home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24

Чарли Хоган завернул за угол Шестьдесят третьей и торопливо пошел по Уоллес-авеню. Он устал, порезался во время бритья и не нашел у себя приличной пары носков. Тем не менее, он торопливо шагал по улице, косясь на часы и чертыхаясь про себя.

«Только четыре часа, – повторял он себе. – Ну к чему тебе торопиться?»

Чертовски глупо так торопить события. Он подписал газету в печать только на рассвете и лег спать после завтрака. Мужчине необходимо выспаться – это было главной причиной того, что он обещал Крисси не появляться у нее до шести. Но он не спал ни секунды. Лежал в постели, то и дело ворочаясь, думая о Г. Гордоне Грэгге с его безумным замком и о Крисси. Если сказанное ею правда, но, разумеется, этого не может быть. Наиболее вероятно то, что Грэгг занимается махинациями со страховыми полисами. Но доказательств нечестной игры нет. Если он замешан в мошенничестве и подозревает, что это известно Крисси, дело может кончиться бедой.

В любом случае, самое время вытащить ее оттуда. Следовало уговорить ее вчера вечером, но она настояла на своем возвращении. Он мог придумать дюжину способов, чтобы сделать по-своему, и найти для нее кучу оправданий. Но голова была занята воскресным выпуском, и он отпустил девушку. Чертовски глупо с его стороны, – глупо беспокоиться из-за этого и терять сон.

Наконец, чувствуя себя полным идиотом, он встал и оделся! И появился на два часа раньше. Аптека оказалась закрыта, внутри – будто все вымерло. Но входу с Уоллес-авеню полагалось быть открытым – для удобства гостей жильцов.

Хоган направился туда, двигаясь по опустевшему тротуару, освещаемому слабеющими лучами послеполуденного солнца. Остановившись перед дверью, он полез в карман за блокнотом, на котором нацарапал несколько строк во время поездки. Лучше повторить легенду еще раз.

Пилкрист – глава фирмы во Фриско. Дать ложный адрес – Джиэри-стрит. Если Грэгг заподозрит в немедленном отъезде Крисси неладное, сказать, что ее мать больна.

Хоган кивнул самому себе. Хорошо, что он придумал эту версию с болезнью матери: она довольно убедительна, если вдруг понадобится. Потому что Крисси уйдет в любом случае.

Спрятав блокнот в карман, он рывком распахнул дверь и зашагал вверх по лестнице. На верхней площадке было темно, как в могиле. Не мешало бы зажечь газовый рожок.

Хоган всмотрелся в тусклый и молчаливый пустой коридор с двойным рядом дверей. Где комната Крисси? Номер три, она говорила ему. Вот она. Он постучал, и эхо разнеслось по коридору.

Нет ответа. Попробуй снова.

– Крисси?

Ему ответили, но такого ответа он не ожидал.

Дверь напротив в коридоре открылась, и появилось одутловатое лицо, обрамленное шалью.

Хоган уставился на женщину, стоявшую в дверном проеме с потрепанным ридикюлем в руке.

– Что вам надо?

– Я ищу мисс Уилсон.

– Ja. Она нет. Все уходить сегодня. – Женщина кивнула. – Я тоже, но я приходить. – Она хлопнула по своему ридикюлю. – Я забывать это, когда кончать с уборкой.

Хоган кивнул. Уборщица. Как же ее звать?

– Вы – миссис Краузе?

– Откуда ви знать? – Одутловатое лицо перекосила гримаса.

– Крисси – мисс Уилсон – говорила мне. – a, – гримаса исчезла. – Вам друг, ja?

– Совершенно верно. И мне нужно ее повидать. Это очень важно. Вы не знаете, где она может быть?

– Она уходить этим днем. Может быть, Ярмарка.

– А доктор Грэгг?

– Он уходить тоже. – Она кивнула. – Позже уходить.

– А не знаете, когда они вернутся?

