home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5. Претензия на обладание правом

Не так давно ко мне на прием пришла молодая женщина, потерявшая рассудок, — буквально за несколько недель до свадьбы. Ее мать с ней не разговаривает, призналась она мне, и у нее по щекам потекли слезы; все это началось из-за того, что они разошлись во мнениях относительно цвета платья невесты. Как оказалось, — и это было совсем нетипично — в данном случае дочь отказалась уступить желанию матери и настаивала на том, что ей нравится тот цвет платья, который выбрала она сама. Мать пришла в ярость. Она не только перестала разговаривать с дочерью, но и отказалась присутствовать на смотринах, и говорила всем, кто был готов это слушать, что ее дочь совершенно неблагодарная. Моя пациентка очень страдала и по возможности пыталась что-то исправить. Она посылала Матери небольшие подарки и искренне благодарила ее за то, что та устроила ей такую прекрасную свадьбу. Однако Мать оставалась непреклонной. Она возвращала ей подарки, даже не распаковывая их, и хранила злобу до торжественного дня, ее присутствие на свадьбе было лишь формальным, и она очень рано ушла домой. Она даже отказалась от комплекта свадебных фотографий. Невеста продолжала искать примирения, но прошло несколько месяцев, прежде чем Мать сама позвонила ей по телефону. Даже после того, как они снова начали общаться, Мать никогда не признавалась в том, что хотя бы отчасти была причиной этого отчуждения. Всю вину она возлагала на дочь.

Трудно себе представить мать, которая была бы настолько неуступчивой, чтобы испортить любимой дочери настроение в день ее бракосочетания из-за чего-то несущественного, как, например, цвет платья. Но сущность нарциссической претензии на обладание правом (entitlement) заключается в том, чтобы смотреть на ситуацию только с одной, очень субъективной точки зрения, которая означает: «Важны только мои чувства и потребности, я должна получить то, что хочу». Взаимность и обоюдность — для нарциссической личности понятия совершенно чужеродные, ибо другие люди существуют лишь для того, чтобы соглашаться, подчиняться, льстить и давать поддержку, — короче говоря, чтобы предвидеть и удовлетворять любую их потребность. Если вы не можете стать мне полезными в удовлетворении любой моей потребности, то не представляете для меня никакой ценности, и, скорее всего, я к вам буду относиться соответствующим образом; если же вы не обращаете внимания на мое желание, то вам придется почувствовать на себе мою ярость. У самого черта нет столько бешеной ярости, сколько есть у отвергнутой нарциссической личности.

Нарциссические личности безрассудно ожидают, что с ними будут хорошо обращаться и им будут автоматически уступать, так как считают себя совершенно уникальными людьми. Находясь в обществе, вы будете говорить о них или о том, что их интересует, потому что они самые значимые, осведомленные или самые привлекательные по сравнению с другими. Любой другой субъект им скуден и не привлекает интереса, и, с их точки зрения, они имеют полное право на то чтобы им уделяли такое внимание. В личных отношениях их претензия на обладание правом заключается в том, что вы должны удовлетворять их потребности, однако они сами не берут на себя никаких обязательств в том, чтобы вас слушать и понимать. Если вы настаиваете, чтобы они это делали, то станете «сложным человеком» или же вашу настойчивость расценят как посягательство на их права. «Как вы смеете сравнивать себя со мной?» — как бы (или на самом деле) спрашивают они. И если они обладают над вами реальной властью, то чувствуют свою полную безнаказанность, чтобы использовать вас по своему усмотрению, и ни у кого нет никаких сомнений в том, что им это позволено. Пренебречь их желанием — это нарциссическая травма, которая может вызвать ярость и самоуверенную агрессию.

