home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Эпизоды боёв за Александрплац


1. БОЙ ЗА ПЕРЕКРЁСТОК


Мы пробиваемся к центральной площади Берлина – Александерплац. Немцы закрепились на перекрёстке двух больших улиц. Они опоясали его баррикадой, преграждая путь нашим танкам и пехоте. Огневых точек врага не видно, но чувствуется, что они притаились где-то здесь, в люках подвалов, у разбитых окон, на крышах и чердаках прилегающих домов.

Действительно, едва наша пехота показалась на широкой улице, как неожиданно ожили и баррикада, и прилегающие к ней дома. Отовсюду вдруг загремели пулемётные и автоматные очереди, засвистели мины и фаустпатроны. Мгновенно вся улица заволакивается клубами дыма и известковой пыли.

Задачу ликвидировать огневые точки врага и обеспечить дальнейшее продвижение пехоты получает командир батареи гвардии старший лейтенант Яшин. Он вызывает к себе командиров орудий старших сержантов Гончаренко и Зыкина. Оба, бывалые воины, участники уличных боёв в Сталинграде, с первых слов понимают командира. Некоторое время они молча рассматривают затихшую баррикаду и улицу, что-то прикидывая в уме.

– Разрешите доложить, товарищ старший лейтенант! – говорит, наконец, Гончаренко. – Отсюда мы фашистов не достанем, придется менять позицию… Пока светло, они нам не дадут выкатить орудия. Разрешите начать с темнотой?

– В вашем распоряжении вся ночь, но утром пехота должна пойти. Понятно?

– Понятно, товарищ старший лейтенант! Утром пехота пройдёт…

В полночь разведчик Липчевский принёс данные о расположении огневых точек врага и сказал, что нашёл подходящее место для огневых позиций. Пушки были отцеплены от машин, и расчёты осторожно покатили их по улице вслед за разведчиком. Катили около двадцати минут, пока Липчевский не подал знак остановки.

– Здесь! – тихо сказал он. – Место хорошее, стрелять можно в двух направлениях…

Расчёты бесшумно принялись за оборудование огневой позиции. Задолго до рассвета всё было готово. Расчёты заняли свои места. Неожиданно слева раздалась короткая очередь автомата. Пули ударили по щиту орудия Гончаренко. Судя по рикошету, немцы стреляли из пятиэтажного дома, что был впереди в двухстах метрах, оттуда же ударила вторая, более длинная, очередь. Немцы стреляли трассирующими пулями.

– Показывает, гад, – выругался Гончаренко.

Действительно, с той же стороны ударил тяжёлый крупнокалиберный пулемёт. Вражеские пули зарикошетировали на мостовой в двух метрах от орудий. Опытный глаз разведчика уже определил месторасположение вражеского пулемёта. Ещё две очереди, и оно засечено окончательно: пулемёт бьет из окна второго этажа правого углового дома. В предрассветной мгле видны даже вспышки огня. Короткая команда Гончаренко, и один за другим гремят три выстрела. Угловой дом заволакивается дымом, веером летят кирпичи, рамы, и вражеская точка смолкает. Ещё некоторое время расчёт выжидает, но пулемёт больше ничем не обнаруживает себя…

– С одной кончили! – удовлетворённо говорит Гончаренко. – Показывай, где спаренный пулемёт! – говорит он разведчику.

Липчевский показывает, Гончаренко подаёт команду, и пушка открывает огонь по новой цели. Второе орудие старшего сержанта Зыкина пока молчит: оно не обнаружено немцами и приберегается для более подходящего момента. Скоро одна за другой уничтожаются ещё две огневые точки немцев. Но то ли немцы опасались преждевременно обнаружить свою систему огня, то ли берегли патроны, – отвечали они очень редко. Совсем рассвело. Вскоре сзади показались наши танки и самоходки. Расчёты изготовились к открытию огня. Наблюдатели и разведчики впились глазами в перекрёсток, чтобы быстро засечь огневые точки, как только враг откроет огонь. Но немцы молчали. Один танк, с хода ведя огонь по баррикаде, быстро пошёл вперёд. Он уже миновал наши пушки и стал приближаться к перекрёстку, когда вдруг разом ожило несколько огневых точек врага. Слева заговорил второй крупнокалиберный пулемёт. С чердака того же дома полетели фаустпатроны. Грохнули взрывы гранат, заговорили ручные пулемёты. Танк сразу исчез в облаках чёрного дыма и пыли…

Старший лейтенант Яшин быстро распределил обнаруженные цели и, убедившись, что расчёты навели пушки, скомандовал:

– Первое и второе орудия по заданным целям.. беглый огонь! Пушки грянули одновременно. Баррикада и прилегающие дома оделись в клубы дыма. В воздух полетели кирпичи, куски дерева, штукатурка. Сразу в двух местах обвалился угол дома и появились языки пламени.

Пушки продолжают бить. Оживают всё новые и новые вражеские огневые точки. Мимо расчётов, лязгая гусеницами, пронёсся обратно наш разведочный танк. Он был невредим. Словно обрадовавшись его возвращению, открыли огонь и обе наши самоходки…

Пятьдесят минут не умолкают пушки Гончаренко и Зыкина. Свистят вражеские пули, рвутся фаустпатроны, но никто, даже раненые, ни на минуту не покидает места. Одна за другой смолкают огневые точки врага. Жарко горят зажжённые артиллеристами угловые дома. Два наших танка, сопровождаемые бегущей за ними пехотой и самоходками, проносятся мимо закопчённых артиллеристов и, преодолев вражеские баррикады, начинают штурм горящих домов. Артиллеристы прекращают работу.

Позади орудий, приткнувшись к стене, стоит разведчик Липчевский, рядом с ним здоровенный немец.

– Где ты его выскреб? – спрашивает наводчик Долгоберидов, вытирая с лица пот рукавом гимнастёрки.

– – В подвале сидел, пробовал достать вас из автомата, но я зашёл к нему сзади, стукнул по голове и пригласил сюда, – говорит Липчевский.



КАПИТАН А. ФОМЕНКО На Бреслауштрассе | Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин | Гвардии старшина А. БАНДРОВСКИЙ 2. НЕМОЙ ДОМ