home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 20

Сержант сыскной полиции Стэнли Мэрдок благоухал гвоздикой и табаком. Рыжие усы торчком и такого же цвета волосы. То и дело усы топорщились в такт движению челюстей, когда сержант перемещал табачную жвачку от одной щеки к другой. Этот приземистый, коренастый мужчина с цветущей физиономией сидел за своим столом, внушая уверенность, столь же прочную и основательную, как стоявшая у его ног плевательница.

– Извините, мисс, но все это следовало рассказать мне, когда вы пришли, чтобы потребовать досье на Тада Хоскинса, еще на прошлой неделе. Мы могли бы поймать его. – Сержант укоризненно посмотрел на Кристэль.

Вы обязаны были информировать нас, знаете ли. На парня заведено дело, и он разыскивается полицией.

– Я и собиралась рассказать вам, после того, как смогла бы задать ему несколько вопросов.

– Теперь слишком поздно. – Сержант Мэрдок нацелился в плевательницу, плюнул и попал. – В следующий раз предоставьте вести допрос нам.

– Но следующего раза не будет! – Кристэль нетерпеливо подалась вперед. – Разве не ясно? Он исчез, как и все прочие, о ком я вам рассказывала.

– Это по-вашему, – сержант опустил глаза на исписанные карандашом листки, лежащие перед ним на столе. – Но из отчета коронера ясно, что Миллисент Грэг погибла в огне. Страховой агент, упомянутый вами, и сам разговаривал с Женевьевой Болтон. Она в Канзас-Сити, как сказал доктор Грэгг. И если он утверждает, будто Тадеуш Хоскинс уволился, кто может опровергнуть это?

– Но другая секретарша – та, что работала у него перед Женевьевой Болтон… Вы забываете – она тоже исчезла!

– Алиса Портер? – Мэрдок кивнул. – Та же история. Он же сказал, что Портер уволилась. Вы снова хотите возразить?

– А как насчет личного дела Грэгга? Я рассказывала вам о подслушанном разговоре доктора с Хоскинсом. Наверняка вы сможете проверить это.

– Мы наведем справки.

– А если что-нибудь тем временем случится? – Голос Кристэль дрогнул.

– Успокойтесь, мисс Уилсон. Ничто не указывает на то, что «что-нибудь» должно произойти, как нет и доказательств, что это «что-нибудь» уже случилось.

– Я прошу вас просто взглянуть сюда, – Кристэль ткнула пальцем в заметки, разложенные на столе Мэрдока. – Эти лестницы и проходы действительно существуют. Через эту комнату номер семнадцать можно попасть в его апартаменты. Стоит провести расследование, и я уверена, вы найдете улики.

– По-вашему, департамент выдаст ордер на обыск на основании этих записей? – Мэрдок покачал головой. – Любой может строить свой дом, как ему заблагорассудится. Закон не запрещает этого, верно?

– Значит, вы не поможете мне? – Голос девушка снова дрогнул.

– Я же сказал, мы заглянем в его досье. – Мэрдок поднялся. – А теперь, мисс, если позволите…

Кристэль отвернулась. Покидая участок, она услышала за спиной красноречивый звук плевка. Что за жалкий тип этот полицейский, жующий жвачку, словно корова!

Что ж, идти больше некуда, разве что вернуться в замок, где ее ждет Грэгг. Похоже, он поверил в назначенный ей прием у дантиста – пусть проверит, если хочет: Хоскинс договорился о приеме со своим другом-дантистом, практикующим в центре. И похоже, Грэгг поверил, что она написала матери насчет инвестиций. У Кристэль еще оставалось время, но сейчас это не имело значения. После Мэрдока ей показалось, что закрылась последняя дверь.

Но вот, в пятницу утром, во время диктовки писем, в контору вошел Хикей.

– К вам джентльмен, доктор.

Грэгг раздраженно поднял голову:

– Я не принимаю.

– Но он настаивает: очень важное дело.

– Кто он, и что ему нужно?

– Некий мистер Гласе.

– Он самый! – следом за помощником в контору вошел человек и кивнул Грэггу. – Я из инспекции по строительству.

