home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19

Воскресным днем, как и было обещано, «дядя» Гордон сопровождал Кристэль на Ярмарку. Воды залива искрились под сентябрьским солнцем, и толпы людей двигались по Мидуэю в поисках удовольствий, словно чувствуя неминуемое приближение осени. У молодежи кончились каникулы, а их родителям пора было заняться работой – суматошными городскими делами или сбором урожая на отдаленных фермах. Среди всеобщей сутолоки каждый спешил напоследок порадоваться великолепию Ярмарки.

Кристэль ощущала это состояние, но не находила здесь ничего радостного.

– Устала, дорогая? – спросил Грэгг, когда они покинули «Индийский базар».

– Немножко.

– Давайте передохнем. – Он подвел ее к столику перед «Французским кафе». Пока он заказывал напитки, она извинилась и вошла внутрь. Найдя в конце помещения телефон, торопливо опустила в щель пятицентовик.

Наверное, Джим сидел у телефона, потому что он ответил ей после первого звонка.

– Кристэль, где ты находишься?

– На Ярмарке.

– Он с тобой? – Его голос звучал озабоченно.

– Да. Я могу поговорить только минуту.

– Ты что-нибудь выяснила?

– Ничего.

Он вздохнул.

– Так значит, ты так и не видела Тада?

Кристэль помедлила.

– Пока нет. Но я позвоню, как только что-нибудь узнаю.

– Может, завтра?

На этот раз вздохнула она.

– Пожалуйста, не беспокойся, дорогой. Я дам тебе знать сразу, как смогу, – и повесила трубку, ругая себя за трусость. Но она не могла рассказать ему остального, как не могла и позвонить Чарли Хогану, чтобы признать свою неудачу.

Кристэль повернулась и направилась к выходу, к стоявшим перед входом столикам. Тянуть время больше нельзя. «Завтра», – сказал Джим. Пусть будет завтра. Чем скорее он узнает правду, тем раньше сможет всерьез заняться поисками новой работы. Нельзя водить его за нос, внушая ложные надежды.

Так или иначе, мысль о встрече с Чарли Хоганом обескураживала ее еще больше. Она снова подвела его, после всех своих обещаний и надежд. Ну что она ему скажет?

«Совесть превращает всех нас в трусов», – любил цитировать ее отец. Он утешал ее не только цитатами. Бессчетное количество раз Кристэль приходила к нему со своими проблемами и находила решения. Но теперь отца нет. У нее остается лишь…

– Дядя Гордон.

Он сидел за столиком, выжидательно улыбаясь. Воплощение чопорной элегантности: каждый набриолиненный волосок на своем месте и ни единой лишней щетинки в нафабренных усах. Поставив бокал, он жестом пригласил ее присесть рядом.

– Вам уже лучше?

Она кивнула, улыбаясь через силу.

– Ну-ка, выпейте это. – Кристэль машинально подняла бокал. Он заказал для себя вино, а для нее – лимонад. Весьма очаровательно и корректно. Г. Гордон Грэгг – настоящий джентльмен!

– Я непрестанно обдумываю вашу проблему, – сообщил он.

– Проблему? – Кристэль с трудом взяла себя в руки, ощущая его изучающий взгляд.

– Помните наш маленький разговор на днях? Насчет финансовых дел вашей мамы?

– Ах, это.

– Не будьте легкомысленной. Речь идет не только о ее будущем, но и о вашем.

Пальцы Кристэль стиснули бокал. Она едва не забыла о наживке, которую забросила. Наконец-то, он клюнул на нее. Она кивнула:

– Я благодарна вам. Но, как я уже говорила, мистер Пилкрист…

– Пилкрист – адвокат, а не советник по инвестициям. («Рыбы – жадные создания; они не делятся своей добычей», подумала Кристэль.)… Чтобы положить деньги на счет, дающий проценты, не нужны советы адвокатов.

А совместно вложенные двадцать тысяч приносят ежегодный доход, позволяющий жить более чем скромно. Но вас удовлетворит это? Бедность не порок…

– Мать ни в чем не нуждается.

– Разумеется. Как и вы, впрочем. И все же, мне хотелось бы сделать вашу жизнь лучше… – Мягкий бормочущий голос мошенника. Сколько раз он говорил эти слова и скольким людям?

Кристэль нахмурилась.

– Мать – человек строгих взглядов.

– Завидная черта характера. Но ее, к несчастью, нечасто находишь у тех, кто добился финансовой независимости. – Грэгг махнул рукой. – Все инвестиции и спекуляции походят на азартную игру. Но настоящий игрок – тот, что играет наверняка. В этом секрет успеха.

Кристэль пожала плечами.

– Но разве не каждый человек, дающий деньги, уверен в надежности своего вклада? Так откуда берется эта уверенность?

