home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Время 20:44

Нос катера плавно рассекал спокойную гладь моря, оставляя позади себя расходившиеся пенистые волны. Солнце, нежно коснувшись моря, зажгло его ясным золотым огнем.

Савелий, не отрываясь, с благоговением смотрел на закат. И хотя он прожил здесь почти всю жизнь, заход солнца всегда его завораживал, равно как и восход.

«Еще один день опустился в копилку жизни», – грустно улыбнулся он. Прошедший день только прибавил новых загадок.

В лодке еще находились двое мужчин. Первый – участковый райотдела Григорий Завьялов, высокий, худощавый, с коротко подстриженными темными волосами. На досиня выбритом подбородке ярко выделялся багровый шрам. Мокрая от пота рубашка с капитанскими погонами среди морских просторов смотрелась по меньшей мере нелепо. На поясе висела вытертая до белизны кобура. Вторым был Виктор, местный рыбак. Невысокий, широкоплечий, сбитый мужик с буйной копной волос и бородой, росшей от самых глаз.

Савелий связался с Григорием, и они вместе поехали в Соловки. Там они разыскали Виктора, знакомого Григория, который несколько раз бывал на турбазе, и все втроем отправились в Красную Щель.

Перед поездкой Савелий предупредил рыбака, что то, что он, возможно, увидит, не принесет ему удовольствия.

«Не приносит удовольствия только выдохшееся пиво, – фыркнул Виктор, загружаясь в лодку. С собой он взял ружье – старую одностволку, доставшуюся ему еще от деда. – Если ты о мертвяках, то не переживай. В шесть лет я видел, как трактор раздавил двух девок, так что на дохляков нагляделся».

По дороге Савелий выяснил, что в Красной Щели летом постоянно проживал знакомый Виктора – Климентий Инин.

«Я как раз закончил ремонтировать движок на его лодке. Завтра хотел с ребятами отогнать ее к нему. У него своя лодка, но разбирается он в ней не больше, чем я шарю в космической аэронавтике». Довольный своим сравнением, Виктор засмеялся, продемонстрировав Савелию отсутствие некоторых зубов. Он все время задумчиво почесывал бороду, и Савелий на всякий случай решил держаться от него подальше – кто знает, вдруг у него вши.

Наконец Виктор сказал, что они прибыли на место. Лодку пришлось вытолкать на берег.

Мужчины направились к лесу, Савелий расстегнул кобуру. У самых зарослей Виктор остановился, затем направился к едва видневшейся тропинке. Савелий и Григорий поспешили за ним.

Вскоре между деревьев мелькнуло что-то синее, и уже через минуту мужчины вышли к деревянным домикам. Оба были заперты на замки. Савелий обошел каждый домик, заглянул в окна. Вроде все нормально, и ничего не указывало на то, что здесь произошла какая-то трагедия. Правда, желательно все-таки оказаться внутри… Может, там под кроватями целый склад трупов. Но на дверях болтались увесистые замки, а частная собственность, пусть это даже две конуры в заброшенной глуши посреди леса, оставалась неприкосновенной и охраняемой законом.

Пока Савелий размышлял, стоит ли ломать замки, на выручку пришел Григорий. Ничтоже сумняшеся он вытащил откуда-то крупную скрепку, осторожно разогнул ее и, поймав одобрительный взгляд Савелия, занялся замками. Через пару минут все было готово, и мужчины, сгорая от нетерпения, ввалились внутрь. Впрочем, что в первом, что во втором строении их ждало разочарование – ничего заслуживающего внимания там не оказалось. Правда, в доме, где проживал Климентий, был небольшой беспорядок, словно там что-то искали. Но что могли искать в хибаре одинокого охотника?

«Только то, без чего здесь не выжить», – ответил мысленно Савелий. Спички, топор, ружье, патроны и тому подобное. Возможно, молодежь все-таки завалила Клима, затем решила выбираться через горы. Или вдоль моря? Но это были догадки, и не факт, что сейчас тот же самый Клим не выйдет из леса и не пояснит, что у него дома всегда такой бардак, и пусть они не суют нос в его личную жизнь.

«Где же Клим?» – растерянно подумал Виктор. Испуганно озираясь, он заорал:

– КЛИ-И-И-ИМ!!!

Мужчины прислушались. Все тихо. Только сейчас они почувствовали, как холодно в лесу. При том что час назад в кабинете отдела градусник, дурея от жары, казалось, стонал: плюс 42 по Цельсию! Савелию это нравилось все меньше и меньше. Они бесцельно бродили в чаще, изредка перекликаясь. Ничего. Турбаза была пуста. Она была вообще пуста.

