем, чья доля в уставном капитале составляет 87%, является «Сандара Стар Компани» с резиденцией в Стар Сити Этот статус компания приобрела в 4872 году целевой покупкой...

– Э-э-э! – воскликнул Мэйлор, – Сандара! Вот это сюрприз!

– Ты знаком с ним? – удивился Седрик

– С ним? – Мэйлор развеселился – Ты серьезно? Речь идет о женщине! И «знаком» это слишком сильно сказано. Ведь она одна из богатейших женщин этого витка спирали Галактики.

Дама явно не из круга знакомых простого командира космического корабля.

например изменение структуры позиции компании в сфере внешней торговли в пользу…

– А ты не мог бы выражаться несколько точнее?

– Ну Седрик! Сандара! Королева Драгоценностей! Только не говори, что никогда не слышал о ней. Она контролирует большую часть торговли украшениями.

«Верно» – подумал Седрик. Постепенно он вспоминал. Она не только умопомрачительно богата, но и очень красива. Соответствующие газеты и телепередачи сообщают о се грандиозных галаприемах, которые считаются событиями номер один в общественной жизни. Но подобная информация мало интересовала Седрика со времени его ссылки в темные штольни Луны Хадриана.

Седрика осенило.

Минутку! – воскликнул он. – Думаю, я начинаю понимать кое-что. Поправь меня, пожалуйста, если что-то будет не так. Этот банк работает в первую очередь в сфере торговли драгоценностями. И Сандара, которой он принадлежит, – как ты говоришь, Королева Драгоценностей. Пока все правильно…

– Хорошо, – сказал Седрик и сделал нетерпеливый жест, будто собираясь распугать стаю пломбоянскнх бэрпов. – И о чем это говорит?

Мэйлор посмотрел на него, все еще не понимая.

Не понимаю, что ты имеешь в виду, – сказал он. – О чем это должно нам говорить?

Тебе ничего не кажется подозрительным? Ну ладно я помогу тебе. Какое украшение самое выгодное для торговли, самое драгоценное и дорогое? – и когда лицо Мэйлора прояснилось, Седрик добавил: – Вижу, ты понял наконец. А теперь представь себе: ты заговорщик и у тебя полный контейнер бирания. Какое учреждение потребуется тебе, чтобы превратить его в наличные, которые ты можешь потратить на свои цели? Ну?

– Ты думаешь, этот банк?

– Именно так я и думаю, – кивнул Седрик. Мэйлор нахмурил брови и плотно сжал губы.

Он думал.

– Все сходится, – подытожил Седрик его мысли. – Именно этот банк распорядился купить «Скрягу» незадолго до того, как он якобы взорвался, Так заговорщики получили транспорт для перевозки похищенного бирания. А чтобы не оставалось свидетелей, которые могли бы рассказать, что за корабль принимал участие в нападении, их всех убирали. Пока наконец не настала очередь Луны Хадриана.

– Ты исходишь из того, что нападение на Луну Хадриана – лишь одно из ряда ему подобных? – осведомился Мэйлор.

– Совершенно однозначно. Это было лишь одно из нескольких нападений. Иначе не стали бы официально считать «Скрягу» погибшим еще полтора года назад. Но поскольку все, связанное с подобными инцидентами, считается совершенно секретной информацией, об этом никто не смог узнать ничего конкретного, – он взглянул на Седрика. – А какова, по-твоему, судьба тяжелого крейсера «Марвин»?

Это был тот самый тяжелый крейсер, который сопровождал «Скрягу» и обстрелял «Фимбул».

Корабль, совершенно очевидно, относился к космическому флоту Сардэя, но данных о нем не было ни в одном источнике информации. Официально этот корабль не существовал, его просто не было.

– Пока не знаю, – ответил Седрик, – может быть, они поступили с ним так же, как с контейнеровозом? Корабль якобы погиб, а в действительности получил новое название. Или это корабль какой-то засекреченной команды флота, и поэтому информация о нем не разглашается.

– Знаешь, на что ты намекаешь? Что организаторы этой акции находятся в аппарате космического флота, и не где-нибудь, а наверху!

– Именно из этого я исходил, когда узнал, что «Марвин» использовал секретный идентифицирующий код, – сказал Седрик. – Можешь мне поверить: такой код нельзя получить с помощью подкупа и вымогательства. Для этого нужно раскрутить всю систему безопасности, а это можно сделать в единственном случае – если ты босс этой системы!