Миссис Краузе пожала плечами:

– Вечер. – Она закрыла за собой дверь. – Вы приходить снова.

– Да, я так и сделаю.

Хоган пошел по коридору. Краузе – за ним следом: Когда он спустился с лестницы, она шагнула вперед и открыла для него дверь.

– Вы идете сейчас на ярмарку?

– Nein. – Женщина решительно качнула головой. – Слишком много идти. Мои ноги уже болеть.

Они вместе пошли по дорожке к Шестьдесят третье улице. На перекрестке миссис Краузе взглянула на него:

– Может, приходить вечером?

– Да, спасибо.

Помахав рукой, Хоган пошел в противоположную сторону. Аптека была закрыла, зловещий замок – пуст. Постояльцы исчезли. Грэгг исчез. И миссис Краузе закрыла дверь, расположенную напротив двери Крисси. Закрыла, но не заперла.

Горизонт был чист. Он глянул через плечо и увидел, как Краузе садится на углу в трамвай. Прозвенел колокольчик, и вагон тронулся. Хоган подождал, пока он исчезнет из виду, затем пошел обратно. Снова обогнув перекресток, он вернулся по Уоллес-авеню к входу.

И снова взглянул на часы. Еще нет половины пятого. Крисси сдержит слово и вернется к шести, но где Грэгг? Возможно, он проведет веер на Ярмарке, ведь этот вечер – последний. Но если нет, то, наверное, он поужинает, прежде чем вернуться в замок. В любом случае, сейчас не помешает оглядеться, конечно, если тут есть на что посмотреть…

Хоган вошел и быстро поднялся по лестнице. В коридоре было темно и тихо. Он прошел прямо к двери напротив комнаты Крисси, потянулся к ручке и почувствовал, как она легко подается. Дверь распахнулась, и он шагнул внутрь:

Оглядывая комнату, он запоминал обстановку. Одна металлическая кровать, аккуратно застеленная. Прикроватная тумбочка с эмалированным кувшином и раковиной для умывания; ночная посудина на нижней полке. Шифоньер у стены – ящики пусты. Здесь ничего, в ванной комнате – тоже. У дальней стенки ванной еще одна дверь, ведущая в следующую комнату. Она оказалась запертой.

Хоган пожал плечами. Ну и что? Разумеется, смежные двери ванных комнат должны быть заперты. Он пересек коридор и подошел к номеру седьмому. И снова ручка повернулась и дверь подалась. Интерьер почти ничем не отличался от толька что увиденного. Единственная разница – картина на стене. Плохая литография с картины Розы Бонэр «Ярмарка лошадей». Хоган пошел по коридору, наугад открывая и закрывая двери. В номере девять тоже висела картина, копия с Каналетто. В номере двенадцать картины не было и ночная посудина помещалась под кроватью. А вот номер тринадцать оказался заперт.

Он подергал ручку, но тщетно. Тогда он постучал. Быть может, миссис Краузе ошибалась, и гость еще не выехал отсюда. Хоган снова постучал. Опять безуспешно. Он уже поворачивался, чтобы уйти, но помедлил. Терять-то ведь нечего? Посмотрев по сторонам, он наклонился и посмотрел в замочную скважину.

За дверью была темнота. Странно, ведь там окна, а окна выходят на улицу. В ней должно быть светло, если, конечно, жалюзи не опущены. Слишком темно, чтобы что-то разглядеть сразу. Наконец, глаза его различили ступени.

Комнаты не было. Просто ведущий вверх лестничный пролет сразу за дверью. Что там говорила Крисси о замене номеров на дверях? Так значит, это правда?

Хоган поднялся, бросив взгляд на полутемный коридор. Войти в чужой дом – это одно, но взломать дверь – совсем другое. Однако у него еще есть время. И может, будет материал для статьи. Черт побери, он должен разузнать, что все это значит.

Глубоко вздохнув, он надавил плечом на дверь.


Глава 23 | Американская готика | Глава 25