home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

В субботу Джим Фрэзер отправился в центр и купил Кристэль «Кольцо невесты». Оно стоило около ста долларов и, конечно, камень весьма уступал размером тому, что подарил Грэгг Алисе Портер. Но ни Джим, ни Кристэль не видели того кольца, и поэтому подарок казался обоим достаточно внушительным.

В воскресенье Кристэль надела кольцо в первый раз, навестив вместе с Джимом «Колизей». У Кристэль были репортерские пропуска на «Ковбойское шоу Буффало Билла», и они оба наслаждались представлением. Кристэль заворожило знаменитое нападение индейцев на Дедвудский дилижанс, а Джим неотрывно любовался блеском алмаза на ее пальце.

В понедельник Джим доложил мистеру Фоллансби о результатах своего визита к Г. Гордону Грэггу. Старика они не слишком обрадовали – не каждый день компании приходилось выкладывать десять тысяч в погашение страховки – но он был удовлетворен отчетом Джима.

– Непременно упоминай об этом в беседе с перспективным клиентом, – наставлял он. – Не стесняйся – не мешает, чтобы они знали: мы оплачиваем наши полисы, какими бы большими они ни были. Вот список возможных клиентов, которыми тебе следует заняться на этой неделе. Действуй – нам необходимо вернуть потерянные деньги.

В воскресенье редактор Кристэль Чарли Хоган поместил ее статью о Маленькой Египтянке в утреннем выпуске.

Любой, кто видел рыжеволосого газетчика в первый раз, готов был спорить: для редактора одной из ведущих чикагских ежедневных газет он слишком молод, но Кристэль уважала скрывающийся за веселыми искорками голубых глаз острый ум и его теплую ирландскую улыбку. Поэтому его похвала означала для нее многое.

– Похоже, мы сделаем из тебя репортера, Крисси, – заметил он. – Это чертовски хорошая работа.

– Но тогда почему вы не поместили статью в том виде, как я ее написала? И придумали новый заголовок – «Танец с семью чадрами», когда там была только одна?..

– А так лучше раскупают номер. Это привлекает старых дам и директоров воскресных школ. Если тебе в голову будут приходить подобные идеи, я добьюсь, чтобы ты получила пятидолларовую прибавку.

– А как насчет авторской колонки?

– Посмотрим. Есть что-нибудь на примете?

– Да. Я хочу заняться серией о Литтл-Шайен, Кастом-Хаус-плейс, Девилзхаф-экр.

– Забудь о них. Любая жалкая газетенка в городе уже успела поместить обзор по Кварталу красных фонарей.

– Да, но об этом писали мужчины. Ни одной статьи с женской точки зрения. Теперь вы, понимаете, почему мне нужна авторская колонка?

– Ты нашла для себя что-то определенное?

– Ярмарка. После ее открытия там поднялся настоящий бум. Мэр Гаррисон и ребята из городской управы обещали нам «настежь распахнутый город» и сдержали слово. Днем и ночью в игорных притонах и дешевых борделях вытряхивают денежки из тысяч туристов…

– Что ты можешь знать о подобных вещах?

– То, что знает любой в городе, но о чем не смеет заговорить. И я могу разузнать еще больше. – Кристэль решительно кивнула. – Дай мне задание, и газета пойдет нарасхват!

– Еще бы. Их раскупят Картер Гаррисон и команда из городской управы. И тут же сядут нам на шею.

– Только на мою шею, если статья будет авторской.

– Но у тебя симпатичная шейка, Крисси. Зачем же подставлять ее? Такая милая молодая леди, помолвленная и прочее…

– Делает хорошую статью, так?

Чарли Хоган усмехнулся:

– Кажется, ты меня достала.

– И я получаю авторскую?

– Может быть. А теперь за работу.

Кристэль выбежала из кабинета, окрыленная. Остаток дня она витала в облаках. Конечно, она не стала рассказывать об этом Джиму, предвидя его реакцию. Место женщины – семейный очаг, а не кабак. Временами Джим очень напоминал ей покойного отца, который тоже был строгим и добропорядочным. Возможно, отец, будучи пастором, сыграл не последнюю роль в том, что она стала бунтаркой. Правда, Кристэль решила заняться журналистикой только после смерти отца. Дочь не испытывала к нему неприязни; он относился к ней хорошо, как и Джим сейчас. Проблема была в том, что ни один из них по-настоящему не понимал ее. Поэтому, встретившись с Джимом, чтобы пообедать, она не упомянула о новом задании, и вечер вторника прошел для них спокойно.