– Боюсь, ты прав, – пришлось признать Мэйлору. – А какая связь существует между «серыми кардиналам» во флоте и этим банком или «Сандара Стар Компани»?

– Не имею понятия, – признался Седрик. – Может быть, нам и удастся это выяснить. А что ты, собственно, знаешь еще об этой Сандаре?

– Не больше того, что рассказал.

– А место, где находится се резиденция? Где это – Стар Сити?

– Насколько я могу вспомнить, речь идет об искусственном городе на астероиде, который вращается где-то внутри свободной торговой зоны вокруг белого карлика. Точное местоположение Стар Сити не разглашается. Нужно входить в число гостей, приглашенных Сандарой, чтобы иметь возможность попасть туда.

Все это не особенно вдохновляло, но Седрика препятствия только раззадоривали.

– Что ты собираешься делать, – спросил Мэйлор? – Когда у тебя такое выражение лица, ты явно что-то замышляешь. Уж не хочешь ли ты попытаться проникнуть в Стар Сити просто потому, что у тебя появилось подозрение?

– Это будет зависеть от информации, которая у нас появится, – ответил Седрик. – Как ты уже сказал, все наши умозаключения основываются в большей или меньшей степени на догадках. Точно так же можно утверждать, что директор банка на свой страх и риск сотрудничает с организаторами нападения, – добавил он, но сразу же поправился: – Хотя, учитывая суммы, о каких идет речь, это вряд ли возможно.

– Зато роль посольства сардайкинов в этой игре теперь вполне ясна, – мрачно заметил Мэйлор.

Седрик лишь кивнул. Это. было ясно как божий день с тех пор, как они едва ушли от своих преследователей. Иначе почему же на их поимку бросили такие силы и хотели взять их любой ценой, не опасаясь возможных дипломатических осложнений?

Он снова подумал о том, что Шерил, Набтаал и Дункан сейчас в руках этих людей, Не то чтобы он забыл об этом (в конце концов, со времени этих событий не прошло и трех часов), но старался гнать прочь эти, еще такие близкие воспоминания. Он сам был удивлен, насколько легко ему это удалось.

Когда они оказались и безопасности, его первым порывом было схватить первое попавшееся летающее такси и помчаться в посольство, чтобы оказаться там раньше преследователей и освободить своих. Но Мэйлор воспротивился этому.

Такой беспомощный акт отчаяния мог оказаться именно тем, что от них ожидается. В высшей степени неразумно пытаться проникнуть в хорошо охраняемое посольство – во всяком случае, неразумно, без хорошо продуманного плана. Седрик понял, что у Мэйлора более сильные аргументы, но вместе с тем у него шевельнулось подозрение, что тот так хладнокровен потому, что его не связывают с пленниками личные отношения, Он вел бы себя по-другому, если бы на месте Шерил был человек, с кем именно ему, Мэйлору, пришлось бы повкалывать в бираниевах рудниках два последних года. Седрик прекрасно знал его характер. Но Шерил... Она не выходила у него из головы. Странно, ведь еще только вчера она жестко бросила ему в лицо, что их пути должны разойтись, а сегодня он так боится за нес, будто она пообещала ему провести с ним остаток жизни. Седрик сделает псе, чтобы вытащить се оттуда. Но для этого ему нужно больше информации и план, который принесет успех. У него же не было пока ни того ни другого. Поэтому оставалось только продолжать сбор информации. Именно потому они и сидели в кабине для консультаций.

Седрик усилием воли отогнал невеселые мысли и заставил себя вернуться в настоящее. Он снова повернулся к консоли, из динамиков которой, не переставая, ласково звучал компьютерный голос:

«... банк «К & К» имеет долю в девяноста различных компаниях, специализирующихся...»

– Хватит! – прервал он. Голос моментально смолк. – Вернемся к последнему разделу меню. Местная администрация компании.

– Администрация банка «К & К» на планете Санкт-Петербург II представлена директоратом, состоящим аз пяти членов, – ласково проворковали из динамиков, – причем управление банком находится в компетенции генерального директора, назначаемого владельцами компании каждые пять лет. Уже больше четырех сроков этот пост занимает Сарториус Лот, происходящий из старого клана...

– Визуальное изображение! – потребовал Седрик.