– Может, он на охоте? – предположил Григорий, но Виктор замотал головой:

– Даже если он уходил на кабанов, он никогда не запирал дверь. Зачем, от кого? И собаки его нет, Ральфа. Нет, здесь что-то другое.

Через некоторое время после бесплодных поисков Виктор не просто выглядел испуганным – его трясло от страха. Савелия разрывали противоречивые чувства. С одной стороны, думал он, никаких следов убийства и вообще какого-либо преступления они не нашли. С другой стороны, как утверждает Виктор, в этих местах проживал некий Инин, у которого здесь дом, собака опять же. В доме бардак. Куда они все делись? К тому же что-то странное происходит в лесу. Пока они обследовали местность, на глаза попалось лишь несколько ворон. Больше ничего. Лес будто вымер.

Виктор был бледен, как простыня, и по его лицу было видно, что он с удовольствием сейчас смотался бы отсюда.

– Ну, какие будут вводные? – деловито спросил Григорий. В глазах – испуг, но в целом держится неплохо. – Командуй. Ты – старший.

Савелий задумался. Искать дальше не имело, в общем-то, никакого смысла, он это прекрасно видел. Но что-то явно не нравилось ему, молодой оперативник нутром чувствовал, что здесь что-то не так. Может, это и есть то особенное чувство, которое вырабатывается у работников уголовного розыска с опытом и благодаря которому зачастую удавалось раскрывать громкие преступления? Савелию хотелось верить, что это так. Ладно, успокаивал он себя, распоряжение он выполнил. Что с того, что информация не подтвердилась? Нет тела, как говорится, нет и дела.

«Может, что-то и есть. Может, ты плохо искал. Не видать тебе новых звездочек!» – запротестовал его внутренний голос, и Савелий вздохнул. Вот если бы он обнаружил преступника, а еще лучше обезвредил его, то…

То что?

Он решил еще раз осмотреть окрестности.

Григорий и Виктор остались на полянке, Савелий отправился вверх, к ручью. По дороге он наткнулся на странную яму четырехугольной формы, на краях лежала высохшая земля. Савелий плотно сжал губы – он не знал истинного предназначения этой ямы (может, Клим вырыл ее для мусора), но почему-то она напомнила ему могилу.

Молодой человек подошел к ручью и некоторое время любовался им, наблюдая, как небольшие волны мягко перекатываются по гладким камням. Почему же так холодно в лесу?

Савелий поежился и вдруг вздрогнул. Лицо его побелело, он раздувал ноздри, принюхиваясь, словно волк, почувствовавший опасность. Сомнений быть не могло – в воздухе витал запах духов. Или ему показалось? Нет, точно, еле уловимый, но это был запах духов. Тонкий легкий аромат чего-то вкусного и волнующего, как дуновение весеннего ветерка. Лицо его изменилось – он вспомнил. Эти духи были похожи на те, которые он подарил своей жене Елене.

«Не просто похожи», – поправил он себя, вздрогнув. Это именно те же самые духи, он точно знает, потому что обоняние у него будь здоров!

Савелий сделал несколько шагов вперед. Рука его машинально потянулась к пистолету. Запах постепенно рассеивался, он уплывал в глубь леса наподобие невидимого облачка. Савелий не замечал, как ноги его понесли в сторону чащи. По дороге он увидел огромную сосну и остановился. Вернее, что-то остановило его, но молодой человек не мог определить, что именно. В тот же миг ему показалось, что кто-то недоволен тем, что он остановился. Будто… Савелий не мог поклясться, но что-то в нем уверяло его, что он слышал нечто похожее на… разочарованный вздох.

«Иди-и-и-ии… иди за мно-о-ой», – прошелестела листва.

Савелий остановился перед сосной, силясь вспомнить, какого черта он вообще тут оказался и чем так заинтересовала его эта сосна. Разглядывая потемневшую от времени кору, он увидел, что в одном месте она содрана и место срыва свежее. На обнаженном стволе было что-то изображено, какой-то странный значок. Увидев его на бумаге, можно представить, что это неумело выполненные детской рукой каракули. Значок был темно-бурого цвета, и Савелий почувствовал, как его внутренности оплетает липкий страх. Этот цвет был знаком ему. Савелий подковырнул его ногтем и принялся пристально разглядывать отделившийся крохотный кусочек, хотя уже знал, что это. На стволе сосны была кровь.

Внизу раздалось угрожающее шипение. Он опустил взгляд и похолодел. Из-под корня одна за другой медленно выползали огромные гадюки. Извиваясь и шипя, они буравили парня своими немигающими холодными глазами. Несмотря на охвативший его страх, Савелий видел, что змеи не намерены нападать. Они постепенно образовывали вокруг дерева живое кольцо. Из-под дерева выползали все новые змеи, и вскоре вокруг сосны все кишело от их черных блестящих тел. Неожиданно они замерли, в молчаливой угрозе следя за молодым человеком.

