home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Без всяких приключений я дошел под дождем до улицы, где можно было поймать такси. Таксистам пришлось показывать три пальца, прежде чем хоть кто-то остановился. Наконец передо мной притормозила машина с красной табличкой. Я плюхнулся на заднее сиденье и описал шоферу, как добраться до нужного места. Повторять пришлось дважды. То ли парень недавно работал, то ли не отличался сообразительностью. Через несколько минут детальных описаний маршрута, с рисованием наиболее сложных моментов на запотевшем стекле, он кивнул и сказал:

– В общих чертах я понял. Но вы все равно внимательно смотрите. В случае чего, подскажете.

Мы тронулись с места.

Ехать предстояло довольно долго. Тем более с таким водителем. Я откинулся на спинку и закрыл глаза. Вообще-то, это было рискованно, я мог проснуться вовсе не там, где нужно. А, скажем, на другом конце Токио, где-нибудь в районе Ота. Но мне хотелось немного отдохнуть. Сегодня был очень долгий день. Чересчур долгий.

Все тело ломило от усталости. Спина как будто была выстругана из дерева. На плечах примостился бегемот. Хуже всего обстояло дело с ногами. Одну из них я, видимо, подвернул, когда убегал. Тогда я этого не заметил, но теперь лодыжка ныла нестерпимо. Мышцы горели огнем. Избыток молочной кислоты делал свое дело. Я даже засомневался, смогу ли вылезти из машины.

Я пристроил поврежденную ногу так, чтобы было хоть немного легче. Сейчас мне не помешала бы горячая офуро… А потом легкий расслабляющий массаж. Но обо всем этом можно только мечтать. То, что мне предстоит, вряд ли будет похоже на расслабляющий массаж. Даже отдаленно.

В кармане завибрировал мой NEC. За эти две недели сотовый звонил всего несколько раз. И все звонки были по работе. Интересно, кому я мог понадобиться сейчас? Разве только полиции… Я слышал, что они могут установить таким образом местонахождение человека. Сотовый телефон срабатывает, как маяк. Охота на лис. По фильмам я мог представить себе, как это происходит.

Я снимаю трубку, а в десятке кварталов отсюда сидит полицейский в огромных наушниках и напряженно всматривается в карту города на мониторе. Вдруг, срывая наушники, он кричит: «Есть, я засек его!» На карте мигает красная точка. Это я, едущий в такси с туповатым водителем. Полицейский участок взрывается торжествующими криками…

Такие вот картинки мелькали у меня перед глазами, пока я тянулся в карман за телефоном.

Номер на дисплее был мне незнаком. Та часть мозга, которая отвечала за сохранность моей задницы, настоятельно рекомендовала вышвырнуть телефон в окно. Другая часть, решающая прямо противоположные задачи, требовала ответить на звонок. И узнать, кто же это звонит мне поздно вечером. Она мотивировала это требование очень просто: «Ну ведь интересно же!»

Я нашел компромисс. Если это будет незнакомый голос, я выброшу телефон в окно. И пускай полиция засекает меня сколько ей угодно.

Но голос оказался знакомым. И даже очень. Мало того, что голос, – слова эти я тоже хорошо знал. Во всяком случае, некоторые. Я мигом забыл про боль в ноге.

– Ну что, червяк, ты еще на свободе? – спросил меня Ямада-сан.

Я несколько раз беззвучно открыл рот. Не лучшая речь в моей жизни.

– Что, не ожидал?

– Нет, – просипел я.

И это была истинная правда. В общем-то, нет ничего странного в том, что начальник знает номер сотового телефона своего подчиненного. Но все нестранное на этом и заканчивалось. Ведь он явно позвонил не справиться о предполагаемых сроках готовности текстов.

– Как тебе удалось выкрутиться, червяк?

Черт, почему он не хочет оставить меня в покое? Что ему нужно? Непременно засадить меня за решетку?..

– Почему ты молчишь? Тебя спрашивает твой начальник. Так как тебе удалось выкрутиться? Что ты им наврал на этот раз?

– Ничего.

– Ничего? Они не должны были тебя отпускать, червяк. Слышишь? Если ты еще на свободе, значит, ты или наврал им и они тебе поверили, или… Или ты сбежал… Ну, отвечай, ты сбежал?