И перед ними появилась голограмма – объемное изображение мужчины лет шестидесяти, со все еще энергичными чертами лица и ясными глазами, в которых светился незаурядный ум и добрая толика хитрости.

– Сарториус Вош, – прошептал Седрик. – Так вот он какой, одни из «серых кардиналов». Тот самый, который распорядился о покупке «Скряги».

– Если мы можем доверять Дункербекку, – уточнил Мэйлор, – и если информация компьютера достаточно достоверна.

Седрик кивнул.

– Конец программы! – отдал он приказ компьютеру. – Открыть дверь!

– Но, сэр, – запротестовал компьютер вкрадчиво, но разочарованно, будто ту самую блондинку самым коварным образом заманили на романтическое рандеву, а потом грубо столкнули с постели. – Ведь вы воспользовались нашим сервисом для открытия счета в нашем банке.

– Я сказал, открыть дверь! – резко приказал Седрик.

– Банк «К & К» желает вам приятно провести сегодняшний день, – моментально переключился голос. Дверь маленькой кабины поднялась. – Надеемся, вы вскоре опять окажете нам честь своим визитом.

Седрик, Мэйлор и Кара-Сек, не проронивший за все это время ни слова, покинули кабину.

– Ну хорошо, – сказал Мэйлор, когда они снова были на улице. Он прошелся взглядом по темно-синему фасаду здания банка снизу вверх. Верхние этажи здания терялись где-то в вечернем небе, а само здание было похоже на синий взгляд, посылаемый Богом. – Допустим, этот Сарторнус Вош действительно тот, кого мы ищем. Но как мы доберемся до него? Ты имеешь представление об охране директора такого банка? Да она не меньше, чем у адмирала флота! Нашей жалкой артилерии не хватит, чтобы убедить его дать нам аудиенцию.

– Об этом будем думать потом, – заметил Седрик. – Сначала попытаем счастья в том месте, где ожидается наименьшее сопротивление.

– А именно?

– Меня интересует некий Лонгиус, адрес которого у тебя с собой. Или?..

– Конечно, – ответил Мэйлор с видом оскорбленного достоинства, – а ты как думал?

– Ну тогда чего же мы ждем? Что, если мы нанесем небольшой визит этому господину? Может быть, через него мы выйдем на директора банка или на посольство Сардэя.

– Блажен, кто верует. Оптимист – это, как правило, человек, плохо информированный.

– Что ты сказал? – удивился Седрик. Слова показались ему удивительно знакомыми.

– О, ничего особенного. Так, изречение одного из наших старых наставников.

Из ближайшей коммуникационной колонны они вызвали летающее такси. Уже на борту Мэйлор продиктовал адрес фирмы-инвестора, глайдер взмыл навстречу вечерним сумеркам и помчался к цели.

Как и следовало ожидать, рабочие помещения фирмы в это время уже были закрыты, и голограмма предупредительной служащей проинформировала гостей, что завтра утром их рады будут видеть: если же они хотят оставить какую-то информацию...

Потом они полетели по домашнему адресу Лонгиуса. Глайдер доставил их в респектабельный квартал, утопающий в зелени, среди которой они увидели даже несколько деревьев-великанов из южного полушария, ввинчивающихся в небо. Дома в большинстве своем были богатыми виллами. Те, что жили здесь, пробились в высшие слои обитателей этой планеты – неважно, какими средствами.

Прибыв на место, они не сели сразу: а велели бортовому компьютеру медленно облететь владения г.Лонгиуса на самой малой высоте, какая допустима. Это была роскошная вилла, сложенная, казалось, из распиленных стволов молодого гигантского дерева. Это, пожалуй, говорило о том, что в архитекторе еще был жив ребенок и его профессия была для него увлекательной игрой.

Им повезло. Некоторые из огромных окон были ярко освещены. Должно быть, хозяин был дома.

– Что ты предлагаешь? – спросил Мэйлор, разглядывая усадьбу. – Просто постучать и спросить, есть ли у него для нас время?

– Нет, время дипломатических решений истекло.

Мэйлор спросил себя, когда это они в последнее время какую-нибудь из своих проблем решали дипломатическим путем?

– Так ты за бескомпромиссный и жесткий курс?

– Это говоришь ты, – уточнил Седрик. – А у меня идея.