Савелий медленно, миллиметр за миллиметром стал отодвигаться от сосны. Змеи не шевелились, но их глаза с нескрываемой ненавистью следили за каждым его движением. Вдруг раздалось громкое карканье, и Савелий от испуга чуть не закричал. Он посмотрел вверх, и его взору предстала целая стая ворон – черные, как сажа, они беспорядочно кружили над самой кроной дерева, злобно каркая и хлопая огромными крыльями. Несмотря на это, взгляд его выхватил одну интересную деталь – на одной из веток висел обрывок то ли веревки, то ли тряпки.

«Пора уносить отсюда ноги», – промелькнуло в голове у Савелия. Повернувшись, он внезапно задел ногой корень и упал на колени. Выругавшись, Савелий стал подниматься и тут же потерял дар речи. Он машинально встал, не отрывая взгляда от того, что предстало перед ним. Не обращая внимания на шипение змей и карканье ворон, становившееся все более громким, он потер глаза. Нет, так и есть, на мягкой почве виднелся четкий отпечаток женской туфли.

В чаще раздался тихий смех, и Савелий почувствовал, что его мочевой пузырь вот-вот опорожнится. Шипенье и карканье сразу смолкли, в лесу снова воцарилась тишина.

«Будь с нами-и-и-и-и…»

Савелий, спотыкаясь, побежал обратно. Его сотрясала дрожь, никогда еще в жизни ему не было так страшно, и он мчался во весь опор, втайне радуясь, что свидетелей его бегства нет, разве что деревья, но они молчаливы.

Вскоре они вернулись к лодке. Она мирно покачивалась на легких волнах, радушно приглашая мужчин оставить это место и поскорее вернуться назад. На обратном пути все молчали. Глядя на мрачные скалы, высившиеся вдоль берега, Савелий пытался воспроизвести в своем воображении все, что произошло с ним у сосны. Он и словом не обмолвился об этом со своими спутниками и ничуть не жалел о своем молчании. Не хватало, чтобы его сочли психом!

«Черт, а вдруг там осталась девушка? И ей нужна помощь?!» Его вдруг охватило смятение. Хотя вряд ли – прозвучавший в лесу смех никак не может принадлежать беспомощной девушке. Если все это вообще не привиделось ему.

Григорий схватил Савелия за локоть.

– Погляди туда. Нет, правее. Витя, сбавь скорость! – крикнул он рыбаку.

Виктор согласно кивнул.

Слева, возле изъеденного дождями и ветрами высоченного утеса, среди беспорядочно нагроможденных черных камней что-то виднелось.

– Давай туда, – распорядился Савелий.

Чем ближе они подплывали к странному предмету, тем явственней Савелий ощущал растущее в нем чувство страха.

Уже за несколько метров он понял, что перед ними человеческое тело. Сверкающие в лучах заходящего солнца волны, словно шаля и играясь, колыхали труп мужчины. Виктор заглушил мотор.

Григорий перегнулся через борт лодки и перевернул разбухшее тело лицом вверх.

На мужчин слепо глянуло изъеденное рыбами оскаленное лицо утопленника. Рослый, крепкий мужчина с густой рыжей бородой.

Савелий содрогнулся, мысленно порадовавшись, что желудок его пуст – время обеда давно прошло.

– Матерь Божия! – отпрянул назад Виктор и перекрестился. – Это же Костя! Точно! Середняков Костя!

– Ты знаком с ним? – Савелий продолжал разглядывать труп, про себя уже уяснив, что догадывался о личности погибшего.

– Да кто ж его не знает? Мы с ним вместе шабашим, он с Климом часто на охоту ходит. – Глаза Виктора испуганно моргнули. – Точнее, ходил, – поправился он.

– Давайте-ка помогите мне, мужики. – Закатав рукава, Савелий наклонился над трупом.

Когда они втащили тело в лодку, Виктор торопливо накрыл его куском брезента.

– У него была своя лодка? – спросил Григорий.

Виктор ответил, что да.

– Небось в шторм попал, когда к Климу ехал. Упрямый был, черт, если чего решил, никто не отговорит, – прибавил он.

Следов лодки нигде не было. Савелий достал рацию.

Виктор включил зажигание. Еще теплый мотор нехотя заработал, первые звуки двигателя слились с далеким хлопком в лесу.

Никто его не услышал.


Время 19:03 | Дикий пляж | Время 20:40