Да чего же он хочет от меня? Неужели он что-то знает? Не то, что ему сказали полицейские, нет. Этого мало. Он как будто пытается внушить мне мысль, что именно я виновен в тех убийствах… Как он зацепился за это! Как у него блестели глаза, когда он пересказывал мне свой разговор с полицией. Это был блеск глаз собаки, взявшей верный след. Но почему? В этом скрывалось нечто большее, чем стремление гражданина выполнить свой долг…

– Отвечай мне, червяк! – закричал он в трубку так, что даже водитель нервно оглянулся.

– Мне незачем врать и убегать, – сказал я. – Я рассказал им, как было дело, и они меня отпустили…

– Врешь. Ты мне врешь. Это вы со своей сучкой убили тех парней. Так ведь? А? Так ведь, Котаро?

– Нет, я здесь ни при чем.

– Еще как при чем. Еще как! Ты сейчас у нее? У своей крашеной суки? Скажи ей, что скоро я доберусь до нее и отрежу ее поганый палец.

Мне было трудно дышать. Даже разговаривая с ним по телефону, я чувствовал, как от него исходят волны ненависти. Это было похоже на удушливые волны жуткого смрада.

Мой шеф псих.

Такой же, как я.

Такой же, как Вик.

Разница только в том, что агрессия Вик была направлена на нее саму. Агрессия Ямады – на окружающих. А я был совершенно безобидным психом. Если не считать физических упражнений с фонариком.

– Но сначала я доберусь до тебя, – не унимался в трубке Ямада. – Сначала я доберусь до тебя, слышишь, червяк?

Я подумал, что ему придется постараться. Вряд ли я приду завтра на работу. Было бы глупо появляться там, где меня почти наверняка будет ждать полиция. И Ямада.

– Что ты молчишь? Испугался, червяк? Ты слышишь меня?

Мне вдруг вспомнился парень, выбивающий футон. Интересно, чем он теперь занимается?

Выращивает репу, – пришел откуда-то из глубин подсознания ответ. Конечно, репу. Что же еще?

– Да, я слышу вас, Ямада-сан.

– Скажи, ведь ты был там?

– Не понимаю, о чем вы…

– Все ты понимаешь. Ты был в той больнице. Ведь был, да?..

– Прошу прощения, – обратился ко мне водитель, – Куда теперь? Направо или прямо?

Я посмотрел по сторонам, не обращая внимания на голос в трубке.

– Кажется, прямо.

– Кажется?

– Поезжайте прямо. Извините, Ямада-сан, я прослушал. Что вы говорите?

Ямада, похоже, задохнулся от ярости. Во всяком случае, возникшую паузу я истолковал именно так.

– Ты ведь был там, – прошипел он.

– Где?

– В больнице! Ты был там, я знаю.

– Послушайте… – Я старался говорить спокойно, хотя меня всего трясло от отвращения и страха, будто я проглотил ядовитого паука. – Что вы от меня хотите? Чего добиваетесь? Я не был ни в какой клинике. Понимаете? Не был. К чему весь этот разговор? Если вы хотите меня уволить – увольняйте. Но зачем вы снова и снова говорите мне про эту чертову больницу? Вам-то какая разница, был я там или нет?

– Какая мне разница, я решу сам, червяк. Ты должен мне ответить. Слышишь? И ты мне ответишь. Иначе твоя сучка не отделается отрезанным пальцем.

– Зачем? – я почти кричал. – Зачем вам это знать?

– Ты ответишь или нет?!

Я нажал клавишу сброса. Через несколько мгновений NEC опять завибрировал Я отключил его. Меня била дрожь. Он даже по телефону имел надо мной какую-то власть. Ведь я едва не выложил ему все. Еще немного, и я бы в подробностях рассказал об ограблении клиники. О том, как я избивал человека… бил его по затылку тяжелым фонарем, пока он не ткнулся лицом в пол.

Перед глазами всплыла заботливо загнанная в самые дальние уголки памяти картинка: окровавленный Mag-Lite с налипшими волосами. На секунду мне показалось, что мои руки в крови… Неосознанно я несколько раз провел ладонями по брюкам.

Сукин сын! Что же ему от меня нужно?

– А теперь куда?

Я не сразу сообразил, что водитель обращается ко мне.

– Куда? – переспросил я.

Действительно, куда? Да, мне нужно было спешить к Вик. Она ждала меня. Кто знает, что сейчас у нее на уме… Она сказала: «сегодня или завтра». Мне нужно спешить к ней.

Но вместо этого я неожиданно для самого себя скомандовал:

– Прямо. Сейчас прямо.

– Вы уверены?