Кристэль повернулась и моргнула. Эти рыжие усы торчком! Сержант Мэрдок небрежно скользнул по ней взглядом, ничуть не обнаруживая их знакомства. И хотя он не изменил внешность, ей пришлось глянуть дважды, чтобы убедиться, что это тот самый человек, с которым она говорила в сыскном агентстве. Казалось, он сбросил с себя пустую самоуверенность вместе с привычкой жевать табак: плечи его чуть сутулились, а в манерах и голосе появилась поразившая девушку мягкость.

Грэгг уже поднимался.

– Да, мистер Гласе. Чем могу служить?

Мэрдок выудил из карману карточку и подал Грэг – Простите за беспокойство, сэр, но, похоже, произошла небольшая ошибка, – рука его снова нырнула в карман, вынимая потрепанный, пухлый блокнот. – Согласно нашим документам эта постройка была завершена без окончательной проверки.

Брови Грэгга выгнулись дугой.

– Мой подрядчик отвечал за все планы и разрешения. Я полагал, он подал необходимую информацию в вашу контору. – Грэгг бросил взгляд на стол. – Если память не подводит, у меня где-то сохранилась расписка. Рад буду показать вам…

– Это необязательно, – перебил Мэрдок. – Все, что нам нужно, – обычный осмотр завершенного здания. Просто формальность, как понимаете. Не сможете ли уделить мне полчаса?

– Сейчас? – нахмурился Грэгг. – Но я очень занят.

– Я понимаю, сэр. Если угодно, я могу вернуться сегодня днем.

– Боюсь, это невозможно, потому что у меня назначен прием пациентов.

– Ну конечно, – невозмутимо бросил Мэрдок. – Тогда завтра утром.

– Послушайте, вы и сами считаете это обычной формальностью, – Грэгг приблизился к нему, доверительно понижая голос и кладя ладонь на руку Мэрдоку. – Если нужно что-то заполнить и подписать, почему бы не покончить с этим прямо сейчас? Мое время дорого стоит и, я уверен, ваше – тоже. Что касается компенсации за беспокойство… – Он смолк, пожав плечами.

Но Мердок никак не отреагировал на намек:

– Никакого беспокойства, сэр. – Он покачал головой. – Это моя работа. Завтра днем будет удобнее? – терпеливо добавил он.

Рука Грэгга покинула руку инспектора. На миг он отвернулся, пряча и подавляя раздражение.

– Давайте покончим с этим сейчас, – согласился он.

– Благодарю вас.

«А я – вас, сержант Мэрдок, – подумала Кристэль. – Вы вовсе не глупец, за которого я вас приняла».

– Что вы хотели бы осмотреть? – спросил Грэгг. – Здесь у меня аптека…

– Я уже немного осмотрелся, когда вошел сюда, – заметил Мэрдок и заглянул в блокнот, – что если мы начнем с ваших жилых комнат наверху?

– Прекрасно, – Грэгг двинулся к выходу, – для этого придется выйти наружу. Вход находится на Уоллес-стрит, за углом.

Кристэль прикусила губу. А как же лестница, ведущая наверх из этого коридора? Она говорила о ней Мэрдоку. Неужели он забыл?

Мужчины направились в коридор, она поднялась и пошла следом:

– Доктор Грэгг, я вам нужна? – Тот обернулся и помотал головой.

– Нет, пока я не покончу с этим делом.

– Я хотела бы подняться к себе в комнату на пару минут, если не возражаете.

– Ради бога. – Грэгг отвернулся, и Кристэль успела поймать взгляд Мэрдока, быстро указав рукой в сторону двух обшитых панелями дверей в дальнем конце коридора.

Мэрдок еле заметно кивнул, и на Кристэль волной нахлынуло облегчение. Он помнит… Мэрдок шел впереди.

– Ах, кстати, доктор, пока мы еще не ушли…

– Да?

– Эти двери в конце коридора. Куда они ведут?

– Никуда.

«Никуда? – напряглась девушка. – Пожалуйста, сержант, не дайте ему обмануть себя».

– Могу я взглянуть, сэр?

