home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Он покачивался, и Кристэль уловила запах перегара.

– Где док? – Человек, бормоча, смотрел через ее плечо. – Должен повидать дока.

– Я здесь.

Кристэль вздрогнула от звука голоса прямо у нее спиной. Она повернулась, и Грэгг, кивнув ей, встал дом, пристально глядя на посетителя: Она заметила легкий испуг в его глазах.

– Что ж, – произнес он, – вот так сюрприз.

– Ну еще бы, – фыркнул человек.

– Но приятный сюрприз. – Грэгг улыбнулся и быстро взглянул на Кристэль. – Все в порядке, – добавил он, – Тадеуш – старый друг.

– Старый и помирающий от жажды, – снова усмехнулся посетитель. – Истинная правда.

Рука Грэгга нырнула в карман. – Если это поможет…

– Я не о том, – пробормотал человек. – Старым друзьям подобает пить вместе.

– Тогда мы пойдем наверх. – Он повернулся к Кристэль. – Почти закончили? Хорошо, можете закрыть контору. Я проверю отчетность утром. Идем со мной, Тад.

Кристэль снова заперла дверь на засов. Обернувшись, она увидела, как Грэгг с незнакомцем, проходят мимо рецептурной, и в слабом свете из дверей конторы она ясно разглядела Тадеуша. Это был мощный широкоплечий мужчина с неуклюжей походкой у в потрепанной куртке, бесформенных вельветовых брюках. Контраст между этим типом и безупречно державшимся Грэггом был разительным, но поведение Грэгга показалось ей странным. Она поняла, что тот был испуган, и на миг почувствовала, что за его смущением кроется нечто большее.

Грэгг боялся этого человека.

Кристэль медленно пошла по проходу, следя за мужчинами, оказавшимися в холле, в конце конторы, была уверена, что Грэгг остановится перед дверью, ведущей на второй этаж, но вместо этого он миновал ее и замер перед другой, обшитой панелями. Странно: она видела эту дверь каждый день, но не обращала на нее внимания. Наверное, проходя мимо, она принимала ее за дверь обычной кладовки.

Ключ Грэгга уже был в замке, дверь открывалась, к его рука потянулась к газовому рожку, подвешенному изнутри. Вспыхнул свет, и она увидела там лестницу. Затем мужчины вошли и начали подниматься по ступеням, а панельная дверца в стене захлопнулась.

Кристэль нахмурилась. Еще одна лестница – куда? И кто этот пьяный незнакомец, которого опасается Грэгг? Ответ на все вопросы был за этой дверью. Нечего и думать идти за ними следом – Грэгг ни одной двери не оставляет незапертой. Но эту, кажется, оставил. Он ступил на лестницу раньше, чем дверь закрылась. Видимо, неожиданность и страх пересилили осторожность. Разумеется, дверь могла запираться автоматически, захлопываясь изнутри.

Существует лишь один способ узнать это.

Она медленно прошла через холл, потянулась к ручке и повернула ее. Дверь распахнулась.

Кристэль осмотрела крутые ступени лестницы, уходящие в полумрак, куда не достигал свет газового рожка. Оба мужчины исчезли наверху, звуки их шагов стихли в темноте: Девушка начала подниматься, останавливаясь на каждом шагу и прислушиваясь, не нарушит ли тишину посторонний звук. Наконец, она оказалась на верхней ступени, упиравшейся прямо в дверь, расположенную в тупике. Здесь кончался пролет.

Именно из-под этой двери пробивалась колеблющаяся полоса света, освещающая ступени. И как раз оттуда слышались приглушенные голоса.

Она вдруг поняла, что здесь – кабинет, примыкающий к верхним апартаментам. Но неужели это так? Ведь она никогда не замечала этого входа.

Что ж, ты искала потайные лестницы – и нашла одну из них. Кристэль снова нахмурилась: «Перестань разговаривать сама с собой. Слушай голоса».

Голос Грэгга:

– Скажи, когда.

И смешок гостя:

– Пока что хватит. Просто оставьте бутылку под рукой.

Кристэль услышала, как скрипнул стул. Очевидно, Тад устраивался поудобнее.

– Так-то лучше. Славное у вас местечко, док.

– Я рад, что тебе нравится. Но не будешь ли любезен рассказать мне, каким образом ты его отыскал?

– Само собой. Я заметил вас на днях на ипподроме.

– В Вашингтон-парке?

– Точно. Хотел было окликнуть, да потом сказал себе: «Нет уж, только не при юной леди».

– Весьма благородно с твоей, стороны.

– По-прежнему интересуешься юбками, док?;

– Ничего подобного. Эта девушка – моя племянница из Сан-Франциско. Я нанял ее вместо секретарши.

– Ну ладно уж, не заводитесь. Я просто спросил. В голосе Грэгга послышались раздраженные нотки:

– И я тоже. Ты сказал, что увидел меня на скачках. И что дальше?

– Навел кое-какие справки. Спросил у одного из «жучков». Он сразу понял, о ком речь, и указал дом. А вы известная личность, док. – Снова смешок. – И вот я здесь.

– Да, ты здесь. – Раздражение Грэгга прорвалось наружу. – Что тебе нужно?

– Полегче. Разве так говорят со старыми друзьями? Знакомыми с тех давних дней, в Эльмире? Черт побери, я знал вас, когда вы еще называли себя…

– Перестань! – живо оборвал Грэгг, но Тад не желал молчать.

– Вам-то легко говорить, а? Будучи такой шишкой и снимая сливки с такой собственности. Г. Гордон Грэгг, доктор медицины, – подумать только, проучившись лишь год в медицинском колледже!