– Нет, черт возьми, – пробормотал я, – нет, я вовсе в этом не уверен.

– Эй, что вы говорите? Я не слышу.

– Прямо. Езжайте прямо. Мне нужно заехать в одно место. Это недалеко.

Водитель пожал плечами. Ему было все равно, куда ехать. И я ему отчаянно позавидовал. Еще совсем недавно я мог так же беспечно пожимать плечами. Теперь от каждого слова зависят моя жизнь и свобода. И жизнь странной девушки по имени Вик.

Где живет Ямада, мне сказала еще год назад секретарша нашей секции, с которой я время от времени спал, когда ее муж уезжал в командировки. Сказала, разумеется, просто так. Сам я ни о чем ее не спрашивал. Тогда Ямада был просто моим шефом. Не самым лучшим, конечно. Странным парнем, пытавшимся затащить девчонку в свою машину. Но поводов интересоваться его домом он мне не давал. Как-то я подвозил секретаршу после работы, и она, ткнув наманикюренным пальчиком в боковое стекло, сказала: «А вот дом господина Ямады». Ей просто нравилось показывать, что она обладает исключительной информацией.

Это было год назад. Изменилось за это время много чего. Секретарша от кого-то забеременела и уволилась, я перестал заводить романы на работе, господин Ямада свихнулся… Но я надеялся, что он не переехал в другой район в связи с этим событием. Это было бы очень некстати.

Если бы сейчас появилась обезьяна и спросила меня, какого черта я делаю, я не знал бы, что ответить. Но у меня было предчувствие, что сразу ехать к Вик бессмысленно. Я забрел слишком далеко в ее лабиринт. Вряд ли у меня получится вот так, сразу, вернуться к началу пути. Для начала нужно завернуть в пару закоулков. Например, к господину Ямаде. Чертову психу Ямаде. К моему чокнутому шефу. И задать ему несколько простых вопросов. Настолько простых, что дошкольник легко записал бы их на бумаге.

Итак, мы начинаем наше шоу «Засади шефа за решетку»! Вы готовы играть?

Да, конечно.

Почему вы так хотите отправить своего босса за решетку? Он вас как-то обидел?

Он свихнулся. И называл меня червяком. А кроме того, у этого сукина сына глаза мучителя кошек!

Причин более чем достаточно… Но есть ли у вас доказательства его вины?

Это я и хочу выяснить на вашем шоу.

Отлично. Тогда приступим! Вы готовы?

– Куда дальше?

Вопрос водителя выдернул меня в реальность.

– Теперь направо. И поезжайте медленнее.

– Уж как смогу, – недовольно ответил он.

Я внимательно смотрел на проплывающие за окном улицы. В этом районе я бывал несколько раз и почти не сомневался, что найду нужный дом. Но особенно расслабляться не следовало. Стоит просмотреть его, и придется делать приличный крюк, чтобы вернуться. А времени у меня было очень мало. Я почти физически ощущал, как оно уходит от меня. Интересно, а что остается, когда время уходит совсем?.. И еще интересно, куда именно оно уходит? В прошлое? В никуда? В никуда…

Черт! Вик… Она же ждет меня.

Я выхватил телефон. Но, поднеся палец к кнопкам, сообразил, что звонить, собственно, некуда. Оставалось только надеяться, что она позвонит сама. И позвонит тогда, когда я смогу с ней разговаривать… Пришлось включить телефон снова. И надеяться, что Ямада не будет больше меня беспокоить.

Мелькнула знакомая ограда. Высокая. Куда выше, чем у соседних домов. Он или нет? Он или нет?.. Дождавшись, когда мы проедем еще несколько домов, я сказал:

– Остановите здесь.

Расплатившись, я вышел из машины. За шиворот упало несколько прохладных капель. Хороших, полновесных капель. Все же что-то странное творится с погодой этим летом. Впрочем, не только с погодой.

Я прошел вдоль забора, не особенно таясь. Улица была пуста. Отличный квартал. Светло, тихо, чисто. Ямаде повезло. Сомнений больше не было – это его дом. Интересно, откуда у него деньги на такой особнячок да еще в таком районе? Зарплаты начальника отдела даже в хорошем рекламном агентстве для покупки такого жилья явно маловато. Еще один вопрос для шоу…

Ворота, естественно, были закрыты. Я внимательно осмотрелся. Никакой лазейки. Еще бы! Людям, живущим здесь, есть что охранять. Даже психу Ямаде.