– Боже, сохрани нас от твоих идей, – простонал Мэйлор и сразу же с любопытством добавил: – Ладно, выкладывай!

* * *

– Я хочу только, чтобы ты знал, – сказал Мэйлор, затягивая на плечах ремни реактивного ранца, – что с такой штукой я еще никогда не летал, и если сейчас попытаюсь сделать это, то наверняка сверну себе шею.

– Не придуривайся, – зашипел на него Седрик. – В принципе, это то же самое, что лететь в космосе на космическом корабле.

– Не совсем то же самое, – упорствовал Мэйлор, – В космосе, по крайней мере, не упадешь и не свернешь себе шею.

– Успокойся наконец и бери пример с Кара-Сека! – Седрик указах на йойодина, у которого за плечами было аналогичное устройство, называемое из-за шести реактивных сопел спас-паком.

– Он тоже никогда этого не делал, но не ноет, как ты.

– Ему все равно, как он кончит, а мне нет. Они купили три ранца в специальном магазине.

Это были спортивные снаряды, пользоваться которыми можно было только в специально отведенных для этого местах. Да если бы кто-нибудь и захотел полетать, где его душе угодно, у него ничего не получилось бы. Каждый ранец был снабжен микроустройством, блокировавшим работу двигателя в местах, не предусмотренных для занятий этим видом спорта. Слишком большую опасность представляли бы собой тысячи мчащихся по воздуху людей для движения глайдеров, регулируемого с центрального пульта. Но на этой планете деньги решали все, поэтому, благодаря своим кредитным карточкам, которые сами по себе были небольшим состоянием, они легко решили эту проблему. Они заплатили чуть больше стоимости этих комплектов и получили снаряды без микроустройства, которое им не нравилось.

Но Седрик достаточно трезво оценивал обстановку. Участок Лонгиуса наверняка охранялся электронной системой, и как только они появятся над ним, поднимется тревога. Все дальнейшее будет зависеть только от того, у кого лучше реакция – у них или у Лонгиуса.

Они находились в темном парке, примерно и километре от его виллы. Вокруг никого не было видно. Те, что живут здесь, по-видимому, вечерами не совершают прогулок в общественных парках, у них другие дела.

– Итак? – Седрик убедился в том, что снаряд за плечами сидит как следует и посмотрел на них обоих. – Все ясно?

– Ты полетишь первым, – занудствовал Мэйлор, – а если свернешь себе шею, у нас будет время выбрать что-нибудь другое.

– Ладно, черт с тобой!

Седрик взялся за рычаги управления, выступающие на высоте локтей вперед, так что ими было удобно пользоваться. Легкое нажатие кнопки – ранец на его спине ожил, зашипел и начал дергать его за плечи. Из шести сопел вырвались голубоватые, почти невидимые, невзирая на темноту, огненные хвосты.

«С Богом», – подумал Седрик. Легкое нажатие рычага управления – и не успел он оглянуться, как уже стремительно взлетел в ночное небо.

Он испуганно схватился за рукоятку, в результате чего вдруг помчался горизонтально, прямо на толстое дерево, и пролетел на другую его сторону через отверстие в изогнутом спиралью стволе.

Но через несколько минут Седрик уже контролировал свой полет. Он развернулся и полетел назад, к ожидавшим его Мэйлору и Кара-Секу. Подлетев к ним, он затормозил, чуть не сделав сальто назад и чуть не лишившись при этом своего реактивного ранца.

– Ну давайте! – крикнул он им. – Чего же вы ждете? Вы же видите, это так просто!

Мэйлор и Кара-Сек тоже включили свои реактивные устройства. Поначалу у них были те же проблемы, что и у Седрика, потом они вместе отправились в путь.

Они были похожи на трех подвыпивших шмелей, когда летели к вилле Лонгиуса, к ярко освещенным окнам террасы. План Седрика был прост: все трое приземляются на террасе и проникают в дом прежде, чем Лонгиус успеет что-либо предпринять. Уже подлетая к участку, они убавили скорость, но казалось, что сейчас кто-нибудь из них пробьет головой окно. Седрику оставалось только надеяться, что ранец послушается его в нужный момент и он сможет вовремя остановиться.

Он справился с задачей и совершил на террасе посадку с изяществом, удивившим его самого. Кара-Сек тоже благополучно приземлился в нескольких метрах от него.