Убежденность в обладании правом — это наследие, оставшееся от эгоцентризма раннего детства (характерного для возраста одного-двух лет), когда дети испытывают естественное ощущение собственного величия, которое является существенной частью их развития. Это переходная стадия, и вскоре им приходится интегрировать свое самомнение и ощущение своей непобедимости, осознавая их истинное место в общей организации личности, включающей в себя уважение к другим. Однако в одних случаях раздутый пузырь собственной исключительности никогда не лопается, а в других — он лопается слишком резко и неожиданно, например, когда кто-то из родителей или воспитателей слишком пристыдит ребенка, или же им не удастся его успокоить, когда у него проснется чувство стыда. Либо переполненные чувством стада, либо искусственно от него защищенные, дети, чьи инфантильные фантазии постепенно не трансформируются в более сбалансированное представление о себе, — такие дети в отношении к другим никогда не преодолеют своей убежденности, что именно они являются центром вселенной. Такие дети могут стать сосредоточенными на себе «чудовищными правообладателями» («entitlement monsters»), социально некомпетентными и неспособными принести малейшие жертвы Самости, способствующие формированию взаимности в личных отношениях. Ребенок, не подвергнувшийся дефляции, превращается в высокомерного взрослого, ожидающего, что другие люди будут постоянно отзеркаливать его изумительную исключительность. Наделенные властью, они могут стать эгоистичными деспотами, которые пойдут по жизни, никого и ничто не принимая во внимание.

Как и стыд, ярость, которую вызывает фрустрация претензии на обладание правом, является примитивной эмоцией, с которой мы впервые научились справляться с помощью заботливых родителей. Нормальная нарциссическая ярость ребенка[15], возрастающая в процессе борьбы за власть в возрасте от восемнадцати до тридцати месяцев, — те самые «ужасные двойки[16]» — требует «оптимальной фрустрации», которая никогда не должна быть ни слишком унизительной, ни слишком угрожающей для формирующегося ощущения Самости ребенка. Если в этот период интенсивного возбуждения детям приходится сталкиваться с раздраженным, пренебрежительным или поддразнивающим родителем, образ родительского лица сохраняется в их развивающейся психике, и в будущем оттуда исходит стресс, который захлестывает их волной агрессивного бешенства. Более того, отсутствие родительского внимания на этой критической стадии развития может влиять на развитие функций мозга, сдерживающих агрессивное поведение, и тогда у ребенка на всю жизнь остаются проблемы, связанные с контролем над импульсами агрессии.

И наоборот, в оптимальных условиях развития в детской памяти зашифровывается «совершенно доступный» родитель, который принимает и сдерживает непослушное поведение, помогает детям справляться со своей яростью и стыдом, а также задерживать реакцию. «Достаточно хороший» родитель может выдержать сильные негативные чувства ребенка и обладает достаточным самоконтролем, чтобы не отыгрывать на ребенке свою мстительность. По существу ребенок интериоризирует сочувственное поведение родителя, и оно становится частью его собственного ощущения полноценности.

Но у нарциссической личности нет ощущения полноценности, когда он (или она) говорит: «Я достоин». Нарциссическая претензия на обладание правом не имеет ничего общего с подлинной самооценкой, в основе которой лежат реальные достоинства и истинная приверженность своим идеалам. Люди, которые претендуют на то, чтобы другие их уважали, но при этом не уважают других, или ожидают наград и поощрений, не прилагая никаких усилий, или желают жить, не испытывая ощущения дискомфорта, лишаются той энергии, которую они могли бы иметь, чтобы определять свою судьбу. По существу, они принимают пассивную роль и рассчитывают на то, что их сделают счастливыми потусторонние силы. Когда то, что они ожидают, не происходит в реальности, они ощущают бессилие. Заявляя о своем праве, они тем самым требуют для себя жизни в мире фантазий годовалого младенца. А потому не стоит удивляться их приступам ярости.

Претензия на обладание правом и сопутствующая ей ярость — это серьезный намек на задержку в здоровом развитии, которая именуется нарциссизмом.


Глава 4. Зависть | Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма | Глава 6. Эксплуатация







Loading...