– Только из опыта, – Грэгг подался вперед. – Я предлагаю вам собственный опыт. Пять лет назад у меня не было ничего, абсолютно ничего. Но за короткое время небольшие отчисления из моего дохода фармацевта и врача выросли до скромного состояния. Потому что я вложил их в то, что никогда не подведет. Я полностью в этом уверен. Я вложил деньги в себя. – Он улыбнулся. («Рыба оказалась акулой, а у акулы – зубы».) – Вы видели мои владения, знаете размеры моего предприятия. Но это только начало. Еще несколько недель – и Ярмарка закроется. Спрос на комнаты резко упадет. Но меня это ничуть не тревожит. То, чего я достиг, развяжет мне руки для осуществления более грандиозных планов. – Пальцы Грэгга коснулись кончиков усов. – Весь секрет в замке.

Кристэль не сводила с него глаз, и он едва заметно кивнул.

– Вы уже знаете меня достаточно хорошо, чтобы понять, что я не чудак. Я верю в современную технологию, в научный подход. Вы не задавали себе вопроса, зачем мне столь уродливое произведение архитектуры?

– Я думала об этом, – Кристэль помедлила, осторожно подбирая слова. – Ну, конечно, он привлекает внимание…

– Вот именно. И благодаря Ярмарке у людей открываются глаза, открываются на чудеса мира, лежащего у них за порогом. Я специально задумал этот замок, чтобы подстегнуть их любопытство. Эксперимент оказался удачным. И теперь я намерен пойти дальше.

Грэгг поднял бокал, глядя темными глазами поверх его ободка на Кристэль.

– Стоит ли останавливаться? Почему бы не построить Тадж-Махал в Нортсайде, кафедральный собор на авеню Гарфилда и миниатюрный дворец в центре? – Он осушил бокал. – В этом есть смысл, не так ли?

– Да, – пробормотала Кристэль. И действительно, некоторый смысл был, хотя идея казалась безумной. На миг она почти поверила в нее, как верил он. Грэгг продолжал:

– Я хочу, чтобы вы обдумали это, дорогая. Если вы согласны и видите здесь определенную целесообразность, то напишите вашей матери. Расскажите ей об этом. Я буду рад помочь все объяснить ей. У меня есть подробные планы финансирования. Мы сможем создать корпорацию, если угодно. Но о деталях лучше поговорить позже. А сейчас прошу держать это в строжайшей тайне, пока я не покажу вас все планы и цифры. Согласны?

– Да, дядя Гордон.

Губы под усами сложились в хищную довольную ухмылку. Сейчас акула насытилась: поймав наживку, она держит ее цепко, не выпуская из пасти. Борьбы не будет, пока акула не почувствует крючок.

Грэгг поднялся.

– Пора идти. Сегодня вечером выезжают из комнат некоторые гости. И мне хотелось поговорить с новой горничной.

Кристэль отодвинула свой стул.

– А что случилось с Бриджит?

– Она уведомила меня об уходе. – Грэгг едва заметно улыбнулся. – Я договорился о замене. Эльза Краузе: похоже, такие, как она – солидные и надежные слуги. Быть может, нам больше повезет с немцами.

Сидя той ночью в своей комнате и расчесывая волосы перед зеркалом, Кристэль обдумывала ситуацию. Сегодня у нее передышка: заинтересованность Грэгга даст ей какое-то время, хотя она сомневалась, что сможет долго испытывать его терпение.

В коридоре послышались тихие шаги и где-то вдалеке скрипнула дверь. Вероятно, прибывает или выезжает кто-то из постояльцев. Они приходят и уходят, как горничные и все прочие. Прочие, чередой прошедшие здесь за последние месяцы. Быть может, она слышит их – призраки, населяющие коридоры. Легко сомневаться в этом при свете дня, но не ночью. С приходом темноты они тут как тут: не посетители – жертвы.

Кристэль положила щетку и уставилась на себя в зеркале. Может, и она жертва? Почему бы нет? Так легко быть слепой, видеть лишь то, что хочется. А ведь она ищет средства, оправдывающие ее личные цели. И нарочито отводит взор от прочих вещей – неприятных, тех, на которые не обращают внимания приличные, уважаемые люди.

Спектакль смерти, смерть от насилия. Выпученные глаза, искаженный агонией рот, подрагивание членов, бьющая толчками кровь. К чему думать о тех, кто причиняет боль? Думать надо о жертвах, о тех, кто может быть опознан и отомщен.

Что-то громко стукнуло над головой. Эхо простонало между стенами. Как много дверей, как много комнат, лестниц и проходов. Сначала они распахиваются, затем поглощают и закрываются, чтобы хранить свои тайны. Абсурд, конечно. Но разве не сказал об этом Грэгг? Сам не подозревая, он дал ей ответ.

Секрет в самом замке.


Глава 18 | Американская готика | Глава 20