В среду Брайен О'Лири вернулся в замок. На нем был тот же самый потрепанный котелок, но сигара оказалась дороже и гораздо ароматней той, что он курил в предыдущий визит. Хватит этих пятицентовых дешевок; человек, собирающийся получить приличную круглую сумму обязан курить приличную толстую «гавану».

Грэгг рад был видеть его. По крайней мере, он выразил восторг и казался вполне счастливым, когда открывал дверь аптеки, услышав поздний звонок.

– Восемь часов, – произнес он. – Вижу, точность – одна из многих ваших добродетелей.

О'Лири кивнул. Похоже, Грэгг пребывал в отличном настроении, и это казалось добрым знаком. На нем был новенький наряд – щеголеватый клетчатый костюм и галстук с алмазной булавкой – тоже добрый знак. Видно, оприходовал свой чек без заминок.

– Пройдем в кабинет, – пригласил подрядчика Грэгг.

Они прошли через полутемную аптеку, и О'Лири ожидал, что Грэгг проведет его в свою контору. Но, вместо этого, они очутились в коридоре перед обшитой узкими деревянными панелями дверью. Подрядчик увидел, как хозяин отпирает замок и подкручивает газовый рожок. Узкая лестница вела вверх. Грэгг жестом указал на крутые ступени. – Узнаете это?

– Ну да. Я это построил.

– Тогда вы знаете, куда она ведет. – Грэгг двинулся вверх по лестнице.

Подрядчик посмотрел с сомнением.

– Но почему туда? – спросил ой.

– Потому что деньги там. На днях вы упомянули о наличных. – Грэгг пожал плечами. – Плохо, когда крупная сумма валяется в конторе, поэтому, сожалею, но вам придется подняться за ней.

Подъем был долгим – два пролета и ни одной площадки. Подрядчик вспомнил свое удивление, когда клиент требовал построить лестницу прямо на третий этаж, минуя второй. Тогда ему показалось странным, зачем вообще нужна эта лестница, потому что другой пролет шел параллельно этому, по другую сторону стены.

Тяжело дыша, подрядчик ожидал, пока Грэгг отопрет последнюю дверь; какое облегчение – оказаться наконец в удобной комнате. Она тоже служила кабинетом, но была меньше, чем нижняя. Правда, здесь было больше мебели. О'Лири заметил деревянные шкафчики для медицинских карточек, анатомический, в натуральную величину, атлас на стене и большой встроенный сейф рядом с ним.

Грэгг закрыл дверь. Изнутри она полностью сливалась со стеной и была оклеена такими же полосатыми обоями. Полоски скрывали очертания двери; без ручки она была совершенно невидима.

Казалось, Грэгг наслаждался удивлением О'Лири.

– Теперь вы знаете мой секрет. Я большой любитель тишины, особенно в том случае, когда дело касается денег.

Он подошел к столу, отпер нижний ящик и повернулся, держа в руке бутылку с виски:

– Полагаю, вы не против глотка-другого?

О'Лири покачал головой:

– Вы говорили насчет денег…

– Конечно. – Грэгг поставил бутылку на стол рядом с графином и бокалами. – Вначале дело, не так ли?

Он направился к дальней стене. О'Лири ожидал, что тот подойдет к сейфу, но хозяин остановился перед анатомическим атласом. Его пальцы щелкнули чем-то у основания, и яркая фигура, испещренная красно-голубыми венами, заскользила вверх, открывая участок голой штукатурки. В стене оказалась небольшая ниша, и там помещалась обычная жестяная коробка. Вынув ее, Грэгг открыл крышку. Его пальцы погрузились внутрь и вынырнули, сжимая пачку зеленых банкнот, перетянутую простой резинкой. Он повернулся и швырнул деньги подрядчику.

– Пожалуйте, – произнес он. – Разумеется, вы хотите пересчитать их?