Я стоял перед воротами, стараясь держаться в их тени. Конечно, если кому-то придет в голову прогуляться по такой погоде, он меня сразу заметит. Но из окон увидят вряд ли. Тем не менее, торчать здесь долго было нельзя. С каждой секундой возрастала вероятность нежелательной встречи. И с каждой секундой возрастала вероятность звонка от Вик.

Словно в ответ на мои мысли запищал мой NEC. Чертыхаясь вполголоса, я вырвал телефон из кармана и судорожно нажал на сброс. Сердце едва не сделало трещину в ребрах.

Номер не высветился. Наверное, Вик. Скорее всего… Кто еще будет названивать мне среди ночи? Я быстро отключил звук. Вовремя. Через секунду экран телефона замигал.

– Да, – шепотом сказал я.

– Где шляешься? – Конечно же, это была она.

– Извини, мне придется задержаться.

– Надолго?

– Надеюсь, что нет. Слушай, у меня к тебе одна просьба.

– Иди в задницу.

Она была обижена. Я ее понимал. Но объяснять что-либо не было времени.

– Пожалуйста, Вик…

– Я тебе сказала – иди в задницу со своими просьбами.

– Вик, выслушай меня… Мне очень нужна твоя помощь. Ты не представляешь, как нужна…

– С чего ты взял, что мне не наплевать на это?

– Вик… Это касается и тебя тоже.

– Что, не знаешь, чем кормить свою обезьяну?

– Не смешно, Вик…

– Я не собираюсь тебя веселить, придурок. Ладно, что у тебя?

– Я сейчас около дома Ямады…

– Того мерзкого парня?

– Да, того самого мерзкого парня. Я хочу задать ему несколько вопросов. Мне кажется… Есть вероятность, что он каким-то образом замешан в том убийстве… Ну, в клинике…

– С чего бы это?

Слишком долгим получался разговор. Я торчал на этой улице уже пять минут.

– У меня нет времени все объяснять, Вик, – чуть громче сказал я. – Просто выслушай и сделай так, как я скажу, хорошо?

– Ну? – Она был явно недовольна. Удивительно…

– Ты можешь время от времени звонить мне? Скажем, каждые два часа. Если я два раза подряд не отвечу, позвони в полицию. Пусть едут сюда.

Я как мог объяснил, где находится дом Ямады.

– Запомнила?

– Вроде да…

– Вик, черт тебя дери! Если все так, как я думаю, у меня могут быть большие неприятности. Очень большие… Этот чокнутый маньяк вполне может оказаться тем самым парнем, который уродует трупы. Ты понимаешь?

– С чего ты…

– Вик!

– Все, все… Я запомнила.

– Ты сделаешь?

– Сделаю… Все равно не спится.

– Спасибо, – выдохнул я.

– Пошел ты!

Она бросила трубку.

Я привалился спиной к воротам. Они тихонько скрипнули.

Так, это улажено. Правда, полной безопасности я себе не обеспечил, но хоть что-то… В случае чего, будет не так обидно умирать.

По спине пробежал холодок. Я вдруг осознал, где нахожусь и что собираюсь делать.

Действительно придурок. Вик тысячу раз права. Мелькнула трусливая мыслишка бросить все и уйти. Поехать к Вик…

Но это не решит мои проблемы. Скорее, наоборот. Сейчас у меня есть хоть один союзник. Не самый хороший, конечно, но все же союзник. Завтра его может уже не быть. Я останусь один в этом дерьме.

Нет, сейчас у меня есть единственный шанс. И упускать его нельзя. Я снова выругался. Как бы ты не осознавал необходимость совершения харакири, легче тебе не будет, когда кишки вывалятся на татами.

Время, время…

Я еще раз прошел вдоль забора, пытаясь найти способ перебраться через него. Не позвонить ли Ямаде? «Ямада-сан, я рядом с вашим домом. Хочу узнать, не вы ли зарезали тех ребят в клинике. Откройте, пожалуйста, ворота. У вас чертовски высокий забор». Я нервно хихикнул.

Никаких лазеек не было. Отличный забор. Гладкий, как голова буддийского монаха. Я понял, что придется рисковать. Если разбежаться, можно подпрыгнуть и ухватиться за верхний край ограды. Потом дело техники. В школе такие трюки я делал лучше всех в классе. Правда, заборы были пониже. И не было необходимости оставаться незамеченным… Но другого выхода я не видел.