А вот Мэйлору не повезло: он не сумел погасить слишком высокую остаточную скорость и врезался бы с криком в окно, не догадайся Седрик выстрелить в него. Это было инстинктивным, но единственно правильным решением. Не успели мириады осколков со звоном упасть на пол, как Мэйлор уже был в помещении. В следующее мгновение оттуда донесся звук тупого удара и громкий крик.

Седрик быстро выключил свой ранец, выхватил оружие и ворвался в ярко освещенное помещение. Кара-Сек следовал за ним по пятам. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, в чем дело.

Мэйлор совершил мягкую посадку. Он приземлился на кучу подушек и напоминал лежащего на спине жука, который тщетно пытается перевернуться. Но его движения, тем не менее, говорили о том, что посадку он перенес без потерь. К счастью, двигатель его ранца автоматически отключился, иначе действующие реактивные сопла подожгли бы дом.

Седрик взглянул на постель. Там он увидел приземистого человека, который вскочил, судорожно пытаясь прикрыть, свои чресла полотенцем. А на постели сидела молодая женщина, натянувшая простыню до шеи, и истошно вопила.

– Не двигаться! – крикнул Седрик и направил бластер мужчине в лоб, медленно приближаясь к нему. Из деликатности он не стал командовать «Руки вверх!», учитывая пикантность ситуации. Указательным пальцем другой руки он прицелился в женщину.

– А ты, леди, можешь оставить простыню там, где она сейчас находится, но я хочу видеть твои руки!

Дрожа, она повиновалась. Седрик подал знак Кара-Секу.

– Позаботьтесь о том, чтобы она не наделала глупостей.

Кара-Сек подошел к постели с поднятым мечом и посмотрел на женщину с мрачным выражением лица, будто собираясь обезглавить ее. Она со страхом смотрела на йойодина снизу вверх, но осмеливаясь шевельнуться.

– Что это значит? – закричал мужчина. Ясно было, что он боится, хотя и пытается придать своему голосу уверенный тон. – Кто вы и чего вы хотите от нас?

– Спокойно! – Седрик подошел к нему и ткнул дулом бластера под подбородок. – Вопросы здесь задаю я. Есть в доме еще кто-нибудь?

– Я... нет.

– Это так? – спросил Седрик женщину. Она робко кивнула.

– Ладно, – пробурчал он. Она была слишком напугана и сбита с толку, чтобы лгать им. – А теперь быстренько назови мне его имя.

– Его имя? – пробормотала она, не понимая.

– Да!

Когда она подтвердила, что это Лонгиус, Седрик повернулся к нему:

– Продолжим. Сигнализация включена? Специфического звука включенной сигнализации не было слышно, но это ничего не значило.

– Сигнализация? О, она... – мужчина немного собрался с мыслями, и на его лице появилось расчетливое выражение. – Она, понятно, включена. Охрана может появиться в любую секунду. Вам лучше убираться подобру-поздорову!

Седрик ухмыльнулся и слегка расслабился.

– Все ясно! – крикнул он Мэйлору, который тем временем наконец поднялся. – Этот идиот забыл включить сигнализацию.

– Я знал, что сверну себе шею, – бормотал Мэйлор, не обращая внимания на слова Седрика. – Я с самого начала знал это.

– О'кей, – Седрик предпочел не слышать этих причитаний и толкнул Лонгиуса в ближайшее кресло. – Слушай внимательно: мы не хотим затягивать дело. В твоих интересах все сделать как можно быстрее.

– Что... что вы хотите? – Лонгиус переводил испуганный взгляд с одного на другого.

– Немного информации, больше ничего, – успокоил его Седрик. – Ты дашь нам ее, и мы мгновенно исчезаем. Все очень просто.

– О какой информации идет речь?

– О сделке, которую ты провернул полтора года назад, – на этот раз говорил Мэйлор. – Речь идет о контейнеровозе «Скряга». Давай выкладывай. Что ты можешь сказать нам об этом?

– «Скряга?» – испуганно повторил Лонгиус. Его взгляд беспокойно блуждал по сторонам.

Я... я вообще не знаю, о чем вы говорите, – попытался он вывернуться. – А если бы даже и знал,...