– Разумеется, – вздохнул Грэгг. – Он извлек из кармана ключ, отпер первую дверь, открыл и шагнул в сторону. – Пожалуйста.

Кристэль уставилась на крошечную кладовку, забитую швабрами, ведрами и каким-то хламом.

– Кладовая для щеток, – заметил Грэгг. – Извиняюсь за ее вид. Я только что нанял новую уборщицу, но, боюсь, аккуратность не входит в число ее добродетелей.

Не ожидая ответа, он сделал еще шаг и отпер вторую дверь. Она распахнулась, открывая другую кладовку, уставленную полками, на которых теснились бутылки и картонные коробки.

– Фармацевтические припасы, как видите. Для них всегда не хватает места.

Мэрдок кивнул, на миг задержав на них взгляд, и Грэгг, закрыв дверь, повернул в замке ключ.

– Здесь есть довольно опасные препараты, – проворчал он. – Необходима осторожность.

– Понимаю, – согласился Мэрдок, но его косой взгляд в сторону Кристэль говорил об обратном. Не понимала и она.

Куда же исчезла лестница?

Ей оставалось лишь повернуться и последовать за мужчинами через аптеку на Уоллес-авеню – ко входу, ведущему на второй этаж. Здесь ей пришлось покинуть их и подойти к своей комнате. Нарочно ковыряя ключом в замочной скважине, она проследила, как они прошли по коридору в дальний конец, где очередная дверь вела на лестницу к апартаментам наверху. Кристэль знала о существовании этой лестницы и знала, что Грэгг почти не пользуется ею. Он тайно уходил и приходил другими ходами. Ходами, которых не было.

Оказавшись в своей комнате, Кристэль прислонилась к стене и стала прислушиваться к звукам над головой. Шаги, гул голосов, открывающиеся и закрывающиеся двери.

Необходима осторожность.

Теперь она поняла, что наверху Мэрдок ничего не найдет. Грэгг уже доказал свою способность заметать следы.

Тад Хоскинс. Тад и его «плотницкие работы». Ну конечно: весь этот стук и грохот на прошлой неделе означали, что Тад переделал лестницы в кладовки, наглухо запечатав их. И тем самым запечатал свое прошлое.

Шаги над головой стихли. Они покинули верхние апартаменты и снова спускались по лестнице. Кристэль торопливо вышла в коридор и увидела, как они появились из двери в дальнем конце. Она пошла навстречу и встретилась с ними на полдороге.

Грэгг вежливо кивнул ей, когда она приблизилась.

– Мы уже можем возвращаться, – заметил он. – Мистер Гласе вполне удовлетворен.

Кристэль пыталась поймать взгляд Мэрдока, но тот уже говорил Грэггу:

– Еще одно, прежде чем мы закончим. Насчет тех комнат, которые вы сдаете внаем…

«Слава Богу, он не забыл! – Кристэль мысленно молила бога. – Ну пожалуйста, вспомни о той, другой лестнице под номером семнадцать!»

Грэгг кивнул:

– Хотите осмотреть их? Все они одинаковы – стандартная планировка.

– Тогда хватит и одной. – Мэрдок повернулся, небрежно скользя взглядом по нумерованым дверям. – Как насчет этой?

Он смотрел на номер семнадцать. Грэгг помедлил.

– Что-нибудь не так? – пробормотал Мэрдок.

– Нет, – казалось, Грэгг на миг смутился. – Пытаюсь вспомнить, не сдана ли она. Мне не хотелось бы нарушать покой постояльцев.

– Попробуйте постучать, – предложил Мэрдок.

Грэгг нахмурился.

– Да, конечно.

Он постучал. И подождал. Кристэль показалось, что минута тишины тянулась вечно. Грэгг снова постучал в дверь. Ответа не было.

Мэрдок терпеливо ожидал. Грэгг встретился с его взглядом, пожал плечами. Затем повернулся и вставил ключ в замок.

Дверь в семнадцатый распахнулась, открывая обычную комнату, похожую на все другие. Как и в комнате Кристэль, в ней были кровать, ванна, ковер, шторы и окно, через которое просачивался солнечный свет.

Мэрдок заглянул в дверной проем.