О'Лири кивнул. Он опустился в кресло рядом со столом, торопливо перелистывая банкноты толстыми пальцами.

Грэгг обошел стол и уселся напротив.

– Две тысячи, – пробормотал он. – Все верно?

– Вы правы, – снова кивнул О'Лири.

– Двадцать одна сотня, если точнее, – добавил Грэгт.

Подрядчик нахмурился. Черт побери, этот лекарь все-таки поймал его. И зачем он положил туда лишнюю сотню?

– Ей-богу, должно быть, я ошибся. – Он принялся неохотно отслаивать верхнюю сотню от пачки, но Грэгг удержал его небрежным жестом:

– Не утруждайте себя. Подтверждение моей теории стоит лишней сотни.

– А что это за теория?

– Что вы грязный и подлый негодяй, – усмехнулся Грэгг. – А значит, похожи на меня.

Брайен О'Лири моргнул.

– Не стройте из себя паиньку, – продолжал Грэгг. – Я повял сразу, что вы мошенник. Не сомневаюсь, что ваша мать – та самая миссис О'Лири, корова которой уронила фонарь, ставший причиной Чикагского Пожара.

Он снова усмехнулся, и лицо подрядчика растянулось в усмешке.

– А теперь спрячьте ваши деньги, – приказал Грэгг. – И займемся выпивкой.

Странно, как подчас можно ошибиться в человеке. С самого начала он принимал Прэгга за одного из напыщенных снобов. Конечно, доктор ушлый парень, за которым нужен глаз да глаз, но ведет себя как джентльмен. И вот, пожалуйста, – улыбаясь, словно Чеширский Кот, наливает добрую порцию ячменного из бутылки в бокал.

О’Лири скрутил банкноты рулончиком, перетянул резинкой и сунул в карман сюртука. Он потянулся было к бокалу, который протягивал ему Грэгг затем помедлил.

– А вы не выпьете за компанию?

– Разумеется. – Грэгг наполнил собственный бокал водой из графина.

– Никак вы собираетесь пить воду?

Грэгг покачал головой:

– Нечто получше, чем вода. И лучше, чем виски.

– И что же это?

– Мое собственное изобретение. – Грэгг поднял бокал к свету, придирчиво рассматривая содержимое. – Это «Электрический Эликсир», сэр.

– Очень смахивает на воду, – сощурился подрядчик.

– Верно. Но не на обычную aqua para. Эта вода намагничена и обогащена пропущенным через нее гальваническим током. Она получила заряд энергии и жизненно важной силы. – Грэгг кивнул на бокал. – Желаете попробовать?

О'Лири скорчил гримасу:

– Мне нужна выпивка, а не слабительное!

Грэгг рассмеялся:

– Так я и думал. Вы – человек с убеждениями.

– Вы тоже. – О'Лири подмигнул хозяину. – Между нами: я уверен, что это прямо из озера Мичиган. Любому дураку известно, что пропускать ток через воду – опасно.

– Ошибаетесь, – рассмеялся Грэгг. – Именно это любому дураку и не известно. Вот почему я делаю неплохой бизнес, продавая воду из-под крана по десять центов за глоток.

– По-моему, вы тоже не прочь смошенничать, заметил О'Лири.

Грэгг пожал плечами:

– Вор вора… видит издалека, не так ли?

– Выпьем, – предложил Брайен О'Лири.

И выпил.

Через десять секунд он корчился на полу. Через тридцать его тело одеревенело; – О'Лири и пальцем не мог шевельнуть, когда Грэгг наклонился и вытащил рулончик денег из кармана.

Он едва чувствовал, как его волокут по полу через открытую дверь в спальню. Остекленевшие глаза с трудом различали ногу Грэгга; доктор пинком откинул в сторону коврик, открывая люк в полу. Нагнувшись, Грэгг открыл дверцу, затем подтолкнул к люку тело О'Лири.

Подкатившись к краю, отверстия, подрядчик расслышал бормотание Грэгга, что-то вроде: «Заплачено сполна…»

Последнее, что увидел О'Лири – дыра в полу, куда он рухнул. Глубокий, темный провал. «Словно разверстая пасть чудовища», – подумал он.

И пустота поглотила его.


Глава 6 | Американская готика | Глава 8