home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Четыре дня спустя.

ГУВД г. Новороссийска

Начальнику ГУВД г. Новороссийска

УВД Краснодарского края полковнику милиции

Алферову А.В.

Рапорт

Докладываю Вам, что 24.08.2001 я находился при исполнении служебных обязанностей по адресу: Новороссийский район, поселок Соловки, морской причал. В составе оперативно-следственной группы намеревался осуществить выезд на туристическую базу Красная Щель, находящуюся в сорока километрах севернее побережья. По поступившей информации, в данной местности совершено убийство. Уточняю, что ранее, как я докладывал, мною совместно с участковым р-на Апрелевки Завьяловым 23.08.2001 был произведен первоначальный выезд, в ходе которого установлено, что следов пребывания людей на данной турбазе не обнаружено.

Перед посадкой в катер из лесного массива появились две неустановленные личности, мужчина и женщина. Внешний вид свидетельствовал о том, что они больны и находятся в крайней степени истощения. Кроме того, судя по визуальным признакам, они были невменяемы и не руководили своими действиями. На вопросы не реагировали, речь невнятная и больше напоминала звуки, издаваемые животными. Их личности установить на месте не представилось возможным. Указанные лица были задержаны и направлены в ГКБ № 8 г. Новороссийска.

Оперуполномоченный уголовного розыска

ОВД Новороссийского р-на, пос. Апрелевка

С.Б. Иванов28 августа 2001 года

Алферов пробежал глазами и молча порвал лист бумаги. Савелий во все глаза смотрел на него.

– Перепиши, – бросил он.

– Что-то опять не так? – сдержанно спросил Савелий – это был третий рапорт, который рвал полковник.

– Я же говорил тебе, никаких эпитетов. Ты не писатель, а опер. «Истощение, животные…» Это никому не нужно. Коротко и ясно: «Тогда-то задержаны двое неизвестных, личности устанавливаются». Все ясно? Пиши, – Алферов подвинул в сторону Савелия новый лист бумаги.

Молодой человек старательно заскрипел ручкой, а полковник устало прикрыл глаза.

…Вид этих двоих буквально парализовал всех спецназовцев. От них шел страшный запах – смрад гниющей плоти, неописуемого ужаса и смерти. Элитные бойцы «Л», глядя на эти кошмарные пародии на людей, которые, казалось, вылезли прямо из ада, походили на обкакавшихся от страха школьников, которых застукал учитель за битьем стекол. Майор Зеленский потом признался, что эти двое выглядели так, словно их только что сняли с крестов, а гвозди не вынули.

Когда их попытались поместить в машину, парень бросился на одного солдата, рыча, как смертельно раненный зверь. Трое плечистых спецназовцев с огромным трудом смогли его связать, несмотря на то что каждый из них был на голову выше и в два раза шире в плечах нападавшего. При этом этот безумец исхитрился сломать нос одному и вцепиться в шею другому, да так, что проще было оторвать присосавшуюся пиявку. Все это время его подруга сидела на земле и, задрав голову, хохотала. Ее скрутили без проблем.

Перед отправлением на турбазу интуиция подсказывала Алферову, что нечто подобное и следовало ожидать. По дороге в Новороссийск он несколько раз пытался заговорить с юношей, но в ответ слышал только рычание и клокочущие звуки. Никаких документов при нем и его спутнице не оказалось. Обоих отвезли в больницу, поставив охрану из спецназа.

Вечером Алферов пытался поговорить с девушкой. Его взору предстало костлявое существо с высохшим лицом мумии, руки и ноги закреплены ремнями к постели. Алферов уже знал, что, когда ее привезли, у медсестры случился обморок. О том, что она адекватно реагировала на вопросы, не могло идти и речи – она либо молчала, часами уставившись в одну точку, либо смеялась. Полковник направился к молодому человеку. Последний проявлял к полковнику не больше интереса, чем к навозной куче. Но Алферов все же заметил изредка мелькавшие в его глазах проблески сознания. Раздосадованный полковник приказал ввести ему недавно разработанное сильнодействующее средство, способное разговорить испытуемого. При этом присутствовали только он и майор Зеленский. Даже врач, делавший инъекцию, был удален из палаты… Через час, когда доза перестала действовать, юноша впал в забытье. Он рассказал очень много интересных вещей. Смертельно бледные Алферов с Зеленским вышли из больницы. Они не проронили ни слова.

В тот же день началось усиленная проработка участка турбазы.

К концу третьего дня вконец измотанные опера и фээсбэшники сделали вывод: в исследуемом районе признаков пребывания людей не обнаружено. Тем не менее Алферов приказал продолжить поиски в более широких масштабах.

