home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

Некоторые рыбы мечут икру раз в несколько дней. Кроликам и морским свинкам для размножения нужны недели. Человеческому зародышу необходимо для развития девять месяцев, а период беременности слонов длится около двух лет. Чем больше и сложнее организм, тем больше времени требуется ему для воспроизводства. Но есть исключение: газета появляется на свет каждые двадцать четыре часа.

…Зачатие обычно происходило в отделе новостей, примыкавшем к конторе Чарли Хогана. К обеду строчащие перьями репортеры оплодотворят чернилами тысячу страниц, а за обеденный час машинистки завершат свой тяжкий труд и за работу возьмется отдел макетирования. Затем настанет черед акушеров-линотипистов, а ближе к вечеру загрохочут прессы, вызывая конвульсивную дрожь здания, предшествующую утреннему рождению.

В этот обычный вечер клетушка Чарли Хогана спазматически содрогалась в такт родовым схваткам. При закрытой двери у посетителя неминуемо появлялась клаустрофобия, да и сам Хоган едва помещался в каморке. И все же, Кристэль и Джим ухитрились втиснуться туда.

– Так значит, Кристэль говорит мне правду, – произнес Джим, заглушая шум и зло глядя на сидевшего напротив Хогана. – Вы снова наняли ее?

Редактор кивнул:

– Да, для особого задания.

– И выдумали его нарочно, посылая ее на такой риск?

– Слушай, милый, – вмешалась Кристэль, – не стоит так волноваться.

– Почему же ты не объяснила мне, что происходит?

– Потому что знала – ты расстроишься, а для этого нет причин. – Кристэль повернулась к шефу. – Я была против того, чтобы врываться к вам подобным образом. Джим настоял на этом.

– Я хотел убедиться, что она говорит правду. – Лицо Джима помрачнело. – Я уже выслушал много баек.

– Но это правда! – Кристэль положила ладонь на руку Джима. – Сам видишь, мне вовсе не грозила опасность.

– Я вижу, что ты меня долго дурачила, – Джим покачал головой. – А что толку? Женевьева Болтон жива. Алиса Портер – тоже.

– Вот что, – сказал Чарли Хоган. – Не хочу лезть в ваши дела, но что бы Крисси ни делала, она пыталась помочь вам. Она хотела, чтобы вы устроились на свою работу обратно.

– Она больше думала о своей работе, – скривился Джим. – Оставь она эти дела с самого начала, не было бы и неприятностей.

– Ну пожалуйста, – живо перебила Кристэль, – если ты выслушаешь….

Джим вырвал свою руку.

Я выслушал достаточно. – Он коротко кивнул Хогану. – Извините за вторжение. Спокойной ночи вам, сэр.

Джим…

Дверь захлопнулась, оборвав начало ее фразы. Она прикусила губу и глянула на редактора:

– Извините меня.

Хоган затушил сигару в пепельнице.

– И ты меня извини… А он остынет, когда поразмыслит над этим как следует.

– Я не хотела унизить его.

– Не принимай близко к сердцу. Все мы ошибаемся – ведь ты считала, что поступаешь так для его пользы. – Хоган застенчиво улыбнулся. – Вспомни, ты и меня убедила. Получается, что мы ошибались.

– Но мы вовсе не ошибались!

– Крисси, Бога ради, не будем начинать снова.

– Мы еще не закончили, – Кристэль наклонилась через стол. – Он не захотел меня выслушать, но вам придется.

– Меня ждут в комнате прессы. – Хоган вынул часы и поднес их к лицу. – Почти полночь.

Она кивнула:

– Знаю. И я должна вернуться, прежде чем Грэг заподозрит меня. Я смогла уйти надолго лишь потому, что он повел ужинать Алису Портер.

– Его подозрения уже не имеют значения. – Хоган поднялся. – Завтра ты соберешь вещи и уедешь оттуда. Возвращайся на обычные задания и просто забудь это дело.

– А если я смогу доказать, что права? – Кристэль повысила голос.

– Каким образом? Ты видела Алису Портер собственными глазами. Если она жива-здорова, то нет причин полагать, что беда случилась с остальными.

– Только если она – не сообщница Грэгга.

– Что?

– Мне кое-что пришло в голову, – глаза Кристэль сощурились. – Что если Алиса Портер была Женевьевой Болтон?

– Ты говоришь загадками.

– Нисколько. После того, как Алиса и Грэгг отправились ужинать, я поговорила с его помощником. Хикей сказал, что Алиса была секретаршей Грэгга еще до постройки замка. И они собирались пожениться.

– Но Грэгг был обручен с Женевьевой Болтон.

– Да, по его словам.

– И твой жених видел полученное от нее письмо.

– А если письмо написала не она? У Грэгга есть десятки образцов ее подписи, поставленной на конторских документах. Что помешало бы отправить образец подписи и почерка Алисе Портер в Сент-Луис с указанием скопировать то и другое и выслать фальшивку?

