home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Время 17:25

Я в упор разглядывал Вита.

– Ну что? Кто был прав, Вит?

– Да пошел ты… – выругался он и снова повернулся к обрыву. – На карте этого не было. – Виталий сбросил рюкзак и достал карту.

Наша поредевшая компания остановилась на небольшой каменистой площадке. Впереди – глубокая щель, которая опускается почти до уровня моря. Скала словно была расколота пополам гигантской секирой. От другой стороны горного гребня веяло могильной пустотой.

Перепрыгнуть расщелину было равнозначно тому, чтобы рассчитывать на благополучный исход дела, прыгая с небоскреба с зонтиком. Я прикинул на глаз ширину оврага. Не меньше четырех метров. Даже если бы мы были свежие и полные сил, едва ли кому-нибудь удалось бы преодолеть прыжком этот овраг.

– На, смотри сам, – Вит воинственно взирал на меня, протягивая мне смятый кусок бумаги.

– Почему же Клим ничего об этом нам не сказал? – пробормотал я, разглядывая карту. – Вот черт!

Ольга безучастно смотрела вперед.

– Ладно. Этого никто не мог предугадать. Что делаем дальше? – Я старался, чтобы голос мой звучал спокойно, хотя уже чувствовал, как стальные коготки просыпающегося внутри меня страха неприятно зацарапали мое нутро.

– Стропов, ты уже достал меня! – неожиданно заорал Вит. Его залитый кровью глаз гневно сверкал, второй заплыл настолько, что превратился в щелочку. – Почему со всеми вопросами ты лезешь ко мне?! Ты что, сам не в состоянии мыслить? Предлагай!

– А что, он должен советоваться со мной? – устало спросила Ольга. – Можно подумать, ты стал бы меня слушать…

– Вит, я не хочу этих дурацких разборок. Думаю, это в наших общих интересах. Если тебе интересно мое, подчеркиваю, мое мнение, поскольку ты всегда стараешься сделать так, как тебе кажется лучшим, то давай не будем возвращаться к взаимным оскорблениям. Сейчас это ни к чему не приведет. Пусть Ольга остается здесь, а мы попробуем найти что-то типа моста. Полагаю, придется срубить дерево. – Я перевел дух.

Вит дотронулся рукой до правого бока и поморщился.

– Ну и ботинки у тебя, Дима. Ребро ты мне все-таки сломал. Но я с тобой согласен. – Он пристально разглядывал другую сторону ущелья. – К тому же отсюда видно, что дальше дорога расширяется. Это явный признак, что скала заканчивается. Черт возьми, но мы потеряем столько времени!

Я пожал плечами. Похоже, эта привычка Сосновцева теперь прочно вошла у меня в обиход. Не хватало мне еще постоянно тереть переносицу, как Гуфи. Подумал и сразу отругал себя за эту мысль. Я жив – пока, – а он… Правда, еще неизвестно, кто от этого выиграл больше.

Вит достал трубку и, ругаясь вполголоса, стал вытряхивать на ладонь остатки табака.

– Мне до смерти осточертел табак Клима. Как он только мог курить это дерьмо? – спросил он, ни к кому не обращаясь.

Ольга обалдело смотрела на нас, потом разлепила губы:

– Вы что, с ума сошли? Хотите оставить меня одну? Я с вами!

Вит молча отдал ей ружье и, закурив, зашагал обратно. Я достал топор.

– Дима! – раздался ее умоляющий голос.

– Все в порядке. Оля, экономь воду. – Я поплелся вслед за Виталием.


Мы с Витом нашли подходящее дерево, еще одно, достаточно крепкое, лежало рядом. Сначала мы обрубили ствол, отмерив примерно шесть-семь метров, затем срубили ветки. Топор был тупой, и работа продвигалась мучительно медленно. Я вытер пот со лба и протянул топор Виту.

Он начал молча рубить.

– Табак закончился? – спросил я, разглядывая лопнувшие мозоли.

Вит покачал головой.

– Вит, ответь мне на один вопрос. Только не воспринимай его как провокацию ссоры – мы и так уже порядочно друг другу бока намяли.

Он поднял ко мне изможденное лицо. Опухоль почти спала, только правый глаз оставался заплывшим. Похудевшее лицо, поросшее щетиной, напоминало изголодавшуюся морду гиены.

– Ну?

– Зачем все-таки ты настоял на этой поездке, если Клим тебя отговаривал?

Вит шумно прочистил горло и сплюнул. На его лице появилась деланая улыбка.

– Ты все равно не поверишь мне. Мне очень хотелось попасть сюда еще раз. Это было как… – Он на мгновенье задумался, с трудом подбирая слова. – Все равно как ты давно вырос, стал уважаемым бизнесменом. Куча любовниц, ни минуты свободного времени, постоянные встречи и переговоры. Ты понимаешь меня. И вдруг как-то ты проезжаешь мимо детского сада, в который ходил карапузом. Прошлое… Славное прошлое, – мечтательно продолжал Вит. – Оно не хочет отпускать тебя. Тебе хочется пройтись по детской площадке, посидеть в песочнице и влезть на шведскую стенку. Меня тянуло сюда со странной силой, я ничего не мог с собой поделать. Не знаю, дошло ли до тебя. В одном могу тебя уверить – когда я был здесь в прошлый раз, все было иначе.

– Охотно тебе верю, – сказал я.

Вит окинул меня подозрительным взглядом, проверяя, не издеваюсь ли я над ним, но я невозмутимо смотрел на него.