– Выглядит очень уютно, – подтвердил он равнодушно.

– Мы стараемся обеспечить наших гостей всеми удобствами. – Грэгг закрыл дверь. – Не пора ли спуститься вниз?

Мэрдок кивнул. Он делал в своем блокноте пометки, бессмысленные, конечно. Затем он убрал блокнот.

Означало ли это конец? Неужели он поставил точку? Кристэль с волнением ждала. Но он не заговорил, пока они не завернули за угол и не вернулись в аптеку.

– Теперь мне хотелось бы увидеть погреб, – сказал Мэрдок.

Кристэль глянула на Грэгга. Лицо его оставалось неподвижным.

– У меня не было времени навести порядок, – сказал он. – Боюсь, там ужасный кавардак.

– Ничего, – кивнул Мэрдок. – Ничего. Я привык к подобным вещам.

Грэгг извлек свой ключ.

– Прошу сюда.

В рецептурной они прошли мимо помощника. Заполнив рецепт, он поместил в горлышко пузырька воронку и налил туда порцию содержимого из сосуда с наклейкой «ЭЛИКСИР ГЕРОИНА». Кристэль смутно припомнила название: одно из новых успокоительных, как говорят, слабее лауданума.

Грэгг отпирал дверь в дальнем конце рецептурной. Странно: раньше Кристэль ее не замечала, но когда он открыл, она увидел ступени, ярко освещенные газовым рожком, который зажег Грэгг.

– Низкий потолок, – заметил Грэгг. – Смотрите, не ушибите голову.

Он начал спускаться, Мэрдок последовал за ним. Никто из них не обращал внимания на Кристэль. Может, ей удастся держаться в тени лестницы, и ее присутствие останется незамеченным. Стоило рискнуть: она зашла слишком далеко и должна увидеть остальное.

Еще один рожок вспыхнул внизу. Девушка проследила за Грэггом и Мэрдоком, которые шли по цементному полу. В мягком свете она увидела отделанные асбестом контуры печи, деревянные бортики угольного контейнера, кучку щепы для растопки, посылочные ящики и деревянные коробки вдоль стен, а также металлические овалы лоханей рядом с котлом, стопку старых газет и журналов – и ничего больше.

Но Мэрдок на что-то указывал.

– Вон та дверь. Куда она ведет?

– Наружу. – Грэгг подошел, взялся за ручку и толкнул обшитую деревянными панелями дверь. – Это для посыльных.

– Понятно.

Кристэль смотрела, как Мэрдок идет по цементному полу, разглядывая хаос отопительных труб над головой, тянущихся подобно жестяным щупальцам от приземистого осьминога – печки. Они паутиной уходили в потолок и стену. Вот он постучал по стене. Грубая неотделанная поверхность отозвалась глухим звуком.

Грэгг кивнул спутнику:

– Удовлетворены?

Кристэль не стала дожидаться ответа. Тихонько поднявшись по ступеням, она ушла, чтобы ничего не видеть и не слышать. Напряжение спало, оставляя лишь бессмысленную реальность. Теперь она увидела все, и больше смотреть было не на что.

Она вновь поднялась по ступеням и стояла в рецептурной, притворяясь, будто следит за тем, как Хикей приклеивает этикетку на пузырек с лекарством для какой-то приятной старой леди.

Голос Грэгга вывел ее из задумчивости:

– Кристэль! Я забыл, что вы здесь давно ждете. Пойдемте в контору. – Он повернулся к Мэрдоку. – Хотите, чтобы я что-то подписал, мистер Гласе?

Мэрдок кивнул.

Проходя по коридору Кристэль ухитрилась на миг привлечь внимание Мэрдока, и ее губы почти беззвучно прошептали ему: «Тад Хоскинс, Алиса Портер».

Глаза Мэрддока блеснули.

Наконец они оказались в конторе и увидели сидящую за столом женщину. Вот она встала и повернула улыбающееся знакомое лицо, обрамленное пепельно-светлыми волосами.

– Э, никак это Алиса Портер! – произнес Грэгг. – Какой приятный сюрприз!


Глава 19 | Американская готика | Глава 21