home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Возможно, кафе со столиками на тротуаре и не было точной копией парижского, но десерт оказался хорош, вечерний ветерок со стороны озера свеж, а вид на Белый Город – великолепен.

Кристэль поставила на стол свою чашечку, завороженно глядя на панораму за Мидуэем, где в темной ночи сияла куполами Ярмарка. Она услышала где-то вдалеке звуки шарманки. Перегнувшись через столик, Джим положил ладонь на ее руку.

– Я бы дал цент, чтобы узнать твои мысли.

Кристэль покачала головой и с улыбкой подняла на него глаза:

– Они того не стоят.

– Знаешь, я оплатил страховой полис совершенно незнакомому человеку и поэтому могу позволить себе некоторую экстравагантность.

– На какую сумму был этот полис? Ты мне ничего не сказал.

– Верно, не сказал. Мистер Фоллансби терпеть не может, когда кто-либо обсуждает дела компании. Но если хочешь знать, сумма составила десять тысяч долларов.

– Это большие деньги.

– Клиент заслужил их, – кивнул Джим.

Улыбка исчезла с губ девушки, но глаза продолжали изучать его лицо.

– Ты в этом уверен?

– Конечно. Я говорил тебе, что мы провели расследование. Смерть в результате несчастного случая – это двойная компенсация. Будь спокойна, старина Фоллансби никогда не заплатит, если в чем-то не уверен.

– А что именно убедило его сейчас?

– Медицинский отчет. Заявление начальника пожарной команды. – Джим махнул рукой. – С каких пор ты начала интересоваться страховым бизнесом?

– Меня интересует не бизнес.

– А что же – обстоятельства? Грэгг рассказал мне, что его жена много пила. Видимо, она была в состояния опьянения, а то и без сознания, когда начался пожар. – Джим снова взял Кристэль за руку. – Обещай, что не станешь алкоголичкой, когда мы поженимся.

– Не паясничай.

– Кстати, – Джим улыбнулся, но глаза его оставались серьезными. – Когда ты сама перестанешь паясничать и назначишь день?

– Как только ты сменишь свои старомодные взгляды насчет работающих жен.

– Но я не хочу, чтобы ты проводила время в редакции. Место женщины – ее дом.

– Миссис Грэгг оставалась дома… Видишь, что с ней случилось.

– Пожалуйста, не шути так.

Кристэль кивнула:

– Понимаю, это вовсе не смешно: беспомощная женщина сгорает в пламени.

– Оставь мрачные мысли. Давай забудем о жене Грэгга. Меня интересует наше будущее.

– Да, – снова кивнула Кристэль. Видно, она и впрямь загрустила. Разумеется, пример миссис Грэгг для нее ничего не значил. Джим прав: важно лишь их будущее. Почему она не назначает дня свадьбы, почему ей не хочется потерять сейчас свою свободу? Ведь она хочет выйти за Джима. Он будет хорошим мужем, хорошим отцом… Нет, вряд ли. Для этого надо неплохо зарабатывать, а Джим явно собирался трудиться всю жизнь на мистера Фоллансби. У него не существовало амбиций и желания возглавить агентство или начать собственное дело.

– Ты не слушаешь меня, – пробормотал Джим. Кристэль помотала головой, но ее мысли блуждали далеко. Джим не единственный мужчина на свете. А что если она выйдет за кого-то другого? Не за одного из репортеров, которых она знала по работе, – почти все они казались неотесанными и весьма ненадежными. Но появились и другие – деловые мужчины с положением, не боявшиеся делать ставки в азартной игре жизни. Мужчины вроде Гордона Грэгга, к примеру.

Сколько ему лет? Вероятно, и сорока еще нет, но он уже известный врач и преуспевающий бизнесмен. Добавь еще десяток лет, и одному Богу известно, как высоко он поднимется. Он не стал трудягой и ничтожеством вроде Джима… Но неужели она всерьез сравнила Гордона Грэгга со своим женихом? Это абсурд. Ведь она едва успела на него взглянуть. И он не произвел на нее особого впечатления: его белый костюм казался театральным, как, впрочем, и выстроенное им архитектурное чудовище. Грэгг был из тех, кто осуществлял свои мечты. В его взгляде мечтателя скользило нечто неуловимое, притягательное, и все же…

– Кристэль!

Ее окликнул голос Джима. Голос рассудка.

– Ну, что на тебя нашло? Неужели все еще переживаешь?

Кристэль попыталась, улыбнуться. Может, Джим и трудяга, но он не дурак.

– Да. Думаю о твоем мистере Грэгге.

– И что в нем особенного?

– Не знаю. – Она действительно не знала, но должна была найти причину тревожному впечатлению, которое произвел на нее незнакомец.

– Джим, повтори, сколько времени прошло после смерти жены Грэгга?

– Она умерла первого мая. В ночь открытия Ярмарки.

– Но это случилось не более шести недель назад.

– Знаю, – кивнул Джим. – Не удивительно, что он все еще расстроен. Бедняга едва не расплакался, когда мы говорили с ним об этом.

– Так он в самом деле любил ее?

– Конечно же, любил. Так же, как я тебя. – Рука Джима снова нашла ее руку и крепко сжала. – А теперь, отбросим все уловки, юная леди. На сей раз мне нужен прямой ответ: когда ты выйдешь за меня замуж?

Прямой ответ. Она тоже желала получить его – прямой ответ о Грэгге. Забавно, что Грэгг никак не идет у нее из головы. Его жена умерла в ночь открытия Ярмарки.

– Когда Ярмарка закроется, – сказала Кристэль. – Тогда мы и поженимся.

– Ты это серьезно?

– Да.

Джим перегнулся через столик и поцеловал ее. Она чувствовала его волнение, его восторг, но мыслями была еще далеко.

– Завтра я куплю кольцо, – пообещал Джим, поднимаясь из-за стола и помогая ей подняться.

Они медленно пошли к сверкающему Колесу обозрения.

Давай прокатимся! – Джим махнул рукой в сторону Колеса.

Хорошо.

Это отвлечет ее. Годится все, что способно отвлечь ее от… от чего? Но и высоко в небе мысли Кристэль снова и снова возвращались к Грэггу, совершая те же головокружительные обороты, что и летящая по кругу кабина Колеса.

– …В одном магазине возле Дирборна, в центре, – продолжал Джим. – Я давно держу его на примете. Ты скоро сама его увидишь.

Он, разумеется, говорил о кольце. Обручальное кольцо тоже образует круг. Влюбленные носят их всю жизнь, пока смерть не разлучит их.

Она смотрела на ярмарочные павильоны и вдруг нашла ответ. Огни выставок – белые-белые и яркие – как костюм Грэгга. Несчастный вдовец Грэгг носил белый костюм. У него на рукаве не было траурной ленты.


Глава 4 | Американская готика | Глава 6