Я застегнул пиджак, удобнее пристроил бутылку виски в кармане, проверил, не вывалится ли телефон, и отошел на несколько шагов от забора на освещенную часть улицы. Вокруг никого не было видно. Потом коротко разбежался, подпрыгнул, воткнув одну ногу в стену и хватаясь руками за край забора… И чуть не свалился. Верх ограды был утыкан битым стеклом. Маньяк! Такие штуки нормальные люди делали полвека назад.

Стиснув зубы и шипя, как разъяренный страдающий от ожирения кот, я подтянулся на руках, лег грудью на осколки, потом поставил на них сначала одно колено, затем второе. И замер, прислушиваясь. Наверное, я был похож на мутировавшую летучую мышь. Что-то вроде Бэтмена. Только очень неуклюжего.

Сигнализация, если она и имелась, либо не сработала, либо запищала в самом доме. Я изо всех сил надеялся, что этого не произошло.

Убедившись, что никто не бежит ко мне с криками: «Вон он!», – я спрыгнул вниз. В подвернутую ногу будто вбили огромный гвоздь. Пришлось вцепиться зубами в рукав, чтобы не закричать. Судя по всему, хромать я буду очень долго. Черт с ним, главное, чтобы нога не подвела меня сегодня.

Дождавшись, когда боль немного утихнет, я проверил остальные части многострадального тела. Им тоже досталось. Из левой руки я вытащил два осколка, из правой один, но большой. Ладони были липкими от крови. Рубашка на груди изодрана в клочья. На коленях глубокие царапины.

Хорошее дело! Меня уже сейчас можно было госпитализировать. А ведь самое сложное еще впереди. Я снова пожалел, что не поехал к Вик.

Вспомнив о ней, я спохватился и проверил, на месте ли телефон. Тот уютно лежал в кармане. Ему не было никакого дела до забот хозяина.

Переведя дух и немного успокоившись, я принялся рассматривать дом. Темные окна. Уже далеко за полночь. Ямада, наверное, видит десятый сон. Хотя мне почему-то казалось, что такие психованные парни вообще не спят, а вынашивают по ночам свои коварные планы…

Горела лишь лампочка над крыльцом. Дом Ямады был построен на европейский манер. Два этажа, балкон, мансарда… Хороший дом. Я не силен в архитектуре, но, по-моему, это было что-то в стиле неоклассицизма. Да, судя по всему, ничего подобного у меня уже не будет.

Эх, Вик, Вик…

Прячась за деревьями, я приблизился к дому. Нога болела нестерпимо, и я старался не ступать на нее. Если Ямада не захочет вести переговоры, а попытается применить силу, мне придется туго.

Теперь нужно было решить, что делать дальше. Вопрос, прямо скажем, непростой. Лезть в окно? Взламывать дверь? Нет. Конечно же нет… В конце концов, я хочу просто поговорить с ним. Так что, наверное, самое лучшее – войти, как входят все нормальные люди. То есть позвонить в дверь и дождаться, пока хозяин откроет. Разумеется, было бы очень здорово использовать эффект неожиданности на все сто. Прокрасться, как ниндзя из комиксов, через какое-нибудь слуховое окно в дом, пройти по потолочным балкам и мягко тряхнуть спящего Ямаду за плечо. «Ку-ку, пора ответить на пару вопросов, босс»… Это было бы очень эффектно. А главное – эффективно. Но я не ниндзя. Я всего лишь парень, сочиняющий рекламные тексты.

Поэтому остается постучать в дверь. И надеяться, что Ямада не станет звонить в полицию, едва поймет, кто к нему пожаловал.

Чем яснее я понимал, что это единственный способ попасть в дом, тем меньше мне хотелось это делать. Глупейшее положение… Хорош я буду, если Ямада вообще не имеет никакого отношения к убийству в клинике. Что, кстати, вполне возможно. То, что он так жаждет вывести меня на чистую воду, вовсе не свидетельствует о его вине. Кто-то выбивает по ночам футон, кто-то хочет покончить с собой, кто-то разговаривает с обезьяной, а кто-то выводит на чистую воду подчиненных. Выводит, не считаясь ни с чем…

И все-таки, ведь не просто так я оказался здесь, в саду Ямады. Что-то заставило меня прийти сюда. И наверняка не простое любопытство. Тот тон, которым он говорил со мной по телефону… Это был не тон поборника нравственности.

Я посмотрел на часы. Прошло уже пятнадцать минут сидения в кустах. Пора было что-то делать. Иначе у меня будет прекрасная возможность проводить шефа на работу.