– Придется тебе немного помочь, – сказал Мэйлор. – Полтора года назад ты купил у торговой фирмы «Сандал Системс» контейнеровоз. И случаю было угодно, чтобы он якобы взорвался еще до того, как был зарегистрирован на твое имя. Тем не менее, ты заплатил за него всю сумму и почему-то не захотел получить страховку, которая была выдана прежнему владельцу. Не кажется все это немного странным?

– При заключении сделки речь о страховке не шла, – прохрипел Лонгиус. – Этот идиот провернул дело со страховкой в одиночку. Мало все ему было. Поэтому он и...

Он запнулся, когда ему стало ясно, что, выдавая эту информацию, он подписывает себе приговор.

– Ну давай же, – подбодрил его Мэйлор. – Я думаю, ты хотел сказать: «Поэтому он плохо и кончил». Можешь спокойно говорить дальше, раз уж начал. Теперь говорить уже проще, не так ли?

– Я вам больше вообще ничего не скажу, – мужчина плотно сжал губы, но уже в следующий момент спросил: – Кто вы? Кто вас послал? – и попытался встать.

– Это к делу не относится, – решил Седрик и толкнул его на сиденье. – Важно сейчас лишь то, что в настоящий момент мы те, у кого в руках оружие. Но я могу сказать, что мы не из тех закулисных деятелей, которые с тобой заодно, – если тебя это успокоит. Однако мы с большим удовольствием узнали бы о тебе еще кое-что. Итак?

– Какие закулисные деятели? – почти упрямо спросил Лонгиус и снова плотно сжал губы.

– Да ладно тебе, – досадливо поморщился Мэйлор. – Кишка у тебя тонка одному управиться с такой сделкой. Ты всего лишь посредник, подставное лицо. Расскажи нам, как все было! Когда Сарториус Вош предложил сделку?

Лонгиус заметно вздрогнул при упоминании этого имени. К его и без того испуганному выражению лица примешался ужас, и Седрик отчетливо почувствовал, что этот ужас связан с именем Сарториуса Воша.

– Ну если уж ты решил обязательно корчить из себя героя, – Седрик вздохнул и деланно лениво повернулся к Мэйлору, который понимал так же хорошо, как и Седрик, что Лонгиус – прожженный и беззастенчивый делец, но кем уж ему не суждено быть, так это героем, —тогда, пожалуй, придется ускорить события. У меня, собственно, нет ни малейшего желания болтаться здесь всю ночь. Что ты предлагаешь?

– Есть уйма вариантов, – взял Мэйлор пас. – Наиболее эффективной является, как уже доказано, ампутация различных частей тела: пальцев, ушей и прочего. Да что ты спрашиваешь? Ты и сам это хорошо знаешь! – все это звучало так, будто речь шла об интерьере нового глайдера.

Седрик внимательно смотрел на Лонгиуса сверху вниз. Глаза бедняги расширялись, расширялись,.. Еще немного – и банкир заговорит, да так, что не остановишь!

– А какую же часть тела ты рекомендуешь ампутировать в данном случае? – невинно поинтересовался Седрик. – С чего начнем?

Мэйлор тоже посмотрел на Лонгиуса сверху вниз, делая вид, что размышляет. Он задумчиво потер щеку и остановил свой взгляд на полотенце, прикрывающем бедра банкира.

– Я думаю, у меня появилась идея.

– Пожалуйста, – равнодушно пожал плечами Седрик. – А какая?

– Может, зажарим? – Мэйлор поднял бластер на уровень глаз и повращал маленькое колесико, регулирующее интенсивность луча. – Однажды со время учений мы случайно остались без горячей пищи, так я сам поджарил колбасу. Не пройдет и полминуты, как все будет готово.

– Ладно, – согласился Седрик. – Вот только запах горелого мяса мне что-то не очень нравится, – он указал на Кара-Сека, все еще не спускающего глаз с женщины (во всей этой ситуации Седрику было жаль именно се: она случайно влипла в историю, которая ее совершенно не касается, но, к сожалению, теперь уж ничего не изменишь). – Пусть лучше он займется ампутацией. Он необычайно ловко владеет своим мечом. Однажды я видел, как он меньше чем за две секунды разрубил огурец десятка на два ломтиков.

Конечно, то, что он рассказывал, было трепом чистейшей воды, но зато возымело действие. Лонгиус побледнел, как лист белой меловой бумаги.