– Хватит.

– Может, вам и хватит, но не вашему покорному слуге. Я делал всю грязную работу, и никогда не забывайте этого. Это я выкапывал покойничков, едва их опускали в землю; я доставлял их вам в анатомичку, а вы тем временем спокойно посиживали и набивали карман наличными.

– На что ты жалуешься? Ты никогда не смог бы сам провернуть все эти дела, не подготовь я их заранее. И ты получал свою долю.

– Хорошенькая подготовка – фальшивые разрешения, которые я должен был показывать декану, привозя экспонат. Мне следовало догадаться, что это мошенничество раскроется.

– Ты забываешь, я взял вину на себя, хотя и знал, что буду исключен за это.

– Я ничего не забываю. Конечно, вас исключили. Такова сделка: вы убрались из города, а они замяли дело, поскольку не желали огласки. Там ведь были замешаны их собственные студенты. Но кто пошел под суд по обвинению в раскопке могил? Кто отсидел пять чертовых лет в тюряге?

– Тебе заплатили ж за это. Я выложил все деньги, которые у меня были.

– Не все. Думаете, я не знаю о вашем плане насчет невесты и ее страхового полиса? Ух, как кстати с ней приключилось несчастье! Утечка в газовом рожке…

– Ты не знаешь, о чем болтаешь! – голос Грэга перешел в сердитый крик, затем смягчился. – Послушай, теперь уже ничего не поделаешь. Нa, выпей еще.

– Конечно.

Кристэль напряглась, прислушиваясь. Раздалось звяканье бокалов, и снова голос гостя:

– Хотите отмазаться от меня глотком виски, док? Так вот: не за тем я сюда пришел.

– Я предлагал тебе деньги.

– Вы не откупитесь от меня подачкой.

– Так чего ты хочешь?

– Той же доли, что и в старое доброе время. Пятьдесят на пятьдесят. Как с этой, так и с прочих, сделок.

Как ни странно, на этот раз усмехнулся Грэгг:

– Я влез по уши в долги, чтобы выстроить замок. Хочешь заполучить пятьдесят процентов моих долгов?

– Не валяйте дурака, – резко произнес, Тад. – Сколько лет прошло с тех пор, как мы виделись последний раз, – шесть или семь? Я уже не тот простак, которого вы обманом засадили за решетку. Я многому научился, пока сидел, и стал еще умнее, выйдя на свободу. Вся ваша жалкая болтовня…

– Это правда, поэтому помоги мне.

– Вам не нужна никакая помощь. Аптека занимается перепродажей земли и мошенничеством с патентованными лекарствами, а вы врачуете на стороне и вдобавок ко всему сдаете комнаты приезжающим на Ярмарку. Говорят, у вас денег куры не клюют.

– А ты веришь всему, что слышишь? Брось, Тадеуш, если ты и впрямь знаешь о жизни так много, ты не должен доверять праздным сплетням.

– Чертовски верно. Вот почему я и не приходил сюда, пока не подвернулась возможность разузнать кое о самому.

– Разузнать?

– Вы удивились бы, узнав, сколько информации в старых газетах. Там была статья о вас и вашей жене, так-то. Видно, был неслабый пожар. А из того, что я прочел позже, узнал про большую страховку. О чем же мне это напомнило? О вашей милой, славной невесте и газовом рожке, отправившем ее к праотцам.

– Заткнись!

– Обязательно. Но как только мы придем к соглашению.

– Предупреждаю, тебе не удастся меня шантажировать.

– Посмотрим, – Тад усмехнулся. – Но я не думаю, что это необходимо. По крайней мере, пока вы играете честно. На сей раз меня не проведешь на мякине, и если подумываете подстроить очередной несчастный случай, то забудьте об этом. Я знаю все ваши трюки. И к тому же, сдается мне, вам не помешала бы небольшая помощь.

– С чего ты решил?

– Взять хотя бы ваш замок. Вы бы не построили его ради одной лишь показухи. У вас есть планы.

– Возможно, – голос Грэгга стал задумчивым. – Но мне нужен тот, кому я могу доверять.

– Так значит, решено?

– Не так скоро. Мне не нравится, что ты пьешь.

– Не волнуйтесь. Я завяжу с выпивкой. Только дайте мне возможность устроиться и привести себя в порядок.

– Это не проблема. Можешь остановиться в одной из комнат и начать хоть завтра.

– Начать с чего?

– Мне придется подумать над этим. Но для начала, есть кое-какая плотницкая работа.

– Хотите, чтобы я построил пару ящиков? – Тад громко усмехнулся. – Напоминает добрые старые времена.

– Забудь о прошлом, – приказал Грэгг. – Нам не нужны ящики, и мы не имеем дел с медицинскими школами. То, что я задумал, гораздо серьезнее. Вот увидишь.

С этими словами Грэгг поднялся, и Кристэль услышала его шаги. Она осторожно поспешила вниз по ступеням, молясь, чтобы ей удалось вовремя очутиться на первом этаже.

Она успела и, со вздохом облегчения закрыв нижнюю дверь, бросилась в контору. Погасив свет, она покинула аптеку, обогнула здание и подошла ко входу на Уоллес-авеню, так и не увидев ни Грэгга, ни его компаньона.

Но у себя в комнате, уже раздевшись и лежа в постели, Кристэль продолжала слышать голос Грэгга: «Вот увидишь».

И она собиралась кое-что предпринять.


Глава 16 | Американская готика | Глава 18