– Женевьевы Болтон не было в Сент-Луисе. Она поехала в Канзас-Сити и оттуда отправила письмо почтой.

Кристэль покачала головой:

– Что если Алиса Портер отправилась из Сент-Луиса в Канзас-Сити по указанию Грэгга? И – выполняя его поручение – представилась Женевьевой Болтон во время пребывания там? А вдруг с боссом Джима на самом деле говорила по телефону Алиса?

– Ну и что? – спросил Хоган. – У тебя нет доказательств.

– Доказательством будет тело Женевьевы Болтон.

– Если Грэгг настолько умен, чтобы состряпать этот план, он не оставит улик. Если он виновен – заметь, я сказал «если», – то он ухитрился провести всех, включая и полицию. Я знаю Стэна Мэрдока, он отнюдь не дурак.

– Это я сбила Мэрдока со следа. Могла бы догадаться, что Грэгг замурует эти лестницы.

– А что с комнатой семнадцать? Ты видела ее собственными глазами.

– Я видела комнату, верно. Но это была не семнадцатая. Думаю, Грэгг предвидел обыск и переменил номера на дверях. Это легко: все они одинаковы. Если Мэрдок снова пойдет туда…

– Мэрдок не пойдет туда опять на основании одних лишь подозрений, – Хоган положил руку на плечо Кристэль. – И если во всем этом есть хоть капля правды, ты тоже не пойдешь туда.

– Грэгг не тронет меня. По крайней мере, пока верит в эту историю о бедной дорогой маме и о деньгах, которые она хочет вложить куда-нибудь.

– Ну а когда перестанет верить?

– К тому времени я найду то, что ищу.

– Ищешь! Что еще ты сможешь сделать – украсть у него ключи? Теперь все усложнится, ведь в замке, появилась эта женщина, Портер.

– Быть может, Алиса и есть наш ключ. Если они – сообщники, она может открыть нам двери.

– Она не заговорит. Найди хоть один повод, чтоб она заговорила.

– Так дайте мне его, – быстро вставила девушка. – Назначьте кого-нибудь и узнайте о ней все, что можно. Затем передайте информацию мне и…

– Нет, – нахмурился Хоган. – Ты уже пыталась сделать это с Тадом Хоскинсом, и трюк не сработал. К тому же, я не хочу вовлекать тебя в это. Слишком рискованно.

– Но подумайте о статье.

– Я думаю о тебе.

– Это совершенно безопасно, я уже говорила.

– Понимаю. Как видно, ты все еще беспокоишься о том, чтобы вернуть работу Джиму? – Он отвернулся и с минуту помолчал. – Ну ладно, дай мне поговорить с шефом, сколько он захочет отстегнуть за такой материал. Может, Алиса заговорит, если цена окажется подходящей. Но вначале следует оценить ситуацию.

– Для этого я и нужна. Начну за ней приглядывать.

– И думать не смей! – Губы Хогана сжались. – Шеф в отъезде, и я не смогу связаться с ним до понедельника. Но тебя там уже не будет.

– Если я не вернусь сегодня, Грэгг начнет что-нибудь подозревать, – настаивала девушка.

– Ладно, но завтра обязательно уходи.

– Все же, мне нужен повод для отъезда.

– И повод нешуточный, – Хоган кивнул и щелкнул пальцами. – Что за имя ты ему назвала, когда рассказывала байку о поверенном матери?

– Мистер Пилкрист. Но его не существует.

– Завтра он появится, – усмехнулась Хоган.

– Вы?

– Вот именно. Мистер Пилкрист из Сан-Франциско прибыл на Ярмарку. Но немедленно возвращается и пришел забрать тебя с собой. Потому что дорогая мама хочет, чтобы ты скорее очутилась дома и договорилась насчет «полномочий», о которых рассказывала Грэггу.

– Думаете, он вам поверит?

– Не беспокойся, постараюсь его убедить. Грэгг сам захочет поверить, потому что хочет заполучить эти деньги. Проблем не будет: все случится так быстро, что он не успеет задуматься. Он не заподозрит тебя после отъезда из замка раньше, чем через пару недель. А тем временем мы получим на него весь компромат.

– А вы все продумали, да? – улыбнулась Кристэль. – Не знаю, как вас благодарить…

– Не думай об этом, – буркнул Хоган, снова взглянув на часы. – Мне пора в комнату прессы. Но помни: я прихожу за тобой завтра.

– В какое время?

– Не слишком рано – пока я закончу здесь, почти рассветет, а мне еще нужно поспать. – Хоган потер подбородок. – К тому же, надо сделать так, чтобы он поверил. Если Грэгг решит посмотреть расписание, то он увидит, что ни один поезд не уходит на Западное побережье до девяти часов. Поэтому давай условимся на шесть.

– Хорошо! Тогда мне хватит времени на быстрые сборы, но не хватит на болтовню.

– Значит, договорились. Будь паинькой, пока я туда не приду.

– Буду, – пообещала Кристэль. И убежала.


Глава 20 | Американская готика | Глава 22