– Конечно, надо его связать и засунуть в рот кляп, – продолжил Мэйлор, кивнув головой в сторону банкира. – Ты же знаешь, как ужасно эти типы ревут во время операции и машут руками. Просто даже неприятно.

– Да, верно – Седрик оглядывался в поисках чего-нибудь подходящего. – Посмотрю, может, и найду что-нибудь.

– Не надо! Не надо! – вдруг закричал насмерть перепуганный Лонгиус. – Прекратите! Я расскажу вам все, что хотите. Только, пожалуйста, оставьте меня в покос! – он не заметил, как Мэйлор и Седрик подмигнули друг Другу.

Уже в следующие секунды они услышали от пего все, что он знал об интересующей их сделке. Сарториус Вош, директор банка «К & К», поручил тогда Лонгиусу купить контейнеровоз. После того как Лонгиус выполнил его поручение, он должен был позаботиться о том, чтобы корабль со всей командой и владельцем на борту появился в определенный момент в определенной системе. Единственное, что он потом услышал о корабле, – это известие о его гибели.

– Но это же еще не все? – настаивал Мэйлор. – Ты ведь, конечно же, поинтересовался дальнейшей судьбой корабля?

– А почему я должен был интересоваться? – в отчаянии спросил Лонгиус. – Свои деньги я получил. К тому же, Вош сказал мне, что я должен все забыть. А у него огромная власть. Всегда лучше делать то, что он велит.

– А насколько велика его власть? – вцепился в него Седрик, Настало время разузнать кое-что и о директоре банка, и о его роли в этой игре.

Лонгиус сделал неопределенный жест.

– Никто этого не знает наверняка. Но поговаривают, что...

Он испуганно оборвал себя на полуслове. Внутренняя дверь в спальню с грохотом отворилась. Фигура, затянутая в черное, прыгнула в комнату, приняла боевую стойку и навела на них оружие.

За разнесённым вдребезги окном моментально возникли несколько вооруженных людей.

– Не двигаться! – крикнули оттуда. Руки Седрика зачесались. Это был рефлекс, приобретенный тысячекратным повторением: выхватить оружие и стрелять, Но, к счастью, за долгие годы он научился подавлять его.

Стрелять было бы бесполезно, признал он, заметив несколько бластеров, направленных на него. Спецназовцы были экипированы точно так же, как и те, в гостинице, и у Седрика не возникло ни малейшего сомнения в том, что это та-же самая группа захвата из посольства Сардэя. Боковым зрением он установил, что Лонгиус ошарашен внезапным вторжением не меньше его самого.

Седрик медленно поднял руки: любое сопротивление стоило бы ему жизни. Ему и другим в этой комнате.

Мэйлор тоже понял, что сопротивление бесполезно. Только Кара-Сек бросился с поднятым мечом на спецназовца, появившегося в комнате через развороченную дверь. Легкое потрескивание, голубоватое сияние – и великолепный меч благородного метала падает из застывших рук храброго йойодина.

«Всего лишь электрошок», – перевел дух Седрик. Их все еще хотят взять живыми.

На секунду йойодин застыл на месте, но потом, невзирая на недействующие руки, попытался все же броситься на спецназовца. Он бы и сделал это, если бы не Седрик.

– Стой! – крикнул он, – Это не имеет смысла.

Тяжело дыша, Кара-Сек огляделся по сторонам.

– Очень разумно, – сказал один из тех, что стояли у окна. Голос звучал под маской так глухо, что Седрик не смог определить, кто же говорил, пока один из них не вошел в комнату и не протянул руку в требовательном жесте. – Ведите себя так разумно и дальше и сдайте ваше оружие.

Седрик глубоко вздохнул и бросил бластер на пол. Мэйлор последовал его примеру, но в следующий момент, когда все спецназовцы были поглощены зрелищем оружия, с грохотом падающего на пол, он молниеносно повернулся к окну и нажал на кнопку запуска своего ранца.

Седрика восхитила находчивость Мэйлора. Вспомнить о единственной возможности бегства и использовать ее! С помощью ранца он с мгновение ока катапультируется из помещения и вылетит на свободу, в ночь.

Но...

Но шесть сопел не сработали, и Мэйлор с грохотом растянулся на полу.

– Ах да, я забыл, – сказал главный спецназовец Мэйлору, – мы, конечно, позаботились об электронном поле помех для этого помещения. Очень жаль, но ваши милые игрушки больше не действуют.