Ступая как можно тише, я подошел к крыльцу. Внизу живота резко заныло. Во рту было сухо и противно, как при хорошем похмелье. Колени мелко дрожали, ноги так и норовили подогнуться.

Крутой сукин сын…

Скажи сейчас кто-нибудь мне в ухо: «бу!», – и я обделаюсь.

Крутой сукин сын.

Мне стало жаль, что рядом нет Вик с фонариком в хрупких руках. С ней было бы куда проще… Я вытащил из кармана бутылку виски, которая чудом не разбилась, и ухватил ее так, чтобы можно было использовать в качестве дубинки. Какое-никакое, но оружие. В фильмах хорошие парни управляются им довольно ловко.

Тянуть дальше было бессмысленно. Я чувствовал, что если промедлю еще несколько секунд, никакого разговора не получится. Я просто-напросто сбегу. А утром придумаю себе кучу оправданий. К сожалению, оправдания – это не та штука, которая не может сделать твою жизнь лучше.

Спрятав бутылку за спину, я поднялся по ступенькам к двери. Рядом с ней висел медный молоточек. Ничего себе! Ямада, оказывается, еще тот эстет. Ну-ну…

Я взял изящный молоточек и несколько раз стукнул в дверь.

Сердце колотилось где-то между пятками и стельками. Рука, державшая бутылку за горлышко, вспотела. Пот смешался с кровью и превратился в прекрасный смазочный материал. Бутылка так и норовила выскользнуть. Я взял ее подмышку и тщательно вытер ладонь о брюки.

В доме было тихо. Никто не торопился гостеприимно распахивать передо мной дверь. Выждав пару минут, я постучал еще раз. На этот раз громче. Соседей можно было не бояться. Вряд ли они что-нибудь увидят, даже если захотят. Все-таки высокие заборы – это не только минус.

С улицы донесся шум проезжающей машины. Не одному мне не спится…

Я постучал снова. Никаких признаков жизни. У меня возникло чувство, которое обычно появляется, когда, сидя в приемной дантиста, вдруг узнаешь, что тот заболел и сегодня приема не будет. Досада, но в то же время где-то и облегчение. Сердце переместилось повыше.

Похоже, что дома никого нет. Все мои усилия и страхи были напрасны. Ямада где-то развлекается. Может быть, уродует очередной труп. Я еще несколько раз ударил молоточком по медной нашлепке на двери. Сделал это, скорее, для очистки совести… Разумеется, ничего не изменилось. Тишину нарушал только шорох дождя.

Я уже с тоской начал подумывать о том, что опять придется лезть через этот чертов забор. Веселое дело… Руки будут заживать не один день. Да и после всех этих попыток достучаться до Ямады меня запросто может увидеть какой-нибудь мучимый бессонницей бедняга. Наверняка, стук можно было услышать в соседних домах. Я так и представил себе полуночника в пижаме, изнывающего от любопытства около окна.

Я машинально дернул дверь на себя. Почему-то человеку всегда нужно убедиться в том, что дверь закрыта, если на его стук никто не отвечает. Абсолютно механический жест. Голова занята предстоящим прыжком через забор, а ладонь сама ложится на матовую ручку двери.

Дверь открылась без всякого скрипа. Меня прошиб пот. Вот так-то. Оказывается, все это время она была открыта.

Я растерянно замер.

Как это можно объяснить? Или Ямада забыл запереть дверь, когда ложился спать, или кто-то взломал замок снаружи. Второй вариант мне не нравился абсолютно. Кому могло понадобиться пробираться таким образом в дом Ямады? Грабителям?.. Полиции? Поди, угадай.

Я огляделся. Никаких подозрительных следов… Хотя как понять, что является подозрительными следами, что неподозрительными, а что – следами вообще? Вряд ли здесь будет валяться окровавленный топор. Или черная маска…

Самым благоразумным было бы убраться отсюда. С другой стороны, может быть, это мой единственный шанс разрешить чертову уйму загадок.

Мнения внутри меня опять разделились.

И снова после непродолжительной борьбы победу одержала та часть мозга, которая отвергала благоразумие в принципе.

Сжав покрепче горлышко бутылки, я осторожно шагнул в темноту прихожей и прикрыл за собой дверь. Меня окутала непроглядная темнота…

…Которая через мгновение взорвалась ослепительной вспышкой.

Последней мыслью было, что на меня, наверное, упала крыша дома.


Глава 17 | Научи меня умирать | Глава 19







Loading...