Но Алферов уже догадывался, что ничего из того, о чем говорил ему в тот вечер молодой человек, они не найдут.

Как не нашли Инина. Как не нашли некоего Дениса Аверина, который якобы повесился. Как не нашли трупы его бывшей девушки – Миляевой Д.А, его друга – Сосновцева В.Р. Как не нашли дерева с виселицами.

Лес был пуст и хранил молчание.

Но не это терзало душу полковника. В конце разговора молодой человек неожиданно наклонился к Алферову и, дыша на него мертвечиной, сладко прошептал, чтобы полковник как-нибудь невзначай проверил карманы своей четырнадцатилетней дочери, его любимой единственной дочери Марины. Зеленский этого не слышал.

Слова странного юноши не выходили из его головы целый день, и ночью, когда вся его семья спала глубоким сном, он дрожащими руками взял курточку дочери и вытряхнул ее. На стол, звякнув, упал шприц и завернутая в кусок ваты игла. В кармане также были две ампулы с прозрачной жидкостью без названия. Пальцы разжались, куртка выпала из безвольно поникших рук.

«Как он мог знать это?!»

Он провел бессонную ночь и с утра приехал в управление.

– Товарищ полковник, все готово. – Савелий протягивал ему исписанный листок.

Алферов хмуро прочитал и кивнул:

– Все, свободен. Помни о нашем договоре. И позвони мне завтра, поговорим о твоей карьере.

Савелий, едва сдерживающийся, чтобы не закричать от радости, козырнул Алферову и выскочил за дверь.

(ОНА УЖЕ ДАВНО ЭТИМ ЗАНИМАЕТСЯ.)

Он вздохнул и достал из сейфа дело. Вчера приезжал генерал Зимин, располневший и обрюзгший за прошедшие три года. Он лично встретился с Алферовым.

«И помни, никакой утечки, – говорил он с одышкой. – Молодежь отдыхала рядом с Соловками, ни о какой турбазе они и слыхом не слыхали. Сопляки обкурились травы и утонули. Двое остались, сошли с ума… Инин пропал без вести, возможно, утонул, с Середняковым произошел несчастный случай. Все! А вопрос с турбазой буду решать я лично», – закончил генерал.

Только спустя некоторое время Алферов вспомнил, что Зимин в течение всего разговора ни разу не назвал Красную Щель ее истинным именем.


В кабинет зашел майор Зеленский. Он держал в руках ветхую рассыпающуюся тетрадь.

– Похоже, это дневник, товарищ полковник. Полагаю, по нему не составит труда установить личности туристов, – обратился он к Алферову. От тетради исходил резкий запах, она была сплошь покрыта разводами темно-бордового цвета.

– Выполняй, – сказал полковник. Он даже мельком не взглянул на дневник.

Зеленский потоптался.

– Да, вот тут еще… товарищ полковник… – Майор замялся. – Звонила мать Логинова. Ну, того водителя. Он вчера на радостях, что его выпустили, надрался и раскроил об сарай череп. Умер сегодня в пять утра, не приходя в сознание. – В голосе Зеленского звучали извиняющиеся нотки.

Полковник ничего не ответил. Он равнодушно смотрел в окно.

Марина. Наркотики.

Майор пожал плечами.

– Разрешите идти?

Алферов еле заметно кивнул.

«Сегодня же поговорю с ней», – с горечью думал он.

Мысль о найденных у дочери страшных предметах рыболовным крючком засела в его сознании.

«Может, стоит рассказать жене?» – отрешенно размышлял полковник и внезапно почувствовал абсолютное спокойствие.

Наступила сияющая ослепительной белизной тишина, он слышал только равномерный стук собственного сердца. Руки перестали дрожать, мозг обрел ясность. Полковник Алферов чувствовал себя как никогда хорошо.

О ЧЕМ МОЖНО ГОВОРИТЬ С ЭТОЙ НАРКОМАНСКОЙ Б…ДЬЮ? – прошептал едкий голос.

Струйка пота побежала у него по виску.

(ЕЕ НАДО НАКАЗАТЬ!)

Полковник встал и размеренным движением открыл сейф.

(ОНА УЖЕ ПРИШЛА ИЗ ШКОЛЫ.)

Засунув в кобуру именной «ПМ», Алферов твердой походкой вышел из кабинета, не закрыв дверь. Сотрудники управления провожали его недоуменными взглядами. Он не замечал, что его лицо расплылось в улыбке. В широкой улыбке, неестественной и злой.

Ворвавшийся сквозняк перелистнул несколько страниц дела о турбазе Красная Щель.


* * * | Дикий пляж | ЧАСТЬ III