Мэйлор с трудом поднялся на ноги.

– Представляю, каким сюрпризом было для вас наше появление, – продолжал тот. – Вторжение в систему данных банка «К & К» не осталось не замеченным нами. Судя по всему, вы воспользовались услугами очень неплохого серфера. Но, к сожалению, он не успел скрыть, откуда он. Из системы фирмы-инвестора этого достойного господина, – он киснул на Лонгиуса. – И тогда нам стало ясно, что вы рано или поздно появитесь у него, это был лишь вопрос времени. Мы ждали вас – и дождались. Надо признать, ваша идея действительно смела и нестандартна.

Седрик не видел его лица за темной маской, способной отражать выстрелы из лазерного оружия, но догадался, что тот ухмыляется.

– Что... что все это значит? – пролепетав Лонгиус. – Кто вы такие? Что здесь вообще происходит?

– Он всегда задаст такие глупые вопросы? – раздалось из-под маски. Вопрос, казалось, был обращен к Седрику.

– Да, как правило, – попытался поддержать он предложенный ему непринужденный тон. – Это, по-видимому, заложено в нем. Нам тоже стоило немалого труда отучить его от этого.

– Напрасные старания, – заметил главный, – у него не будет больше возможности задавать глупые вопросы. Как, впрочем, и у тебя, – он поднял оружие и прицелился в Седрика. – Настало время твоей последней молитвы.

– Ты не убьешь нас, – сказал Седрик с неизвестно откуда взявшейся убежденностью, Он развел руками. – Если бы вы хотели нас убить, то давно сделали бы это.

– Ты действительно так уверен в этом? – Седрик снова почувствовал, что тот ухмыляется.

Спецназовец нажал на спуск.

Седрик почувствовал, как что-то яростно ударило по его сознанию, насильно вымело его из черепа, и полетел в глубокую, непроглядную тьму.

Еще два оглушительных выстрела – и на пол рухнули Мэйлор и Кара-Сек.

Перкинс снял шлем и с удовольствием посмотрел на три бесчувственных, распростертых на полу тела, не обращая никакого внимания на Лонгиуса и женщину в постели.

– Отнесите их в глайдер! – приказал он.

Мигом подбежали несколько его людей, схватили бесчувственные тела и вытащили их на террасу. Там уже спустился глайдер и завис над землей, почти касаясь се.

Перкинс дождался, пока добычу загрузят в глайдер, потом жестом подозвал двоих из своей команды.

– Доделайте остальное! – распорядился он. Убедившись в том, что они правильно поняли его приказ, Перкинс вышел из дома и сел в глайдер. Переборка задвинулась, и секунду спустя машина уже была в воздухе.

– Что это значит? – спросил Лонгиус оставшихся спецназовцев. – О чем, собственно, идет речь?

– Ты действительно полный идиот, – сказал одни из спецназовцев и поднял бластер. – Ты, кажется, успел кое-что разболтать? А ты не знаешь, что бывает с людьми, совершившими подобные ошибки?

– Разболтать? – судя по лицу Лонгиуса, он слышал это слово впервые. Он встал с кресла и протестующим жестом поднял руки. – Я ни-че-го не разболтал. Ничего!

– К сожалению, кое-кто думает об этом совсем иначе.

Яркий луч ударил Лонгиусу в грудь, превратил его в обгоревший кусок мяса и отшвырнул к стене. Женщина завизжала. Она медленно двигалась к краю постели, псе еще прикрываясь простыней.

Взгляд убийцы скользнул и ее сторону с таким выражением, будто он впервые видит ее.

– Пожалуйста, – выдохнула женщина, – не убивай меня. Я... я не имею ко всему этому никакого отношения...

– Не бойся, – сказал тот, и голос его вдруг зазвучал удивительно мягко. – Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Не думай, пожалуйста, что я замышляю что-то против тебя...

Он подождал, пока испуг женщины немного пройдет, и нажал на спуск. Облако огня охватило ее и обуглило, как и Лонгиуса, до неузнаваемости.

– Это все проклятый приказ, – добавил он, почти извиняясь, и поспешил исчезнуть.

Второй глайдер поднялся в воздух и полетел в сторону посольства:


Глава 6 ПОРАЖЕНИЯ | Санкт-Петербург II | Глава 8 НАЕМНИКИ!