– Кроме того, ты же знаешь, если мне что-либо припрет, никто меня не остановит. А может, Клим плохо уговаривал, – закончил он и снова принялся рубить.

Я оторвал от своей рубашки лоскут и обмотал им саднящую ладонь.

– А теперь, – продолжил Вит чужим голосом, – я чувствую, что дьявол не просто дышит мне в задницу, а уже ползет по канализационным трубам, которые ведут к моему насосу.

Я криво усмехнулся.

Вскоре ствол затрещал. Мы налегли плечом, толкнули, и сосна завалилась на кусты иглицы. Я начал обрубать ветки.

– Я думаю, нужно связать оба дерева. Так будет прочней, – с видом знающего человека сказал Вит. Я ничего не ответил.

– Как ты думаешь, мы успеем дойти до темноты? – с легкой дрожью в голосе спросил парень, но я видел, как он боится. – Нужно успеть… Нам лучше успеть дойти до темноты.

– Ну давай, говори, – подбодрил я Вита.

– Ты о чем? – на его осунувшемся лице появилось выражение фальшивого недоумения, глаза испуганно забегали.

– Вит, не валяй дурака. Ты можешь обмануть Ди, но не меня, я знаю тебя с детства. Что-то беспокоит тебя, но ты боишься поделиться этим с нами.

Вит как-то весь обмяк.

– Если ты такой проницательный, то, наверное, знаешь, о чем речь, – выдавил он.

– Знаю. – Я вперил в него взгляд. – Что ты видел в лесу? В кого ты стрелял?

Вит вздрогнул, зрачки его расширились.

– Я не… Никого не видел, – пробормотал он, не глядя в мою сторону.

Я подошел и взял его за подбородок. Со стороны это, видимо, смотрелось комично, учитывая нашу разницу в росте. На меня пахнуло немытым телом и чем-то еще. Запахом смертельного ужаса.

Я взглянул в глаза Виту и отпустил его подбородок. Губы парня дрожали. В эту минуту он был похож на перепуганного ребенка. Вит отвернулся.

– Ладно, хрен с тобой. Пошли, мы и так много времени потеряли… Хватайся за брев…

– Я видел ее… – вдруг раздался его глухой голос.

Я содрогнулся, хотя внутри был давно готов к этому ответу.

– Я услышал хруст веток, но решил пока не звать тебя. Когда я подошел ближе, хруст прекратился, и я уже думал, что мне показалось, как вдруг я услышал какие-то звуки. – Вит говорил с большим трудом, слова будто выплескивались из него. – Будто… будто кто-то жадно чавкал.

Он потер щетину.

– Когда я посветил фонарем, то увидел две фигуры. Одну из них потом увидел ты – это оказалась Ира. Но тогда я лишь подозревал об этом. А вторая… – Вит понизил голос и втянул голову в плечи. – Вторая постепенно исчезала. Мне показалось… – Вит дернул головой, словно пытаясь избавиться от какой-то назойливой мысли. – Нет, я не уверен…

– Ну же? – У меня снова пересохло в горле, и я с нетерпением ждал ответа, словно от того, что скажет Вит, зависела вся судьба (а почему бы и нет?) человечества. Я чувствовал, что, если он промолчит, нервы мои окончательно сдадут и я снова наброшусь на него с кулаками.

Вит закрыл глаза и через мгновенье открыл их. Взгляд был чистым и осмысленным.

– Я видел, как вторая фигура уходила в лес. Но слово «уходила» здесь не совсем удачно. Оно скорее ползло, как-то странно перекатываясь из стороны в сторону, как хромые инвалиды. – Голос Вита понизился до шепота. – Я лишь успел заметить что-то темное, горбатое… Тогда я чуть не обмочился от страха, но все же нашел в себе силы выстрелить. Не уверен, попал ли я в нее, но мне кажется, пули такую тварь не берут.

Вит замолчал.

– Сразу два бревна нам не унести. Придется таскать по одному, – произнес я.

– Ты мне не веришь? – почти провизжал Вит.

Я пожал плечами, надеясь, что у меня это получится так же, как это делает он.

– Думаю, что верю.

– Димон?

Я взглянул на Виталия.

– Я хочу извиниться перед тобой.

– За что? – Меня стал разбирать смех.

Он непонимающе уставился на меня.

– За Диану, – выдавил он наконец.

Я начал смеяться, чувствуя, как у меня в животе начинаются колики. «Черт возьми, он такой смешной, этот Вит! Умора! Сначала он трахает мою бабу, пока я драю сортиры в армии, потом везет нас к дьяволу в задницу, где вылезшая из болота тварь пожирает нас, как попкорн, ломает мне нос, а теперь извиняется! Нет, право, это действительно очень весело!»

– Означает ли это, что ты принимаешь мои извинения? – бесцветным голосом проговорил Вит.

Я замолчал и серьезно посмотрел на него.

– А оно тебе нужно? – тихо спросил я, и Вит отвел взгляд.


Когда мы принесли первое бревно, все оставалось так, словно мы и не уходили, – Ольга стояла на краю обрыва и провожала медленно опускающееся к горизонту алевшее солнце. На ее застывшем лице блуждала странная улыбка, довольно неприятная улыбка, и я с трудом поборол в себе вспыхнувшую неприязнь к девушке. Сам, наверное, тоже хорош.

Никто из нас не проронил ни слова.

«Это, конечно же, хорошо, но как в нашем нынешнем состоянии мы сможем перебраться по бревнам на другую сторону?» – мелькнула у меня мысль.


Время 17:15 | Дикий пляж | * * *